03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЕТИ БАНКРОТСТВА

Кобылкина Ирина
Опубликовано 01:01 08 Декабря 2004г.
Минэкономразвития подготовило поправки к законодательству, которые должны ужесточить уголовную ответственность за преднамеренное банкротство предприятий. Но махинаторы не особенно испугались. Подобные преступления пустили такие глубокие корни, что только репрессивными мерами с этим злом не справиться.

Год назад глава кооператива "Печник" Искитимского района Новосибирской области Н. Захаров заключил договоры на ремонтно-строительные работы с неким ООО "Сибирь-Престиж". Перечислил в качестве предоплаты 749 тысяч 620 рублей, но ремонта так и не дождался. В результате "Печник" оказался неплатежеспособным. Однако во время проведения процедуры банкротства выяснилось, что "незадачливый" хозяин потерпевшего фиаско предприятия одновременно был одним из учредителей ООО, обманувшего "Печника". А задумал он эту операцию, чтобы не возвращать деньги другим кредиторам - мол, самого "развели на бабки". Афера в данном случае не удалась, и вместо сочувствия делец сел на два года.
Подобными делами завалены арбитражные суды и следственные органы. По информации Минэкономразвития, их в производстве более 31 тысячи. Но в подавляющем большинстве случаев те, кто таким образом сколачивает порой миллиардное состояние, в итоге оказываются неподсудны.
В России с началом приватизации преднамеренные банкротства стали одним из инструментов передела собственности. Очень скоро эти преступления приобрели такие масштабы, что в принятом в 1997 году Уголовном кодексе пришлось ввести статью, предусматривающую уголовную ответственность: за неправомерные действия при банкротстве - до двух лет лишения свободы, за преднамеренное и фиктивное - до шести. Конфискация имущества не предусматривалась, а только штраф - максимум до 300 тысяч рублей. А ведь, как известно, при переделе собственности крупных предприятий на кону - миллиарды. Почему же столь мягкое наказание? Вместо ответа специалисты правоохранительных органов только вздыхают: "А что, разве за захват крупных предприятий кто-нибудь сел?" Получается как в анекдоте: "За украденную курицу можно оказаться на Севере, а за украденное предприятие - в Лондоне".
Оказывается, по закону под суд можно отдать только физическое лицо. Если юридическое лицо представлено советом директоров, то кого привлекать к ответственности? А бывает, за инициирование процедуры банкротства голосует даже общее собрание акционеров. Тогда вообще концы в воду. Вычислить злой умысел в принципе можно, а вот доказать вину практически нереально. Для возбуждения уголовного дела необходимы документы, а их у акционерного общества нельзя получить, пока уголовное дело не возбуждено. Так круг и замыкается.
Как вообще банкротят "по заказу"? Например, вокруг нормально работающего предприятия создают фирмы-однодневки, зарегистрированные на того же хозяина, "преданных людей" или вообще по подложным документам. На их счета предприятие переводит деньги в качестве платы по фиктивным договорам. Спустя время активы уходят, предприятие становится неплатежеспособным. Вот тут ловкачи из "фирмочек" бегут в суд - мол, не платят нам, помогите взыскать недоимку. Дальше запускают процедуру банкротства, а для "оздоровления" назначается временный управляющий из "своих". Он и добивает предприятие.
Подобных дел сейчас так много, что разобраться со всеми не хватает ни времени, ни специалистов. Кроме того, дельцы нанимают опытных консультантов. Дело может находиться в производстве не больше двух лет, поэтому его под любыми предлогами затягивают - то документы не могут найти, то адвокаты без конца бюллетенят. К тому же фиктивное банкротство готовится не один месяц - махинации начинают проводить загодя. А на их расследование тоже существует "срок давности". В общем, часики тикают. А вышло время - дело закрывается.
Дабы не помогать нечистым на руку "начинающим" дельцам, мы оставим "за кадром" иные способы преднамеренного банкротства. Скажем лишь, что от этих преступлений, махинаций страдают не только предприниматели, но и простые граждане.
- Даже если банкротят частное предприятие, государство и общество в проигрыше, - говорит заместитель начальника отдела по делам о преступлениях в сфере экономики и компьютерной информации контрольно-методического управления Следственного комитета при МВД России Сергей СЕРГЕЕВ. - Это даже если не учитывать, что в частном предприятии у государства может быть вполне реальный имущественный или коммерческий интерес. Например, несколько лет назад одна из киностудий, разместившаяся в центре Москвы, много задолжала своим кредиторам. Так внешний управляющий умудрился в погашение долгов отдать... принадлежащее государству здание. По факту злоупотребления полномочиями этим внешним управляющим, естественно, возбудили уголовное дело, но попытки вернуть госсобственность пока успехом не увенчалась.
- Получается, через преднамеренные банкротства госсобственность уходит в частные руки?
- Под предлогом банкротства уводятся деньги, преступно перераспределяют недвижимость, любые иные материальные ценности. Например, кредиты, которые бывают не только денежные, но и товарно-сырьевые. Скажем, государство выделяет предприятию для нужд производства металл, якобы остро ему необходимый. Однако он даже до цехов и складов завода не доходит, а прямо с колес уходит за рубеж. Делается это опять же через "фирмы-присоски", которые забирают всю прибыль. А проблемы и долги остаются предприятию, которое в итоге становится банкротом. Государство потом с огромным трудом возвращает этот "металлический" кредит.
- А что же чиновники, которые за это в ответе?
- Кто-то подался в бега за рубеж. С учетом размера наворованного это не сложно. Остальные делают круглые глаза - мол, хотели как лучше, да вот не получилось - с кем не бывает? Бизнес - дело рисковое...
- Что же у нас государство такое нерачительное?
- Государство - это люди. Многих действительно вводят в заблуждение. Но часто в таких случаях имеет место коррупция.
- Что делать, чтобы эффективней противостоять злу?
- Если наше уголовное законодательство стоит на страже прав человека, то нельзя забывать, что потерпевшие от преступлений - тоже люди, чьи права надо защищать. Поэтому необходимо в этом направлении совершенствовать законодательство. Также пора целенаправленно решать проблемы образовательного, организационного и финансового характера, имеющиеся в системе органов предварительного следствия. Это позволит им эффективнее бороться с фиктивными банкротствами.
ЭТО ФАКТ
В 2003 году в России выявлено 451 криминальное банкротство. Ущерб составил более 2 миллиардов рублей.
В первом полугодии 2004 года совершено 418 таких преступлений, причем 94 процента - в крупном размере. Ущерб - свыше 3 миллиардов рублей.
Республика Башкортостан 17 1
Алтайский край 14 1
Краснодарский край 18 4
Ставропольский край 20 8
Волгоградская область 21 4
Курская область 10 0
Московская область 12 4
Новосибирская область 14 5
Омская область 31 2
Пермская область 11 4
Свердловская область 14 2
Тамбовская область 18 7
Тюменская область 15 0
Не возбуждено ни одного дела о преднамеренных банкротствах в Камчатской, Костромской, Орловской областях, республиках Дагестан, Чечня, Тыва, Северная Осетия-Алания.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников