05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТА ПЕСНЯ ПРО ВИВАЛЬДИ...

Бирюков Сергей
Опубликовано 01:01 08 Ноября 2006г.
Скончался Поль Мориа... Говорят, во Франции уход из жизни прекрасного композитора и дирижера не очень заметили. Такое случается - у себя на родине человек, что называется, не пророк, тогда как в остальном мире он кумир. Те же французы, например, морщат нос, когда речь заходит о Мирей Матье: это у нас публика считает ее великой певицей, достойной сцены и Большого театра, и Кремлевского дворца, а в Париже забыли, когда вошедшая в возраст мадемуазель последний раз пела в "Олимпии"...

Примерно то же с Мориа. Нынешние французы изрядно удивляются, когда им рассказывают, что мелодия "Манчестер и Ливерпуль" в его обработке ежевечерне звучала в главной советской информационной программе "Время", сопровождая самую "смотрибельную" ее часть - прогноз погоды.
Кстати, Поля с Мирей многое связывало. 5 лет знаменитый композитор и аранжировщик писал песни для звонкоголосой звезды. Сам он считал этот период одним из наиболее плодотворных в своей жизни. А сравнивать было с чем - музыкант работал и с Далидой, и с Морисом Шевалье... Да для одного только Азнавура аранжировал 120 композиций!
Именно Мориа, будучи во главе своего Большого струнного оркестра, впервые привез Мирей Матье на гастроли в Россию в 1967 году. Рассказывают, французы произвели такое впечатление на лидера СССР Леонида Брежнева, что память об их выступлении сохранилась у генсека и через 11 лет. Когда оркестр и его бессменный шеф вновь приехали в Москву, их приняли по высшему разряду: семь концертов в зале "Россия", обед лично с Леонидом Ильичом...
В те дни состоялась и еще одна встреча - менее шумная, но зато принесшая неожиданный творческий результат: Мориа случайно услышал песню Виктора Берковского и Сергея Никитина "Под музыку Вивальди"... С тех пор эту мелодию в его исполнении знает весь мир. Рассказывает Сергей Никитин:
- Мы с Татьяной (постоянным партнером по дуэту, а тогда и женой. - С.Б.) зашли в Центральный дом работников искусств. Оказалось, что сейчас сюда подъедут музыканты оркестра Мориа - их тут кормили ужином. Работники ЦДРИ говорят нам: оставайтесь, ведь такой случай пообщаться... И мы остались. Нас попросили что-нибудь спеть - мы исполнили несколько вещей, и первой была песня "Под музыку Вивальди". К нашему удивлению, Мориа на нее, что называется, "запал" - попросил запись. На другой день мы пришли к нему в "Метрополь". Он живо интересовался - как мы живем, но представление о советских реалиях, видимо, имел весьма слабое. Например, спрашивал, поем ли в ночных клубах (это в Москве-то в 1978 году!). Или - сколько дисков мы выпустили (к тому моменту - ни одного), пишут ли о нас книги... А на прощание сказал: будете в Париже - приходите в гости. Мы вежливо поблагодарили, понимая, что вряд ли сможем воспользоваться его любезностью.
Тем не менее воспользоваться довелось. Прежде всего он пригласил нас на свой концерт, на который мы и не надеялись попасть - все билеты были давно распроданы. Вышло забавно: институт органический химии, где я тогда работал, послал группу сотрудников, в том числе меня, на овощную базу. Весь день мы перебирали гнилую капусту. Вечером, все еще благоухая этой капустой, я зачем-то заглянул на работу - и там меня огорошили: куда ты пропал, тебя с утра разыскивает по телефону Поль Мориа!.. Так мы стали его гостями в зале "Россия".
Вскоре Мориа прислал из Франции обещанный диск с его исполнением мелодии "Под музыку Вивальди". Правда, с первой попытки это ему не удалось - диск пропал где-то на почте. Тогда он вручил пластинку надежному человеку, и уж тот передал ее нам в руки... Не говорю о том, что само собой Поль все тщательно оформил через Всесоюзное агентство авторских прав, и к нам с Берковским потек какой-то ручеек отчислений.
А в 1988 году удалось побывать у Мориа в гостях. Мы были в Париже, набрались смелости, позвонили - и они с женой (она, кстати, участница французского Сопротивления во время войны) устроили обед с вином из собственного винограда, выращенного в их поместье на юге Франции. Поль удивил меня скромностью, сказав, что он - такой же музыкант, как и многие другие, просто ему повезло: рано, по сути еще в стенах Марсельской консерватории, смог собрать свой джаз-оркестр, который быстро достиг успеха...
К оркестрантам он относился с огромным уважением. Причем утверждал, что если лучшие трубачи - мексиканцы, то лучшие струнники - русские, их и старался набирать в свой коллектив. Вообще любил русскую музыку, особенно Рахманинова, Стравинского... Видел в их творчестве пример того, как популярную мелодию можно обработать с высшим композиторским мастерством, с безупречным вкусом. И сам этим вкусом обладал. Некоторые снобы говорят про его вещи: ну это для домохозяек... Я так не считаю. Мориа - большой композитор.
И знаете, в эти дни мне хочется чаще петь "Под музыку Вивальди". В память Берковского, которого уж год как нет. В память Мориа...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников