25 апреля 2018г.
МОСКВА 
11...13°C
ПРОБКИ
2
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 61.66   € 75.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Что-то не то впадает в Каспийское море

Скромное жилище врио премьер-министра Дагестана Абдусамада Гамидова. Фото: globallookpress.com
Александр Дмитриев
Опубликовано 00:02 09 Февраля 2018г.

О беспредельном чиновничьем воровстве и повсеместном взяточничестве в Дагестане можно слагать легенды


Знаменитый премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю охотно давал советы, как победить коррупцию: «Начните с того, что посадите трех своих друзей. Вы точно знаете за что, и они знают за что». В России тоже все обо всем знают. Даже сочинили анекдот: «Если зайти в кабинет чиновника со словами: «Вы арестованы», — хозяин не удивится, а только спросит: «За что именно?»

Вот и арестованный в понедельник врио премьер-министра Дагестана Абдусамад Гамидов заявил, что накануне знал о готовящемся задержании и обысках — «даже отправил жену с маленькими детьми в другой город». Ошибся на час: ждал силовиков к 06.00, а они пришли в 07.00 — десятки спецназовцев ФСБ и следователей СКР из Москвы.

То есть времени для подготовки было достаточно. Тем не менее, у Гамидова, а также его подельников — врио вице-премьеров Шамиля Исаева (курировал ТЭК, транспорт, инвестиционную политику) и Раюдина Юсуфова (он же министр экономики и развития) и экс-министра образования Шахабаса Шахова — при обысках нашли крупные суммы, драгоценности, оружие. У премьера среди изъятых пистолетов и «калашей» выделялся сияющий золотом «ТТ» с инициалами владельца на рукоятке...

Следственный комитет сообщил: задержанные подозреваются в мошенничестве в особо крупном размере, совершенном группой лиц по предварительному сговору. Сумму ущерба следователи объявили в 107,8 млн рублей (на четверых). Махачкала надорвала животы от смеха: стоило ли ради такой малости беспокоить серьезных людей?

Дагестанским чиновникам пока запрещен выезд за пределы России. На местных дорогах дежурят сводные группы полиции и Росгвардии из других регионов России. Что-то вроде блокады. В самой республике сотрудники центрального аппарата Генпрокуратуры, СК, ФСБ и МВД изымают документы в региональном Министерстве финансов, Министерстве здравоохранения, органах образования, Управлении службы судебных приставов. Оперативные мероприятия проводятся и в других правоохранительных структурах, включая городские и районные подразделения.

Такой массовой предъявы коррупционерам еще не наблюдалось. Есть опыт Сахалина, где нынче как раз зачитывался приговор экс-губернатору Александру Хорошавину и трем его подельникам. Они обвинялись в получении взяток на полмиллиарда рублей с гаком и легализации незаконных доходов. Но суд над экс-губернатором уже не вызывает интереса сахалинцев. Ибо люди понимают, что выводы дозированны — у одного экс-губернатора конфисковали около 700 млн наличности и имущества на полмиллиарда.

На Сахалине чиновничья банда, утвердившись во власти, вымогала взятки за право работать по госконтрактам и получать субсидии из бюджета. Деньги в карманах начальников оседали немалые, но островная экономика развивалась, консолидированные доходы регионального бюджета бурно росли: за шесть лет — вчетверо. А воровство... От такой безнаказанности есть действенное лекарство, применяемое в частных корпорациях. Там перед общим собранием акционеров нанимается независимая аудиторская фирма для проверки финансовой документации с последующим отчетом перед акционерами.

Может, в России пора установить подобное правило для государственной и муниципальной власти? Кстати, на самом верхнем этаже такой контроль уже имеется — Счетная палата. Зато вся остальная власть фактически бесконтрольна.

К примеру, после Сахалина прогремело групповое дело руководителей Республики Коми, официально объявленных «организованной преступной группировкой», — 14 должностных лиц во главе с губернатором. Здесь помимо взяточничества широко практиковался передел собственности (от чужаков — своим), незаконная приватизация госактивов. Однако населению эти тонкости были малопонятны, а назначенный следствием «главой ОПГ» губернатор Вячеслав Гайзер не без юмора спросил на суде: «Чем, по мнению обвинения, должностные обязанности губернатора отличаются от полномочий руководителя преступного сообщества?»

Ответа нет до сих пор (суд еще не закончен), но население республики приговор вынесло: «Все начальники — воры!» Причем у людей есть основания для такого мнения: при Гайзере или за 2,5 года после Гайзера их жизнь не переменилась, перспектив какого-нибудь улучшения не видно.

Но даже на этом фоне ситуация в Дагестане поражает. Во-первых, потому что на Сахалине и в Коми коррумпированное начальство воровало в основном «с прибылей». В Дагестане чиновничество жиреет «с убытков»: северокавказская республика числится среди беднейших в стране.

Хотя здесь добывается нефть (200 тысяч тонн в год) и газ (500 млн кубометров в год), построены шесть горных гидростанций. Дагестан — это автомобильный транзит через Азербайджан и Иран на Ближний Восток, самый короткий путь из Европы. Махачкала — основной незамерзающий российский порт на Каспии, составная часть международной трассы TRACECA (Европа — Кавказ — Азия).

На том же Каспии республика располагает береговой линией в 530 км, способной обеспечить пляжным отдыхом миллионы туристов. Работают три десятка крупных предприятий ОПК, энергетического машиностроения и нефтегазового оборудования.

Но среднемесячная зарплата в республике вдвое меньше среднероссийской — 19 633 рубля, последнее место в стране. Зато теневая экономика республики составляет не меньше 40%, а скорее и больше. К примеру, подпольных кирпичных заводов тут насчитали аж 40 штук.

И при всем этом Дагестан — самая дотационная территория РФ: из 75 млрд рублей республиканского бюджета собственные доходы составляют меньше трети, а федеральные трансферты — все остальное (в нынешнем году — 59 млрд, на 6,6 млрд больше, чем в прошлом). Для сравнения: Чечня получит «всего» 27 млрд рублей.

О беспредельном чиновничьем воровстве и повсеместном взяточничестве в Дагестане можно слагать легенды. Достаточно заглянуть в досье МВД и ФСБ: покупали в Буйнакском районе здание ресторана под детский садик — хозяину заплатили из казны 31 млн рублей вместо 12 млн (это из обвинения премьеру Гамидову). Строили в Каспийске современную школу — «откусили» 80 млн бюджетных рублей (из обвинения экс-министру образования Шахову). Частную турбазу «Орлиное гнездо» вице-премьера Исаева включили в государственную инвестпрограмму — бюджет республики лишился 35 млн.

А ведь эти чиновники заняли должности после предыдущей кадровой чистки, проведенной Рамазаном Абдулатиповым (сменил 27 министров, а мэра Махачкалы при нем осудили на пожизненное). И вот Владимир Васильев снова «чистит» республику — уже от людей предшественника: прокурора, столичного мэра, всего состава правительства: В новые премьеры пригласил Артема Здунова из Татарстана. И первой задачей тот назвал борьбу с теневой экономикой и ужесточение финансовой дисциплины.

Кстати, далеко не всем дагестанцам это нравится: люди привыкли к жизни, когда все — от места в институте до медсправки в бассейн — покупается. За деньги можно купить и фиктивную инвалидность, а вместе с ней льготы (в Дагестане нынче 258 тысяч (!) инвалидов), должность и многое другое.

Так развращается население. Когда-то тут не запирали двери домов, презирали воров и воровство. А ныне сами разворовывают бюджетные подачки и защищают земляков-коррупционеров, способных добыть дармовые трансферты, а значит, обеспечивать более или менее сытную жизнь без особых хлопот.

Ну и что прикажете со всем этим делать?

Loading...



Пойдете ли вы в следующее воскресенье запускать бумажные самолетики в защиту Telegram?