Откуда дровишки?

Квартира Анастасии Кисегач - главврача из сериала «Интерны» - невольно навевает на мысль, а на трудовые ли доходы она куплена

Представления о «нормальной» жизни, подающиеся в наших сериалах, закрепляются в неокрепших молодых умах


Вот все говорят, что тупые российские сериалы никто, кроме домохозяек, не смотрит. Это не так. Можно с уверенностью утверждать, что постоянными потребителями данного контента являются наши чиновники. А где еще они черпают представление о своем электорате?

Помните, как пару лет назад спикер Совфеда дала студентам мудрый совет: не связываться с общежитием, а купить квартиру: ну пусть для начала небольшую, метров 50. Народ дружно поржал над столь наивным представлением о его, народа, благосостоянии. Также все были воодушевлены искренним смехом одного из вице-премьеров, узнавшим, что на жилплощадь в 20 «квадратов» находится немало желающих.

А на днях стало известно о вводе в эксплуатацию 11-метровых квартир. Наученные реакцией неблагодарной черни, чиновники промолчали. Зато ведущие некоторых информационных программ подали эту информацию с откровенной издевкой, стилизуя манеру своей речи под шаблоны времен ЦТ СССР: «Конструкторы сумели заострить внимание на решении обыденных, но таких важных для каждой ячейки общества проблем, — с пафосом звучало в эфире «России 24». — Сколько квадратных метров нужно домохозяйке, чтобы приготовить обед? Какое пространство дает возможность свободно вытираться банным полотенцем? Сколько сантиметров нужно, чтобы переодеть обувь? Сколько полок для белья необходимо во встроенном шкафу и сколько смен самого белья требуется?» И правда, обхохочешься.

Как же живут в представлении политической элиты и федеральных каналов обычные люди? А так, как герои сериалов. Разумеется, не фантастических и не ретро, не тех шаржированных опусов, которыми стали в последнее время баловаться платные сервисы, а персонажи идущих на «Первом», «России», «ТВ-Центре» мелодрам и произведений прочих жанров о буднях медиков, педагогов, полицейских и других категорий тружеников.

Место, где обитает экранный герой, всегда имело важнейшее значение для его характеристики. Георгий Иванович (он же Гоша, он же Гога) имел комнату в коммуналке, что вполне соответствовало его социальному статусу. И будь он слесарем не пятого, а 105-го разряда, все, что ему светило, — это «однушка» в панельной новостройке где-нибудь в Чертаново. А вот Катя Алентовой благодаря пресловутому статусу прописалась на несравненно лучшей жилплощади в престижном доме, которые в те славные времена называли «генеральскими». Но при этом ее квартира вполне укладывалась в представление рядовых соотечественников о том, на что вправе рассчитывать директор комбината. Любой въедливый зритель мог нарисовать план ее просторных двухкомнатных хором. Так же как и планы типовых квартир из других фильмов. И если дорогая обстановка в них вызывала удивление, то лишь в одном аспекте: где удалось добыть столько дефицита?! Если же на экране появлялось что-то выходящее за рамки обывательского представления о богатстве, то это означало: нам показали жулика, барыгу, взяточника — редиску, одним словом.

Теперь не то. Теперь что ни герой, то впечатляющее жизненное пространство, количество комнат в котором прикинуть на глазок не представляется возможным. С одной стороны, вроде все нормально. Мы знаем, какие дворцы покупают себе состоятельные люди. И когда, скажем, персонаж Страхова из «Знахаря» владеет двухуровневой квартирой, не удивляемся: он же гениальный хирург в дорогой клинике — может себе позволить. То же с виллами сериальных олигархов. Но когда молодой герой с непонятным социальным статусом на «Ягуаре» привозит провинциальную Золушку в свой пентхаус, поневоле хочется задать вопрос: юноша, откуда «дровишки»? Тот же интерес вызывает и 20-летняя длинноногая героиня, обитающая в нехилых апартаментах «Москва-Сити». Может, они директоры компаний? Преуспевающие адвокаты? Нет, парень просто работает неизвестно где. Девушка — менеджер в офисе. Так и тянет спросить о размерах зарплаты, да неловко. Подобное считается признаком дурного тона.

В западных фильмах то и дело можно услышать: «Я в неделю получаю столько-то, больше, чем Джон». У нас о деньгах говорят только бандиты, когда требуют выкуп. О сумме заработной платы — никто и никогда. Вот и герои «Скорой помощи», идущей сейчас на НТВ, обсуждают любые проблемы, только не размер окладов. Видимо, на отдельно взятой подстанции неотложки, где они вкалывают, с этим все в порядке. О чем свидетельствуют опять-таки принадлежащие медикам респектабельные квартиры с евроремонтом.

Но представления о «нормальной» жизни, сформированные отечественными сериалами, намертво въелись в голову не только чиновников, но и многих неокрепших молодых умов. Неслучайно же юные старлетки, появившись в паре сериалов, уже торопятся продемонстрировать фотографам глянцевых журналов интерьеры своих роскошных «гнездышек». Так и тянет задать вопрос об источнике благосостояния: неужели за «мыло» так много платят? Да нельзя-с, некрасиво.

Тут вот недавно Малахов выпуск своего «Прямого эфира» посвятил светским львицам, которые считают незазорным помимо съемок и рекламы на страничках своих блогов подрабатывать, как это определил Андрей, эскортом. Что тут началось! Рвали и метали даже те модные красавицы, чьи имена не были упомянуты. Может, тут и кроется ответ на вопрос про «дровишки»?



В Госдуме предложили восстановить прежний пенсионный возраст для жителей Дальнего Востока. Ваше мнение по этому поводу.