04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЕРГЕЙ Я НЕ ВЕРЮ В СМЕРТЬ ТАЛАНТА КОЛТАКОВ:

Стародубец Анатолий
Опубликовано 01:01 08 Октября 2002г.
Он дебютировал 20 лет назад у Глеба Панфилова в "Валентине" - фильме, который до сих пор показывают по телевидению. Потом были главные роли в картинах Владимира Хотиненко "В стреляющей глуши" и "Зеркало для героя", у Вадима Абдрашитова в "Армавире", в "Летних людях" Сергея Урсуляка. В снятой по бабелевским рассказам картине "Искусство жить в Одессе" Колтаков сыграл короля налетчиков Беню Крика. Однако при всех удачах послужной киносписок Сергея ограничивается полутора десятками ролей, что не так уж много. Отдав многие годы театру Станиславского и чеховскому МХАТу, Колтаков не так давно заставил критиков говорить о необычной постановке шекспировского "Гамлета", где сыграл сразу три роли: Клавдия, самого Принца Датского и Призрака его отца.

- Сергей, глядя на вашу эмоциональную игру, невольно задумываешься о тех психологических перегрузках, которые испытывают актеры. Как удается их преодолевать?
- Наверное, Бог, распределяя человеческие силы, дает лицедеям чуть покрепче нервы, чем остальным. Перефразируя известную поговорку, можно сказать: что для артиста хорошо, то для обывателя - смерть. И потом, актер в роль входит же не сразу: шарах - и ты там. Это процесс...
Известны случаи, когда актеры после сыгранной роли испытывали потрясение, из которого пытались себя вывести алкоголем, наркотиками или с помощью психиатрии. Про себя не могу сказать, что я из тех, кто сходит с ума, но как-то справляюсь с ситуацией. Это часть профессии. Точно так же медик, вскрывая труп, приучает себя не падать каждый раз в обморок... Думаешь больше о том, как донести до зрителя характер персонажа, который на себя примеряешь.
- Одни актеры быстро переключаются из повседневности в образ, другим нужно более основательное время. А как у вас?
- По-разному. Но пусть моя "кухня" останется той самой тайной, которой и должна быть окутана жизнь актера. Иногда я сижу на диете, иногда объедаюсь. Мне свойственны колебания, рывки. Я не из тех, кто двигается по шоссе все время на одной скорости.
- Надеюсь, это не та причина, из-за которой вы мало снимаетесь сейчас?
- Я не могу себе позволить играть, например, в "Ментах". Хотя мне и в 80-е тоже приходилось от многого отказываться, но в последние годы темпы работы в кино стали уж слишком стремительными. Скорей, скорей, как-нибудь, левой ногой - сериалы лепят быстро. Даже персонажи теперь часто носят настоящие имена играющих их актеров. Современным исполнителям некогда перевоплощаться. Раньше такие "мальчики с улицы" просто тихо спивались. Теперь же вдруг убогое время обратило на них внимание, сделав знаменателем "нашего сегодня". Мне не хочется долго обсуждать состояние сериальной действительности. Совершенно очевидно, что ни для души, ни для актерской профессии эти поделки ничего дать не могут. Немного утешает мысль, что через несколько лет про такое "кино" никто не вспомнит.
- Вы не любите TV?
- Я не люблю его сегодняшний уровень. Наблюдая, кто там всем заправляет и кто отплясывает, понимаешь: есть времена, которые нужно вычеркивать из истории как национальный позор. Уверен, сегодняшнее TV надо закрыть, дать выпасть в осадок всей накопившейся нечисти - и потом только ввести в обращение заново.
"Большие корабли заводят в гавань, когда идет великая гроза". К сожалению, мы теперь не можем себя ассоциировать ни с великой грозой, ни с большим кораблем. Нас слишком растрепало - по всем составляющим. Мы открыли ящик, из которого полезло все: от самых чудовищных грехов и пороков до философских извращений.
- Вот вы бы и поспособствовали поднятию уровня телевидения. Но вас не встретишь в ток-шоу, а тем паче в рекламе. Хотя многие известные актеры осваивают эти жанры.
- С многими из этих людей я знаком. И понимаю, что они наконец-то нашли себя.
- По-вашему, эти актеры, начав работать на ТV, погибли для сцены и большого экрана?
- Думаю, это с ними случилось еще раньше. А следующим их шагом стал поход на телевидение. Но я не хочу осуждать этих людей. Для них это второе рождение, правда, уже в несколько ином качестве. Некоторых из них иногда приглашают сняться в кино, чтобы узнаваемое лицо добавило популярности картине. Но телеведущий все равно остается телеведущим, как он себя ни называет. Я не знаю ни одного приличного актера, который бы что-то вел на телевидении.
А насчет рекламы... У нас многие люди искусства живут не реальной, а выдуманной жизнью. Сравнивают свое существование с жизнью Европы или Америки. Дескать, были там и видели такую-то тамошнюю "звезду", рекламирующую то-то и се-то. Подобные сравнения так же нелепы, как попытки подобно Христу ходить по воде. Ничего не получится - утонешь. Ты сначала проживи жизнь на Западе и сумей состояться, потом сравнивай. Их бытие - другая планета.
- Вы это ощутили на себе?
- Я некоторое время жил и работал в Австралии. Там интересно и комфортно. Но по характеру я не склонен к долгим гастролям.
Опыт работы наших актеров на Западе, как правило, скудный и плачевный. Ребятам приходится играть черт знает что. Смешно смотреть на русских актеров, играющих забубенных, выдуманных русских идиотов или новых русских бандитов. На таких "русских" есть спрос в западном кино, потому что такими нас хотят видеть западные зрители. Конечно, за съемки там платят совсем иные деньги, чем здесь. Но часто у наших актеров к материальным мотивам примешивается еще и бескрылая мечта покорить Голливуд. А это уже совсем тупик. Там своих лицедеев хватает, и точно так же одно поколение поджимает другое. И каждый из них хочет состояться. Нам нет места в той борьбе. Иванов будет отбивать хлеб у Джека Николсона? Смешно.
- После своего возвращения на родину каким вам показался российский театр, всегда традиционно тяготевший к классике?
- Недавно посмотрел спектакль Петра Фоменко "Волки и овцы" по Островскому. Пусть это и старая, еще студенческая работа, но это настоящая классика. Настолько там все продумано и славно сделано. И вполне созвучно нынешнему дню. Но часто приходится видеть иную картину - желание некоторых режиссеров осовременить классику оборачивается ее опошлением.
Мы сейчас наблюдаем измельчание театрального искусства. Гиганты уходят. Каким великим был театр Товстоногова! Давайте честно признаемся, теперь БДТ - лишь марево, смутное воспоминание. Где теперь Таганка? Во что превратился Театр сатиры, где последняя сатира была лет пятнадцать назад? Все это лишь кажущееся тепло и кажущийся свет.
- На чей зов поработать вы бы сейчас откликнулись?
- На предложение государства, которое бы дало денег. Пусть власть наконец одумается и поймет, что интересы Отечества - это не пустые слова. Ведь нашим высокопоставленным чиновникам от культуры на этой земле и с этим народом жить и помирать.
- Сережа, а зачем вам деньги от государства?
- Я уже несколько лет занимаюсь драматургией. Поверьте, писательство - тяжкое занятие. Мой личный литературный портфель состоит из прозаических вещей, трех пьес и киносценария, по которому Володя Хотиненко снял фильм "Страстной бульвар", где я сыграл еще и главную роль. Я считаю, в моих пьесах есть бурные страсти и сильные характеры - как раз то, чего нынешней драматургии не хватает. Сейчас все уходят в поиски формы, которыми и стараются прикрыть свою несостоятельность. Для меня же форма - последнее дело.
А насчет денег... На них я бы создал собственную антрепризу, как Олег Меньшиков, где ставил бы и сам играл. Но пока с финансированием у меня проблемы.
- Значит ли это, что вы отвергли свою прежнюю жизнь и начали все с нуля?
- У меня нет оснований стыдиться своих работ в кино. Весь мой актерский опыт остался при мне. Если будет возможность, я с удовольствием сыграю что-то стоящее. ...Я не верю в смерть таланта. Он бессмертен, как и душа. Если она в человеке есть.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников