03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРЕЗИДЕНТ ТАТАРСТАНА МИНТИМЕР ШАЙМИЕВ: НИКАКАЯ РЕФОРМА НЕ ОТМЕНИТ СОВЕСТЬ

Коновалов Валерий
Опубликовано 01:01 09 Марта 2005г.
Мне запомнился короткий телесюжет, когда на вопросы журналиста о монетизации льгот отвечали министр финансов РФ А. Кудрин и президент Татарстана М. Шаймиев.- Вы ожидали таких последствий социальной реформы?- Нет, - ответил Кудрин.- Да, - сказал Шаймиев.Министр называл цифры, а Шаймиев вдруг завел речь о нравственности. Кого-то это могло удивить - разговор-то шел об экономике. Но, хорошо зная его, я, наоборот, удивился бы, если бы он не заговорил об этом. Тем не менее спросил:

- Так ли уж связано одно с другим, Минтимер Шарипович? Где - экономика, а где - нравственность? Там - точные цифры. Тут - эмоции, ценности, которые посчитать или взвесить невозможно.
- Экономика, конечно, достаточно точная наука, но все-таки она обслуживает человека. А у человека еще есть душа, совесть. И то, что мы переживаем в последнее время в социально-экономической политике, заставляет серьезно задумываться о сочетании нравственности и экономики. А нашумевший 122-й закон о замене натуральных льгот денежными лишь особенно ярко это высветил. Потому что затронул широкие слои населения, и главное: то поколение, которое жило в одном обществе, а сейчас вместе со всеми оказалось в процессе становления нового. И реформы в первую очередь задели этих людей - кого грубее, кого тоньше. Можно ли было этого избежать? В самом начале волнений меня на разных уровнях власти спрашивали: почему люди выходят на улицы, кто их организует? Я отвечал: сегодня люди сами выходят, может быть, впервые за перестроечные годы - без организации. Значит, они не могли не выйти. Значит, это естественная, логичная реакция. А логика - это то, что можно предвидеть.
- Вы действительно загодя предупреждали о том, что может произойти именно то, что произошло. Почему же другие этого не видели? Почему не прислушались?
- Не только я, многие региональные лидеры, знающие реальную обстановку, предупреждали об этом. При этом никто из нас не был принципиально против реформ. Больше того, мы лучше других знаем, что в условиях рыночной экономики это острейшая необходимость. И откладывать уже некуда. Если откладывать, то, например, база транспортных услуг пришла бы в полный упадок. Подумайте: целая сфера вне рынка! Точно так же и ЖКХ. Тут уж, я думаю, все недовольны состоянием дел, независимо от их доходов. Эти две сферы особенно тяжелые. Нет средств. Нет конкуренции. А тарифы растут. Но решения-то есть. И начинать надо именно с монетизации, потому что организации должны получать деньгами, только тогда появится конкуренция. В том же ЖКХ еще будут ходить за жильцами, каких только услуг не изобретут! Это придет. Весь вопрос: как перейти?
- Что - неправильно посчитали?
- Дело, повторю, не столько в цифрах, хотя и ошибки в расчетах были. За цифрами, экономикой те, кто вносил законопроект, забыли о человеке, о нравственной стороне реформы. Людей разделили на федеральных и региональных льготников. Я с самого начала выступал против такого деления. Это было ошибочно именно с нравственной точки зрения.
Людей это больно задело. Даже на бытовом уровне - в семье, в магазине, в трамвае... Трамвай один, как там людей делить?
Нам объясняют: денег нет, потому разделили, пусть региональные власти думают. Но не об этом же речь! Я предлагал: давайте, к примеру, рассмотрим межбюджетные отношения. Можно найти один механизм, можно - другой, но нельзя делить людей.
- Вас все же услышали?
- Жизнь подтвердила нашу правоту. Искали решения сообща. О единых проездных билетах, например, мы у премьер-министра Фрадкова дискутировали с участием членов правительства четыре с половиной часа. Я был приглашен туда с докладом. И весьма удовлетворен, что в итоге нашли решение, которое как раз устраняло противопоставление людей. А вечером выступил президент Путин и ясно сказал: нужны единые проездные билеты, в том числе и для обычных пенсионеров, которые не попали ни в один закон. И обстановка в этой части смягчилась. Но это не исчерпывает всех проблем, тем более что ситуация уже искусственно начинает накаляться. Тут, кстати, снова надо вспомнить о нравственной стороне.
- Что вы имеете в виду?
- Как я уже говорил, в первые дни люди вышли на улицы сами, а сейчас, когда уже самые острые проблемы решаются, хотя они еще есть и будут, встрепенулись партии, которые никак не могут найти себя. Они же только от выборов к выборам активизируются. А тут прервали зимнюю спячку и включились. Теперь уже люди выходят на улицы под эгидой партий и движений. Тут только и узнаешь, сколько их, оказывается. А впереди еще реформа ЖКХ. Так что такого рода "защитников" недовольных еще увидим. Хотя не только они выглядят в этой ситуации с точки зрения нравственности сомнительно.
- О ком речь?
- Все эти события стали для очень многих проверкой на порядочность. Ведь что получалось? Люди, которые приняли 122-й закон, вдруг стали говорить: а регионам кто велел отказаться от натуральных льгот? Как будто забыли, что это они приняли закон о монетизации! Регионы, видите ли, оказались не готовы, а вы чего ожидали, отдыхая на больших каникулах? Просто задергались, забеспокоились о своих рейтингах. Это и несерьезно, и нечестно. Нужно о деле думать, о людях, тогда и подходы будут точные.
- Какие, например?
- Ну, во-первых, нужно людям больше объяснять и не допускать сбоев в реализации законов. Надо, чтобы сначала люди получали деньги, а потом уже возникал вопрос платы за услуги. Возьмем наш пример. Не потому что мы умнее других. Но в числе трех-четырех регионов мы раньше других начали реформу ЖКХ. И опыт некоторый есть. Люди могут так рассуждать: вот перевели с натуральных льгот на денежную компенсацию - и коммунальные услуги стали дороже. А надо объяснять: перевели бы или нет, все равно подорожание наступило бы с 1 января: энергоресурсы подорожали, и тарифы выросли. Дальше. Создали банк данных по доходности. У кого доход до двух тысяч рублей на члена семьи - рост оплаты за ЖКХ не более 20 процентов и при этом предусмотрены денежные компенсации, и так далее - семь категорий по доходности. У кого доход свыше семи тысяч на человека, те - без компенсаций, за полную стоимость. Так вот мы за январь все просчитали, открыли всем счета в банках по желанию и перевели компенсационные - только после этого к ним приходят счета за квартиру. И при этом будет определенное недовольство, потому что рост цен все-таки есть, да и партии теперь людей будоражат. Но это уже, по существу, совсем другой уровень напряженности.
- Такие подходы у вас практикуются не первый год, потому, наверное, и переживать многие экономические катаклизмы удавалось спокойнее, чем другим регионам?
- Гайдаровские реформы, например, были для народа, уж конечно, не меньшим шоком, чем сегодняшние. Просто люди тогда еще не освоились с демократией, потому и волнений серьезных не случилось. Но ведь не было бы того шока, не было бы у нас и рыночной экономики. Многое необходимое неприятно. Но в экономике всегда должна присутствовать поправка на совесть, которую никакая реформа не отменит. Вот и тогда я поддержал реформы, но с существенными оговорками насчет методов, темпов. Объяснил, что при нашей базе в один день перейти в новую жизнь невозможно. Мы разработали специальную программу социальной защиты. Кстати, банк данных о доходности каждой семьи мы еще с тех пор ведем. Мы больше защищали население, чем во многих других регионах. И сегодня можно сказать, что этот отрезок мы прошли более стабильно и с меньшими издержками для людей.
- Вы говорили, что сочетание нравственности и экономики - гораздо более масштабная проблема, чем нынешние страсти вокруг 122-го закона...
- Да какую экономическую проблему ни возьми, ее нравственная сторона окажется не просто каким-то довеском, а существенным фактором. Вот в последнее время много шума вокруг ЮКОСа. Но у меня лично претензии к ЮКОСу, как и некоторым другим нефтяным компаниям, давние и особые. И говорил об этом, и говорю. Дело в том, что эти новые нефтяные компании ищут легкой жизни. Они получили лицензии на богатые месторождения, осваивая их, качают нефть, которая легко идет, и на этом хорошо зарабатывают. Компания уходит, а там еще много нефти осталось - и ее уже не возьмешь, технологий нет для этого. Вот и обкрадывается народ, будущее поколение. Экономически вроде выгодно, а по нравственной сути преступно: легко полученная нефть оставляет в недрах неизвлекаемыми большую часть запасов. Нарушается внутрипластовое давление. Я об этом и Артюхова предупреждал, и нынешнего министра природных ресурсов. Можно же действовать иначе. У нас, в Татарстане, месторождения с послевоенных лет работают. 60 лет эксплуатируем Ромашкинское месторождение - извлекли из него 2 миллиарда 700 млн. тонн нефти. Это огромная заслуга наших нефтяников и ученых - без их заключения решения не принимаются. Потому и сохранен баланс на нефтеносных горизонтах, несмотря на старость месторождений. Такое понимание у нас сегодня, к сожалению, в дефиците. Потому в жертву сиюминутной выгоде приносят будущее, в жертву региональным интересам - приоритеты общегосударственные.
- Немного непривычно это слышать от регионального лидера.
- Но я же государственный человек, патриот страны, как бы это громко ни звучало. Да и по большому счету интересы у нас общие. Я уже надоел всем, к примеру, насчет самолетостроения. А разве мне одному это нужно? Нельзя терять то, что мы умеем делать! Почему сдаем позиции? Да, выгодно сегодня "Боинг" покупать. Только ведь есть страна, речь о мощи государства. Как тут отделить экономику от совести, патриотизма? Нельзя нам превращаться в рабочую силу для других стран. В чем в чем, а в таланте же нашему народу не откажешь. Ищем национальную идею, а она и состоит у нас во многом в сочетании экономических, практических интересов с духовными.
- С духовностью тесно связана и проблема межнациональных, межрелигиозных отношений. Она непроста, но Татарстану давалось и тут оставаться зоной стабильности. За счет чего?
- Прежде всего нужна терпимость. И кропотливая работа, которую не стоит выставлять напоказ. Сфера эта тонкая, деликатная. Ведь за какие-то 15 лет возродилась вера! И никто же людей не подталкивал. Значит, жила она в душах. Возвращаем храмы: мусульманам и православным, иудеям и католикам... Мы, например, первые в России вернули евреям синагогу - там у нас Институт совершенствования учителей был. Но если бы возвращали раньше и больше одним, чем другим, то это вызывало бы напряженность. Жили-то мы вместе на одной территории. Действовали очень аккуратно. Есть огромное количество протоколов о наших переговорах с разными конфессиями. Это мало кому видно. Но в результате выигрывают все. Вот когда об "Основах православной культуры" говорят, иногда из-за одного-двух слов возникает напряжение. Скажите до конца: да, страна в основном православная, так это сложилось, но там, где проживают преимущественно представители других религий, надо это учитывать. Надо договаривать и не упускать эти детали. Ведь когда возникают противопоставления одной нации или религии другой - это страшно, опасно!
Национализм вообще самый легкий в политике путь, самый простой способ возбуждения масс. И самый опасный. Жириновский, Рогозин и некоторые другие на этом делают популярность. И в регионах на этом легче проявиться. Да если при том еще использовать трудности переходного периода, реформ. Но что дальше? Кто тебе дал право лодку раскачивать? Совесть твоя где, если ты действительно думаешь о стране? Бояться надо таких "патриотов"! Мне понравилось, как говорил Владимир Путин в Освенциме. Но соответственно должны на это реагировать и другие наши политики и чиновники. Любой повод нужно использовать для консолидации, а не для разделения.
- Это относится и к предстоящему тысячелетию Казани?
- Разумеется! Тут заложен очень глубокий смысл. Тут судьбы народа, территории. Это не только связь многих поколений, разных национальностей, но и связь Европы и Азии, идеи Евразийства, наша особая роль в этих процессах. Я вижу, какой прилив чувств вызывает все это у людей. И как важно при этом внимание и доверие нашей высшей власти - то, что комиссию по празднованию возглавил сам президент России.
- Но так же, как вера без дел мертва, так и любая символика, любые юбилейные поводы не сыграют своей роли без благих перемен в повседневной жизни.
- Конечно, и это подтверждает мысль о том, что экономика, идеология, нравственность тесно связаны, обусловливают друг друга. Мы намечали к юбилею много чего практического. И сделали. В этом году должны, например, сдать первую очередь метро - пять станций, и вот недавно проехались с членами госкомиссии. А программа "Ветхое жилье" вообще беспрецедентна. 33 тысячи семей в Казани за счет бюджета переселили в новые квартиры, это же 100 тысяч человек! А по республике - 47 тысяч семей. Еще восемь лет назад опубликовали в газетах полный список: по какому адресу кто когда получит жилье. И так получилось - ни одной жалобы не было, что кого-то обманули.
- С юбилейными торжествами такая работа не закончится?
- Вот тогда бы это была кампанейщина, а у нас и эта программа продолжается, и другие начинаются. А в центре их опять же не голые цифры прибылей, а человек. Можно ли, например, во имя любых экономических резонов отмахнуться от демографических проблем? Можно ли не думать об укреплении семей? Это же будущее наше, ради чего мы и живем. Вот для этого, в частности, мы с 1 января приняли республиканский закон о социальной ипотеке. Та ипотека, о которой Госдума приняла закон, она ведь людям с малыми доходами, молодежи, бюджетникам, я считаю, недоступна. Вот мы и сделали социальную ипотеку - под 7 процентов годовых, а не 14-15, как классические ипотеки. А главное: за счет Жилищного фонда при президенте республики мы имеем первичный капитал и начинаем строить жилье, не дожидаясь, пока соберутся деньги. Эта ипотека распространяется на людей, работающих в бюджетной сфере, на молодые семьи. Если родился первый ребенок, освобождаем от уплаты за 18 метров, если два ребенка - 36, и так далее. Можно ведь сколько угодно говорить о молодежи, о демографической ситуации, но надо же реальные условия создавать для решения проблем. И семья в результате будет более прочная, здоровая. А это, в свою очередь, и на экономике скажется благотворно. Жизнь ведь так устроена, что сегодня очень хорошо видно, что будет завтра, если не забывать при этом, что было вчера. Вот посмотрите на наше село. Мы сохранили его, развиваем. Сделали там стопроцентную газификацию. Подняли школы. Скоро будет полное подключение сельских школ к Интернету. Это прорыв, завтрашний день. А что такое село? Земля, конечно, очень важна как продовольственный источник. Но это и духовный источник. Там - корни, традиции, самосознание. Я убежден, что мы особенно были бы недовольны, окажись все на одно лицо. Если в процессе глобализации собственное лицо потеряем. Россия в этом отношении могла бы очень выгодно отличиться от многих. В смысле сохранения культуры, самобытности, традиций, языка каждого народа. И в этом тоже может быть для нас один из смыслов общей национальной идеи. И в этом тоже неразрывно переплетены задачи экономические и нравственные.
Беседу вел


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников