18 октября 2017г.
МОСКВА 
8...10°C
ПРОБКИ
2
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 57.27   € 67.36
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЕСЛИ ТВОЙ ДОМ ИЗ СТЕКЛА

Степанов Андрей
Опубликовано 01:01 09 Февраля 2000г.
То, что к власти в одной из не худших стран европейской демократии, а именно - Австрии, пробились, правда, в коалиции с консерваторами, ультраправые националисты, вызвало переполох в общеевропейском доме - Евросоюзе.

Посыпались обвинения в неофашизме, заговорили об угрозе демократическим ценностям, против австрийского правительства, ставшего по воле австрийских же избирателей изгоем в благородном семействе, вводятся карательные санкции.
Ультраправые националистические силы в послевоенный период всегда были на периферии политического спектра, хотя порой скандально будоражили электорат, как, скажем, Жан-Мари Ле Пен во Франции. Однако с бурной интернационализацией экономики, резким усилением миграционных потоков в рамках единой Европы ситуация стала меняться.
Наплыв рабочей силы из Африки и Ближнего Востока в последние десятилетия привел к серьезным социально-демографическим последствиям. Иммигранты африканского, арабского, турецкого, албанского происхождения заполонили европейские столицы и промышленные центры. Лишь относительно небольшая часть из них, в основном во втором поколении, смогла интегрироваться в общество тех стран, куда они приехали в поисках лучшей доли. Большинство же формирует своеобразные гетто, микросреду, грозящую размыть традиционную социальную, культурную, а теперь все больше и политическую ткань окружающего общества. Внутри него постепенно разрастается параллельный, во многом чуждый коренному социальный пласт с другой культурой, структурой, морально-этическими ценностями и языком.
Либеральные европейские законы, облегчавшие натурализацию и смену гражданства, дали иммигрантам возможность создать своеобразный плацдарм. А затем в дело вступили демографические факторы. Неевропейское население стало прирастать ускоренными темпами. Пока дешевая рабочая сила приводила в движение и смазывала колеса европейской промышленности, коммунального хозяйства городов, с таким явлением мирились. Однако научно-техническая революция упразднила множество трудоемких отраслей, использовавших неквалифицированный труд. Многие предприятия закрылись и перестроились, а осевшие иммигранты оказались лишними и формируют теперь очаги безработицы, бедности, отчуждения, отчаяния и, как следствие, потенциального насилия, которое время от времени прорывается наружу стихийными бунтами.
Кое-где, скажем в Великобритании и Германии, опомнившиеся законодатели начали возводить юридические барьеры перед новыми искателями счастья, но, похоже, ситуация уже выбилась из-под контроля. Бывшие колонии берут своеобразный реванш у бывших метрополий. Самобытность национальных квартир европейского дома оказалась под угрозой. И не только самобытность - иммигранты заняли и монополизировали большие ниши рынка рабочей силы, жестко конкурируя с местными отрядами трудящихся, стремятся захватить новые сферы. Получившие же местное гражданство пользуются всеми социальными благами, фактически по многим параметрам оставаясь за рамками этого общества. Например, в Германии при нынешнем 12-процентном уровне безработицы насчитывается почти 7 миллионов иммигрантов. Примерно такое же положение во Франции, Бельгии, Великобритании, Италии.
В ответ на афро-азиатский вызов растут антагонизм и сопротивление значительных слоев титульных наций. Пока благодаря демократическим институтам и традициям, а также достаточно благоприятной экономической конъюнктуре удается сдерживать нарастающее напряжение, но искры уже проскакивают. Где-то это принимает форму отказа от безвизового режима передвижения, как, скажем, в Бельгии, а где-то - прихода к власти вполне демократическим способом ультраправых националистов под лозунгом "Австрия для австрийцев". В недалеком будущем не исключен в общенациональном масштабе и успех тех, кто выдвигает аналогичные лозунги во Франции и в Бельгии.
Не на шутку обеспокоенный европейский обыватель, видимо, начинает сознавать, что постепенные количественные изменения демографической картины Старого Света неизбежно ведут к качественному сдвигу во всей общественно-политической жизни. И если печальный опыт Косово пошел ему не впрок, предположим, что однажды афро-азиатское большинство населения французского Марселя проголосует за образование марсельской республики. Что с этим будут делать в Париже? Пример Австрии в этом смысле не просто урок, а, скорее, предупредительный звонок или первая ласточка. Общий дом европейской демократии оказался из стекла, и, прежде чем лихо разбрасывать по сторонам камни-обвинения в отсутствии демократии и ущемлении прав человека, его хозяевам стоило бы обратить внимание на хрупкость всей конструкции.


Loading...

Почему лидер Каталонии отложил провозглашение независимости от Испании?
ЭКСТРЕННЫЙ СБОР НА ПРОТИВОРЕЦЕДИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ НЕЙРОБЛАСТОМЫ IV СТЕПЕНИ, ВЫСОКОЙ ГРУППЫ РИСКА!!! Мишаева Ксюша, 2.5г.