10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СВЯТОЕ СЕМЕЙСТВО

Карамышева Людмила
Опубликовано 01:01 09 Января 2003г.
Рос Ваня Осяк в семье, где небольшой уютный домик с утра до вечера был наполнен голосами его 13 братьев и сестер. Родители, люди глубоко верующие, жили в большой любви, дети не помнят их ссор. Отец и мать считали, что детей в семье должно быть столько, сколько посылает Господь. Зарабатывал один отец - сапожным ремеслом, поэтому с деньгами всегда было туговато. Детвора трудилась в огороде и поле, дома по хозяйству, рыбакам помогала тащить сети. А те одаривали ребятню рыбой.

Школа запомнилась Ивану недобро. Учителя заставляли его и братьев надевать пионерские галстуки, которые они отродясь не носили. Насмешливые одноклассники мелом рисовали на спинах братьев кресты, обзывали "крестоносцами".
До начала горбачевской перестройки оставалось 10 лет, официальные органы строго ограждали молодежь от церкви. Во время праздничных богослужений устраивались милицейские кордоны, парней и девчат буквально за шиворот вытаскивали из храмов. И тем не менее он и его четверо братьев впоследствии стали священниками, а трое сестер - Анна, Людмила, Таисия - вышли замуж за священнослужителей. Когда в детстве их спрашивали, кто учит их молитвам, дети отвечали: "Дед и бабушка". Выдавать родителей было нельзя, в те годы за это их могли лишить родительских прав.
По большому счету, дети не лгали, потому что корни глубокой веры ведут к более старшему поколению Осяков. В семье передается история чудесного выздоровления деда Ильи. В 27 лет он тяжело заболел и... умер. Сердце не прослушивалось, дыхания не было. На третий день его стали готовить к погребению, а Илья вдруг пошевелился, открыл глаза и встал из гроба! Как сам рассказывал, во время забытья видел тоннель и светлую комнату в конце его. Слышал голоса, решавшие между собой, кого куда отправлять - в рай или в ад.
После того случая вера Ильи в Бога стала еще крепче. И когда позже большевики решили разрушить храм, который был в их селе, он вместе с женой грудью встал против вандалов. Реакция последовала незамедлительно. Морозной ночью к ним пришли люди из НКВД в черных кожанках и прямо в снег выбросили семью с 13 ребятишками - мал-мала меньше. Окна и двери дома заколотили досками. Под страхом жестоких расправ односельчанам запретили принимать у себя семью. Илью, как "церковного мракобеса", на десять лет выслали в Сибирь. Но нашлась добрая душа, баба Маня, которая приютила у себя женщину с детьми. Больше половины малышей в тяжелые тридцатые годы погибли - не спасли картофельные очистки, которые тайком носила соседка.
В армии Иван Осяк служил связистом в Славянске-на-Кубани. Когда во время увольнительной гулял с товарищами по парку, среди бойких подруг заметил скромную, стеснительную девчонку. Внимательный взгляд не подвел - Надя оказалась из семьи, где чтут Бога, за стол не садятся, не прочитав молитвы. В семье растет немало детей - семеро. И еще одно совпадение - их отцы родились в один день - 4 апреля 1922 года. Надежде было 17, Ивану - на два года больше. Несмотря на юный возраст невесты, их беспрепятственно обвенчали в церкви, где молодых людей прежде не раз видели вместе. В 18 лет Надежда подарила супругу первенца. Через несколько лет в семье детишек уже было пятеро. Жили в чудесном согласии, не то, что произносить злое слово - тон не принято повышать.
Однажды вечером отец Иоанн помолился Богу, попросил о помощи - пятую кроватку недавно родившегося Саши едва удалось втиснуть в старый тесный домишко. Прошло несколько дней. Иоанн и Надежда всего на час отлучились из дома, нужно было проведать больную мать, жившую неподалеку. Возвращаются, а дома нет - сгорел дотла. Как потом выяснилось, 4-летняя Оля решила сварить обед, подожгла скатерть... Всех пятерых ребятишек - старшему пять лет, младшему шесть месяцев - успела вынести из горевшего дома соседка.
Сгорело все, вплоть до зимних вещей. За окном стоял октябрь. Детей увезла "скорая" - за здоровье двух самых маленьких, которые дыму и гари наглотались больше остальных, весьма опасались врачи. Предупредили: "Спасти их практически невозможно". В три часа ночи Иоанн и Надежда встали на колени: молили Господа о спасении детей. Наутро врачи, которые почему-то долго не появлялись в приемном покое ("Может, уже все, конец?" - в страхе подумала Надежда), объявили, что ночью, приблизительно в три часа, произошел чудесный перелом в течении болезни. Дети задышали нормально, их теперь переведут в обычную палату и, возможно, скоро выпишут.
А Надежда уже носила под сердцем шестого ребенка. "Его ни в коем случае нельзя рожать, вы пережили огромный стресс, который негативно отразится на здоровье малыша, - убеждала ее врач-гинеколог. - Мы можем сделать искусственные роды".
Через два месяца после пожара они въехали в новый двухэтажный дом - 31 декабря. После, сидя за рождественским столом, отец Иоанн и матушка вслух высказали мысль о том, что Господь не посылает испытаний не по силам. Через небольшой промежуток времени родился совершенно здоровый малыш - Вовочка.
Спустя полгода, будто в награду за перенесенные испытания, пошли радостные события. В апреле 1990-го Иоанн стал служить дьяконом, а на Троицу, в июне, получил приход в селе Ряженом, недалеко от Ростова-на-Дону. Однажды ростовские прихожане обратились к нему с просьбой: "В нашем районе есть свободное место, куда со всей округи свозят мусор. А вот храма нет. Приходится ездить далеко". Отцу Иоанну в ту пору было чуть больше 30, храмов никогда не строил, посчитал себя неготовым, о чем и сказал в Епархии. Но Господь и тут подал ему знак. Неожиданно тяжело заболела 4-летняя дочь Лена. Ребенок, буквально час назад спокойно игравший, вдруг посинел, захрипел, стал терять сознание. Надежда влетела в комнату, когда Иоанн делал дочери искусственное дыхание "изо рта в рот". Буквальным образом вдохнул в нее жизнь. Девочка открыла глаза. Врачи потом сказали - если бы не эта своевременная помощь, ее вряд ли удалось спасти. Иоанн расценил поданный Богом знак как сигнал к тому, что он не должен был отказывать в просьбе прихожанам. Он начал строить храм Сергия Радонежского. Расчищая под него площадку, пришлось вывезти 20 грузовиков мусора.
Другой храм, Серафима Саровского, вознесся золочеными куполами к небу всего лишь за четыре года. Его фундамент, который не успели разрушить большевики, пришлось разыскивать долго. Сейчас там отделывают иконостас, который по красоте превосходит многие другие в церквах Ростова-на-Дону. Последнее детище отца Иоанна - огромный Свято-Троицкий храм, способный вместить 2,5 тысячи человек. Стены уже подведены под крышу...
В доме Осяков, не очень просторном для столь большой семьи, есть две спальни - для девочек и мальчиков. 13 кроватей в них не поместились бы, поэтому спят по трое-четверо на разложенных на ночь диванах. На обед матушка Надежда варит каждый день двухведерную кастрюлю борща. Овощи использует свои, дружно выращиваемые на даче. В доме идеальная чистота. Убирают, моют, трут здесь каждый день даже малыши. В субботу - генеральная уборка с отодвиганием шкафов и диванов. Обязанности строго распределены. 14-летний Женя и 12-летний Вова убирают в доме, Леша, которому 15 лет, - во дворе. Самый старший, Ваня (ему уже 18), учится в духовном училище. Прекрасно водит машину, разбирается в сантехнике, может починить электропроводку. Лена, Маша и Таня (им соответственно 9, 7 и 5 лет) с удовольствием помогают маме на кухне. Дети хорошо учатся, старшие помогают младшим с уроками. В доме принято, как было прежде в российских семьях, к родителям обращаться на "Вы". Посты соблюдаются строго, по субботам и воскресеньям всей дружной семьей отправляются в церковь. "Дома они шалят, как все дети, а из церкви возвращаются совсем другими - спокойными, уравновешенными", - рассказывает Надежда.
На прощание задаю вопрос детям: "Кем хотите стать?". Мальчики, все без исключения, ответили: "Священником, как папа". Девочки, не задумываясь, сказали: "Матушкой, как наша мама". Промолчала лишь двухлетняя Аня, с лицом прелестной куколки. За нее ответили сестры: "Наша Аня хочет быть ангелом".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников