05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТОЧНОСТЬ НА "УРОВНЕ ФАБЕРЖЕ"

Сухая Светлана
Статья «ТОЧНОСТЬ НА "УРОВНЕ ФАБЕРЖЕ"»
из номера 062 за 09 Апреля 2005г.
Опубликовано 01:01 09 Апреля 2005г.
Все новости, связанные с лечением глаз, обречены на внимание читателя - проблемы со зрением возникают у очень многих. Недавно одновременно возникло два повода для разговора на эту тему. С одной стороны, стало известно о новых успешных операциях по лечению катаракты, с другой - прошумело сообщение о возбуждении уголовного дела в связи с действиями сотрудников глазной клиники "Эксимер". Прокомментировать оба события нам согласилась практикующий врач-офтальмолог, руководитель одной из московских клиник Ирина ФЕДОРОВА.

- Ирина Святославна, мы договорились рассказать читателю и о хорошей новости, и о плохой. С чего начнем?
- Я бы предпочла начать с плохого, а потом утешить и читателя, и себя добрыми вестями. Конечно, мне, как и всем моим коллегам, известно об уголовном деле против сотрудников клиники "Эксимер". Сказать я могу немногое, так как с деталями не знакома, в деле будут разбираться эксперты. Произошла трагедия, иначе это не назовешь. После операций по замене хрусталика 21 человек ослеп на один глаз, еще один - на оба глаза. Осложнение, от которого они пострадали, называется эндофтальмит - гнойное воспаление всего глаза. Оно одно из двух самых страшных, которые могут произойти в ходе операции.
Такие случаи очень редки. А о подобных массовых катастрофах я вообще никогда не слышала. Тем более что сейчас для операций используют технологии, где все одноразовое, стерильное - для каждого пациента свой герметично запакованный пакет. Суть того, что случилось - нарушение стерильности растворов, которые используются в ходе операции. Если внутрь глаза попадает инфекция, то это вызывает моментальное развитие гнойного воспаления. С ним практически невозможно справиться, спасти глаз не удается почти никогда. Поэтому каждому хирургу известно, что оперировать одновременно оба глаза нельзя, даже если пациент по каким-то причинам настаивает на этом. Пусть риск минимален, все равно нельзя его допускать. Насколько я понимаю, это правило в данном случае было нарушено. Почему произошло нарушение стерильности, мне неизвестно. Могу предположить, что было допущено какое-то нарушение технологии. Или просто медперсонал потерял бдительность, что-то не проконтролировали. Кроме того, мне кажется не вполне правильным, когда за один день хирург делает 22 операции. При таком "потоке" крайне сложно обеспечить должное качество любого хирургического вмешательства.
- Ирина Святославна, операции по замене хрусталика при лечении катаракты (так же, как и операции по коррекции близорукости или дальнозоркости) давно стали "будничными", их делают десятками и сотнями. Можно ли при такой "массовой" хирургии все же избежать ошибок, сохранить качество лечения и индивидуальный подход?
- Можно и должно. Но тут обязательно надо соблюдать некоторые условия и нормативы. Например, я уверена, что операционный день хирурга просто обязан быть строго регламентирован. В каком состоянии могут быть и сам врач, и медсестры после двух десятков операций? Разве можно сохранить должное внимание ко всем моментам сложнейшего процесса? А до операции обязательно должны быть обследования не только глаз, должны делаться анализы крови, ЭКГ.
- Что ж, пора вернуться к добрым новостям. Насколько я понимаю, операции катаракты, о которых пойдет речь, пока единичны.
- Пока - да, но я уверена, что они быстро займут свое место в обычной хирургической практике офтальмологов высокой квалификации. Сделан важнейший шаг вперед в лечении катаракты (думаю, что этот метод вскоре будет применяться и при коррекции возрастной дальнозоркости). Суть в том, что в арсенале хирургов появился принципиально новый хрусталик. Он называется мудреным словом "псевдоаккомодирующий".
- Расшифруйте, пожалуйста.
- Аккомодация - это способность глаза настроиться на разное расстояние, чтобы смотреть вдаль или видеть предметы вблизи. Это происходит за счет изменения формы и положения нашего "родного" хрусталика. После 40 - 48 лет хрусталик у многих людей теряет свою эластичность, глаз уже не может четко видеть вблизи, появляется дальнозоркость. А при катаракте хрусталик "мутнеет", приходится заменять его искусственным. Раньше каждый пациент при замене хрусталика на искусственный выбирал, что ему важнее - хорошо видеть вдаль или читать без очков. Большинство выбирали "дальнее" зрение и очки для чтения. Сейчас ситуация резко изменилась. Благодаря сложнейшей оптической системе (специальным дифракционным кольцам) новый хрусталик может обеспечить возможность в равной мере четко видеть изображение вдали и самый мелкий текст вблизи. Эти линзы (хрусталики) были апробированы в Питере. Сейчас первые операции сделаны и в Москве. Результат - замечательный. Представьте, один из наших пациентов - писатель. Для него очень важна работа без очков вблизи. На следующий день после операции у него было стопроцентное зрение вдаль - и он легко читал любой мелкий текст.
- Техника этих операций такая же?
- Такая же, только гораздо более точная. Более сложное устройство хрусталика требует предельно точной его установки, только тогда можно добиться нужного результата. Если обычно мы говорим, что в глазной хирургии нужна ювелирная точность, то при операциях с новыми хрусталиками необходима точность "на уровне Фаберже". И тут мы с вами возвращаемся к разговору о "потоке". Эти операции не будут быстро поставлены "на конвейер". Сделать два десятка операций в день "на уровне Фаберже" практически невозможно - да и не нужно. Тем не менее постепенно подобные новые технологии будут применяться все шире. Когда-то мой отец Святослав Федоров придумал первый хрусталик. Думаю, что сегодня он мог бы гордиться тем, что его изобретение положило начало целому направлению, которое активно развивается в офтальмологии двадцать первого века.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников