28 сентября 2016г.
МОСКВА 
7...9°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.95   € 71.57
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЕСЛИ ТВОЙ ДОМ ИЗ СТЕКЛА

Степанов Андрей
Опубликовано 01:01 09 Февраля 2000г.
То, что к власти в одной из не худших стран европейской демократии, а именно - Австрии, пробились, правда, в коалиции с консерваторами, ультраправые националисты, вызвало переполох в общеевропейском доме - Евросоюзе.

Посыпались обвинения в неофашизме, заговорили об угрозе демократическим ценностям, против австрийского правительства, ставшего по воле австрийских же избирателей изгоем в благородном семействе, вводятся карательные санкции.
Ультраправые националистические силы в послевоенный период всегда были на периферии политического спектра, хотя порой скандально будоражили электорат, как, скажем, Жан-Мари Ле Пен во Франции. Однако с бурной интернационализацией экономики, резким усилением миграционных потоков в рамках единой Европы ситуация стала меняться.
Наплыв рабочей силы из Африки и Ближнего Востока в последние десятилетия привел к серьезным социально-демографическим последствиям. Иммигранты африканского, арабского, турецкого, албанского происхождения заполонили европейские столицы и промышленные центры. Лишь относительно небольшая часть из них, в основном во втором поколении, смогла интегрироваться в общество тех стран, куда они приехали в поисках лучшей доли. Большинство же формирует своеобразные гетто, микросреду, грозящую размыть традиционную социальную, культурную, а теперь все больше и политическую ткань окружающего общества. Внутри него постепенно разрастается параллельный, во многом чуждый коренному социальный пласт с другой культурой, структурой, морально-этическими ценностями и языком.
Либеральные европейские законы, облегчавшие натурализацию и смену гражданства, дали иммигрантам возможность создать своеобразный плацдарм. А затем в дело вступили демографические факторы. Неевропейское население стало прирастать ускоренными темпами. Пока дешевая рабочая сила приводила в движение и смазывала колеса европейской промышленности, коммунального хозяйства городов, с таким явлением мирились. Однако научно-техническая революция упразднила множество трудоемких отраслей, использовавших неквалифицированный труд. Многие предприятия закрылись и перестроились, а осевшие иммигранты оказались лишними и формируют теперь очаги безработицы, бедности, отчуждения, отчаяния и, как следствие, потенциального насилия, которое время от времени прорывается наружу стихийными бунтами.
Кое-где, скажем в Великобритании и Германии, опомнившиеся законодатели начали возводить юридические барьеры перед новыми искателями счастья, но, похоже, ситуация уже выбилась из-под контроля. Бывшие колонии берут своеобразный реванш у бывших метрополий. Самобытность национальных квартир европейского дома оказалась под угрозой. И не только самобытность - иммигранты заняли и монополизировали большие ниши рынка рабочей силы, жестко конкурируя с местными отрядами трудящихся, стремятся захватить новые сферы. Получившие же местное гражданство пользуются всеми социальными благами, фактически по многим параметрам оставаясь за рамками этого общества. Например, в Германии при нынешнем 12-процентном уровне безработицы насчитывается почти 7 миллионов иммигрантов. Примерно такое же положение во Франции, Бельгии, Великобритании, Италии.
В ответ на афро-азиатский вызов растут антагонизм и сопротивление значительных слоев титульных наций. Пока благодаря демократическим институтам и традициям, а также достаточно благоприятной экономической конъюнктуре удается сдерживать нарастающее напряжение, но искры уже проскакивают. Где-то это принимает форму отказа от безвизового режима передвижения, как, скажем, в Бельгии, а где-то - прихода к власти вполне демократическим способом ультраправых националистов под лозунгом "Австрия для австрийцев". В недалеком будущем не исключен в общенациональном масштабе и успех тех, кто выдвигает аналогичные лозунги во Франции и в Бельгии.
Не на шутку обеспокоенный европейский обыватель, видимо, начинает сознавать, что постепенные количественные изменения демографической картины Старого Света неизбежно ведут к качественному сдвигу во всей общественно-политической жизни. И если печальный опыт Косово пошел ему не впрок, предположим, что однажды афро-азиатское большинство населения французского Марселя проголосует за образование марсельской республики. Что с этим будут делать в Париже? Пример Австрии в этом смысле не просто урок, а, скорее, предупредительный звонок или первая ласточка. Общий дом европейской демократии оказался из стекла, и, прежде чем лихо разбрасывать по сторонам камни-обвинения в отсутствии демократии и ущемлении прав человека, его хозяевам стоило бы обратить внимание на хрупкость всей конструкции.


Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.