05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДЕЛО БУДАНОВА: ТОЧКА ИЛИ МНОГОТОЧИЕ?

Карамышева Людмила
Опубликовано 01:01 09 Января 2003г.
За время, что длился суд, начавшийся в феврале 2001 года, внешне очень изменился обвиняемый - полковник Буданов.

В начале процесса у него был живой, заинтересованный взгляд. Из-за прутьев клетки в свободные минуты он успевал перекинуться шуткой-другой с журналистами. Уже через год, к середине процесса, стал замкнутым, предпочитал отмалчиваться на вопросы судьи, взгляд стал совершенно отсутствующим. В декабре минувшего года, после очередного длительного перерыва в процессе, Буданова вообще было не узнать. Осунулся, оброс бородой, а его взгляд и вовсе потерял осмысленность. Полковника раздражали все - адвокаты потерпевшей стороны, с которыми он вступал в открытую перепалку с оскорблениями, после чего судья был вынужден объявить перерыв. Однажды, попросив слова, он так и не смог выразить мысль до конца - перескакивал с одной недоговоренной фразы на другую. При этом повысил голос на судью, накричал на своих же адвокатов. Не случайно эксперты перед оглашением итогов последней экспертизы, проведенной на базе Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В. Сербского, попросили суд об удалении из зала Юрия Буданова. По их мнению, документ мог исключительно негативно повлиять на состояние его психического здоровья, и без того вызывающего обоснованную тревогу у врачей.
Суд наконец вынес решение. Основываясь на выводах экспертов, он признал Буданова невменяемым на момент совершения преступления и освободил его от уголовной ответственности по предъявленным ранее статьям обвинения. Кроме того, вынесено определение о применении к нему принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа.
Но выводы суда вызвали неоднозначную реакцию. Некоторые полагают, что военные, дабы не запятнать собственные мундиры, всячески содействовали уводу от ответственности своего товарища. С другой стороны, если Буданов - не преступник, а психически нездоровый человек, почему потребовалось почти три года (полковник находится под стражей с марта 2000 года), чтобы наконец установить это? Неужто в стране дефицит квалифицированных психиатров?
И наконец, еще один важный вопрос. Как могло случиться, что командование полком доверялось человеку, психика которого, по заключению военных медиков, имела стойкие нарушения уже в октябре 1999 года? Многие из возникающих вопросов до вступления решения суда в законную силу пока остаются открытыми. В попытках найти на них ответы стоит обратиться к материалам дела. К примеру, известно, что однажды Буданов заметил беспорядок в офицерской палатке. "Еще раз увижу подобное - взорву!" - предупредил он сослуживцев. Те и подумать не могли о буквальном смысле угрозы. Буданов нагрянул с проверкой еще раз и... бросил гранату, взорвав палатку вместе со всем содержимым. Офицеры едва успели выскочить. За два месяца до трагического случая с Эльзой Кунгаевой, сообщили корреспонденту "Труда" в Северо-Кавказском окружном военном суде, Буданов, находясь в отпуске, едва не выбросил с балкона собственного ребенка - за какую-то мелкую провинность. И наконец, известен факт - при задержании он отказывался подчиниться приказу о сдаче оружия и выстрелил себе в ногу...
Фактов неадекватного поведения полковника можно было бы привести и больше. Травма черепа, четыре контузии, длительное нахождение в стрессовой ситуации, связанной с участием в контртеррористической операции, - все это, безусловно, не могло пройти бесследно. Председательствовавший на процессе полковник юстиции Виктор Костин отметил в беседе с корреспондентом "Труда", что в последние годы дела, подобные делу Юрия Буданова, встречаются все чаще. Расстрел сослуживцами своих товарищей, немотивированное употребление физической силы, избиение офицером ослушавшегося подчиненного и т.д.
По существующему положению, обязательное ежегодное психиатрическое обследование здоровья проходят в нашей армии лишь командующие войсками округов. На офицеров более низкого ранга это положение не распространяется. Они подлежат медицинскому обследованию, так сказать, общего плана. Вот почему Северо-Кавказский окружной военный суд вынес частное определение в адрес Министерства обороны РФ о том, что вовремя не был выявлен факт хронического психического расстройства полковника Юрия Буданова.
Тем не менее, похоже, что в деле Буданова точку ставить рано. Решение суда намерена оспаривать потерпевшая сторона. А гособвинитель не признал доводы экспертов убедительными и требовал наказать Буданова по всем предъявленным статьям обвинения - приговорить его к 12 годам лишения свободы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников