11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КРАСНОДЕРЕВЩИК

Его зовут лорд Дэвид Линли. Он сын недавно умершей принцессы Маргарет, младшей сестры королевы. Если бы Елизавета в свое время вдруг отказалась от престола или была бы бездетна, то именно 45-летний Дэвид был бы сегодня законным королем Англии. Впрочем, он и сейчас сохраняет шансы на Букингемский дворец, поскольку числится 11-м в королевской иерархической очереди.Однако в Великобритании лорд Линли известен не столько своим королевским происхождением, сколько как искусный дизайнер роскошной мебели и удачливый бизнесмен, чей салон-магазин, расположенный в нескольких сотнях метров от резиденции королевы, привлекает тех, кто ищет элегантную и неповторимую обстановку для своего жилища.Как ко всякому лорду к нему следует обращаться: сэр Дэвид. Но, здороваясь, он огорошил меня почти категорическим требованием: зовите меня Дэвид или просто Дэйв.

- Как вы пришли к профессии краснодеревщика?
- Я не пришел, я еще иду (смеется). Ну а если серьезно, ничего странного в таком выборе нет. В нашей семье почитали творчество. Мама была тонкой артистической натурой, обожала искусство, увлекалась балетом и литературой. Отец - известный в Британии фотомастер. Его дядя был весьма успешным в 50-х годах театральным художником. Он учил моего отца не только рисованию, но и умению мастерить различные предметы.
- Вы хотите сказать, что занятие ремеслом не считалось в вашей семье чем-то недостойным?
- Именно так. С раннего возраста родители прививали нам с сестрой не только любовь к возвышенному, но и уважение к творческому труду. Они водили нас на выставки и в музеи, старались не пропускать ничего интересного. Бывало, едем по городу и вдруг отец указывает на какое-то здание: смотрите, как красиво! Давайте попробуем туда зайти. Он стучал в дверь, и, что поразительно, хозяева нас почти всегда пускали внутрь, с удовольствием показывали интерьеры.
Уже в школе я начал увлекаться живописью, керамикой. Больше всего любил делать вещи своими руками. Когда пришло время, мой учитель посоветовал мне переходить в училище, где преподавали художественные ремесла.
- Сегодня в Британии не просто найти мастера высокого класса.
- Да, это верно. Должен сказать, что меня восхищают российские мастера. В наш сума-сшедший век они умудряются хранить верность своему ремеслу и из поколения в поколение передавать секреты профессии. Может быть, поэтому хорошие мастера у вас не переводятся. А ведь передача ремесла от отца к сыну - серьезная проблема. У нас в Британии этот код уже утерян. Его надо возрождать. Одну из своих общественных задач я вижу в том, чтобы вернуть наших молодых людей к истокам "ручного труда", к процессу создания оригинальных произведений.
- Вам нравится эта сфера деятельности?
- Безусловно. Я пришел к дизайну мебели потому, что люблю процесс создания красивых предметов, которые будут окружать людей дома и на работе. Друзья думают, что я работаю. На самом же деле я просто получаю удовольствие. Это удивительное чувство. Мне очень повезло. За свою жизнь я общался с многими необыкновенными людьми и сделал для них множество совершенно необычайных вещей. И получил от этого наслаждение.
- Но прежде чем стать дизайнером, вы были обыкновенным краснодеревщиком?
- Не совсем. После училища с 1982 по 1985 год я работал краснодеревщиком в разных мебельных мастерских. Но это тоже была учеба. Я пытался понять, чего хотят заказчики, каковы вкусы людей, предлагал собственные решения. Параллельно это был процесс постижения бизнеса. В конце концов я почувствовал, что готов открыть свое собственное дело. Так появился небольшой магазин "Линли" в Челси.
- С чего начинали?
- С пяти сотрудников, получавших скромные зарплаты. Сегодня в двух моих лондонских магазинах работают 45 человек.
- Вы, наверное, могли выбрать для себя и другую судьбу - заниматься общественной деятельностью и жить на средства королевской семьи?
- Нет, не мог. По дворцовому протоколу дети братьев и сестер монарха не получают средств на свое содержание. Как любила говорить моя мать, "мои дети не королевского происхождения, они просто племянники Елизаветы Второй".
- То есть у вас нет никаких "королевских" обязанностей?
- Королевских нет, но есть одна, общественная, к которой отношусь со всей серьезностью. Я - почетный посол моей страны. Вроде бы не обременительно, но по сути дела это означает, что по моим действиям и поступкам, по моему поведению люди внутри страны и за рубежом будут судить о Великобритании. Это касается не только моей личной жизни, но и бизнеса. В моей компании должны соблюдаться не только законы, но и нормы морали. Впрочем, это как раз не так трудно. По натуре я не деспот, не люблю приказывать и подчинять. У нас добрая, дружеская атмосфера. Вот недавно у двух моих дизайнеров родились дети, и я отправил их в оплачиваемый "отцовский" отпуск. Сказал, вернетесь на работу, когда сможете. Оба вернулись быстро. Объяснили, что скучали по работе.
- А ваше происхождение помогает вашему бизнесу?
- Смотря с какой стороны взглянуть. Например, многие люди думают, что племянник королевы - богач, которому и так хватает его миллионов. Что, мягко говоря, не соответствует действительности. Мы с сестрой не имеем доступа к королевской казне и живем на то, что зарабатываем. Есть и другая сторона: некоторые полагают, что если я королевского происхождения, то ко мне обращаются только мультимиллионеры и людям среднего достатка нечего делать в моем магазине. Это тоже заблуждение, потому что цена моей мебели определяется не размером кармана заказчика, а стоимостью использованных материалов и вложенного в нее труда. Так что на вопрос, помогает ли мое происхождение моему бизнесу, отвечу утвердительно: да, помогает. Помогает работать больше и упорнее, чем если бы я был родом из незнатной семьи. Особенно если учесть, что я не хочу быть "одним из дизайнеров мебели в Британии". Я хочу быть лучшим!
- Интересно, что у вас нет своей фабрики.
- Совершенно верно. Потому что я ищу лучших мастеров по всей стране и, убедившись в их возможностях, поручаю им выполнение своих заказов. 24 мастерские в разных концах Великобритании. Причем каждый предмет делает один мастер. И если, закончив его, он хочет поставить на нем свое собственное клеймо - пожалуйста! Ведь это его работа, его творчество. Я прекрасно знаю этих людей, работаю с ними много лет, часто собираю их по всяким торжественным поводам. Я доверяю им, они знают, что сотрудничать со мной надежно и выгодно.
- В каких отношениях вы со своими двоюродными родственниками?
- Мы часто встречаемся по разным поводам - обеды, ужины... Дети королевы очень теплые и отзывчивые ребята.
- Вы бывали в России?
- К сожалению, лишь однажды. Пять лет назад я ездил в Санкт-Петербург. Это была совершенно потрясающая поездка. Знаете, я не могу этого объяснить, но, когда я ходил по улицам этого удивительного города, у меня было странное ощущение, что я здесь уже когда-то был, может быть, в какой-то другой жизни. Все вокруг казалось знакомым. Эрмитаж, Павловск, городская архитектура...
Эта поездка вдохновила меня на создание специальной коллекции мебели и аксессуаров, которая называется "Санкт-Петербургская".
- С тех пор не ездили?
- Нет, не получалось. Но связи с Россией у нас достаточно крепкие. За эти годы у меня появилось несколько очень хороших клиентов из вашей страны.
- Из разряда богачей, которые любят сорить деньгами?
- У меня не создалось такого впечатления. Те, кто ко мне приходит, как правило, обладают хорошим вкусом и много знают. Они, конечно же, люди обеспеченные, но покупают вещи не для показухи, а из стремления к элегантности, из желания окружать себя стильной мебелью.
Между прочим, я собираюсь в Москву в апреле. Буду выступать там на семинаре по приглашению аукционного дома "Кристиз". С нетерпением жду этого первого свидания с Москвой, про которую столько читал, столько слышал.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников