05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АГЕНТ СПЕЦНАЗА

Ильина Елена
Опубликовано 01:01 09 Апреля 2004г.
Он десять лет отслужил в Свердловском региональном отделении группы "Альфа" ФСБ России. А теперь - депутат Государственной Думы, председатель подкомитета по законодательному обеспечению сотрудничества РФ с другими странами в борьбе с международным терроризмом и транснациональной преступностью.

- Начало этого года было отмечено очередным жестоким терактом в столичной подземке. Как вы считаете, реально ли предотвратить такие трагедии в будущем?
- До конца исключить возможность подобных ситуаций невозможно, но свести их к минимуму - задача реальная. К сожалению, сейчас Москва по числу совершенных в ней терактов "лидирует" среди мировых столиц. За последние 10 лет город стал свидетелем 10 трагедий, унесших многие человеческие жизни. Необходима комплексная, глобальная программа, четко продуманная государственная политика.
- А что должны делать конкретно спецслужбы?
- Получать информацию о теракте до его совершения. Создание банка данных о боевиках, расширение агентурной сети, внедрение своих людей в бандформирования... Необходимы серьезные изменения в законодательстве, предоставляющие больше полномочий спецслужбам. Очень серьезная проблема - найти ту грань, при которой свобода и права граждан не будут задеты. Я думаю, что это удастся достичь только в том случае, если люди будут уверены, что дополнительные полномочия не станут использоваться в других целях, например, политических. Тогда они охотно смирятся с некоторыми неудобствами типа камер слежения в транспорте, досмотров на улицах...
- Но как, к примеру, вести агентурную работу в Чечне? Ведь это же, наверное, почти невозможно.
- Свой отпечаток накладывает здесь менталитет чеченцев, сохранившиеся там родоплеменные отношения. Некоторые не идут на сотрудничество с правоохранительными органами, если знают, что человек, против которого ведется работа, член их тэйпа. Пусть он хоть трижды боевик и убийца. Но работать все-таки можно. И ФСБ это доказывала не раз. Истории с Радуевым и Хаттабом - тому примеры.
- Можете ли нарисовать психологический портрет боевика?
- В основном это люди без образования, которые не видели ничего, кроме войны. Они умеют только убивать. Боевики, как правило, воспитаны на извращенных толкованиях Корана, а потому искренне верят, что "если падут во время сражения с неверными, то попадут в рай". Мне за время работы в Чечне неоднократно приходилось сталкиваться с ними. 27 декабря 2002 года сам был контужен при взрыве Дома правительства в Грозном. Не погиб по чистой случайности - в буфете взлетевшего на воздух здания выстроилась очередь, мне не захотелось в ней стоять...
Смерть была рядом, когда проводили операцию по задержанию руководителя общины ваххабитов одного из районов Грозного. У нас был надежный источник в окружении боевика. Но операция неоднократно срывалась из-за его почти звериной осторожности. Назначая встречу, никогда не появлялся вовремя: либо опаздывал, либо приходил раньше. Мы пошли на очень рискованную операцию - решили брать его вдвоем с напарником в частном жилом секторе. Туда ведь большими силами не войдешь - кругом снуют подростки, которые чуть что - оповещают всю округу. Чтобы не привлекать внимание, отправились на "Жигуленке" с местными номерами. За рулем - водитель ингуш. Приехали. Вскоре наш информатор сообщил по радиосвязи: бандит приближается. Мы перекрыли машиной ему дорогу. Началась стрельба. Патроны у боевика кончились, сам он был ранен. Внезапно ваххабит выхватил гранату и с криком кинулся на меня. Я успел его оттолкнуть и крикнуть напарнику: "Граната..."
- Я как-то побывал в лагере чеченских беженцев. Посмотрел на некоторых подростков. Дети рисуют картинки, а на них горят российские танки, чеченцы "берут Кремль"... Позади у этих ребят бомбежки и убитые родственники, сейчас - унизительное положение беженцев... Можно ли считать их потерянным поколением?
- Ни в коем случае. И здесь - одно из направлений борьбы с терроризмом. Не надо жалеть денег. Необходимо везти этих ребят летом в российские пионерлагеря, самых талантливых устраивать в школы и колледжи. Тогда они будут знать, что есть мирная жизнь, а русские не "бесчеловечные убийцы". К сожалению, война есть война, и она часто коверкает представления о добре и зле. И мы должны помочь этим детям вернуться в нормальную жизнь.
- Часто приходилось терять сослуживцев?
- Приходилось... Первым погиб Витя Кравчук. Это было в 1993 году. Он охранял главу временной администрации в зоне осетино-ингушского конфликта Виктора Поляничко. 1 августа машина, где находились наши ребята, попала в засаду у села Тарское и была обстреляна... Тяжело вспоминать 9 мая 2001 года. В этот день погибли сразу два наших сотрудника - Дмитрий Животков и Александр Гуменюк. Они попали в засаду в Грозном в районе университета. Вскоре банду ликвидировали. Мы отомстили... В Чечне же в бою погиб Володя Ермолин...
- Но многие ли знают их имена?
- К сожалению, у нас до сих пор по достоинству не оценивается то, чем занимаются спецслужбы. Это касается и старых операций в Буденовске и Первомайском. Когда наши ребята штурмовали "Норд-Ост", они не знали, что применяется какой-то особый газ. Думали, что это будет обычный слезоточивый, который часто используется в подобных операциях. Нигде в средствах массовой информации не написали о том, что большинство пострадавших заложников вынесли из здания именно бойцы "Альфы". Никто не сообщил, что многие из них, стараясь помочь людям, снимали противогазы. В результате 17 бойцов тоже проходили длительное лечение.
Я не участвовал в той операции, но могу "примерить" ощущения ребят, штурмовавших Театральный центр на Дубровке. Просто встать и пойти туда, зная, что в любой момент у смертниц может сработать взрывное устройство, и тогда все погибнут... А ведь это просто работа.
- Я знаю, что и вы были в свое время тяжело ранены?
- В мае 2000 года во время боя две пули разворотили весь локоть. Удивительно, но я тогда даже боли не почувствовал. Она пришла только в больнице. Позже я узнал, что стоял вопрос об ампутации. Страшно было в 32 года стать инвалидом. Начал тренировать руку. Разрабатывал до боли, стиснув зубы. Доктора глазам не поверили, когда я "выжал" штангу весом 105 килограммов. Позже были еще два ранения, но легкие...
- Весной 2003 года вы еще были боевым офицером, заканчивали командировку в Чечне. А уже осенью участвуете в выборах в Думу. С грязными политическими технологиями довелось столкнуться?
- Перед выборами друзья меня предупредили: готовься, узнаешь о себе "много нового". Читал: Баринов - "профессиональный убийца", у него "руки по локоть в крови"... Затем тактика политических оппонентов изменилась. Оказывается, я ездил в Чечню, чтобы только фотографироваться, а все мои награды - куплены. Что карьеру я сделал, будучи охранником губернатора Росселя. Даже фотографию опубликовали: Россель, его жена и внук, которого держит на руках Дед Мороз. Лицо сказочного персонажа обвели кружком и поместили сноску: "Спецзадание одного из командиров регионального отделения группы "Альфа". На снимке "Баринов" на полголовы ниже губернатора, хотя я значительно выше.
- Вам по роду службы приходилось иметь дело с криминалом, поэтому, наверное, все происходившее не очень удивило?
- Конечно, опыт помогает - страну знаешь не понаслышке. Несколько лет назад мы проводили операцию в одном из городов Свердловской области. Местная преступная группировка творила "беспредел": подмяла под себя все местные предприятия, оружие бандиты носили чуть ли не в открытую... Меня внедрили в эту банду под видом представителя другой преступной группы. Пришлось пообщаться с лидерами. Я "забил им стрелку" на том самом карьере, где бандиты пытали и убивали бизнесменов. Они приехали на встречу на 14 машинах, все вооружены. А наших бойцов было только 12 человек... Завязалась перестрелка. И все же мы захватили почти всех главарей. Спустя некоторое время, надо думать, из-за коррумпированности прокуратуры и суда преступники оказались на свободе. А сейчас эта банда снова поднимает голову.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников