06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЕЛИКИЙ, МОГУЧИЙ В ЭФИРЕ ВСЕ КРУЧЕ

Вартанов Анри
Опубликовано 01:01 09 Июня 2005г.
В минувший четверг президент подписал Закон о государственном языке. Первый вариант его, созданный еще более десяти лет назад, не преодолел барьера Совета Федерации, после чего надолго оказался забытым. А тут небывалые темпы: 20 мая - принят Госдумой, 25 мая - Совфедом, 2 июня завизирован президентом.

О важнейшем для нашей духовной и культурной жизни событии сообщила заполночь лишь программа "25-й час". Сделала это профессионально: напомнила об истории прохождения закона, рассказала о том, как в других странах борются за чистоту своего языка, пригласила в студию для комментария известного прозаика Евгения Попова.
Тот в отличие от многих коллег не стал брюзжать по поводу молодежного сленга или засилия иностранных слов в русском языке. Справедливо считая первое преходящим явлением, а второе - испытанием, которое делает язык еще сильнее. Главную опасность писатель видит в обеднении словаря. В самом деле, из громадного, неохватного богатства родной речи многие из нас используют лишь жалкие крохи. Подобно Эллочке-"людоедке" из "Двенадцати стульев" обходятся в основном превратившимися в расхожие штампы выражениями...
И вот какой тут заметен парадокс. С одной стороны, наше ТВ в информационных и публицистических программах - спасибо ему за это! - решительно и принципиально отстаивает права русскоязычного населения прибалтийских стран на обучение родной речи, борется с попытками лишить жителей Крыма права говорить по-русски. А с другой - в своих собственных передачах относится к величайшему национальному богатству с преступным пренебрежением.
Давно забыты те времена, когда на Центральном телевидении был специальный дикторский отдел, возглавляемый художественным руководителем, который отвечал за правильность речи в эфире. Когда дикторы и дикторши были для многих образцом вкуса не только в одежде и прическах, но и в речи. Когда каждая публичная ошибка в языке воспринималась на ТВ как "брак на производстве" с последующим разбирательством и выводами.
Нынче дикторы часто работают кто во что горазд. Насколько мне известно, лишь на канале ТВЦ регулярно фиксируются те отклонения от нормы, ляпы, которыми богата нынешняя эфирная речь. Неверные ударения и произношения стали настолько частыми, что на них перестали обращать внимание и профессионалы-телевизионщики, и многие зрители. Последние в результате нередко тиражируют ошибки, звучащие с экрана. Воспринимают их как норму.
Теперь даже невооруженным глазом можно заметить, как с каждым сезоном ухудшается языковая ситуация на ТВ. Люди, говорящие правильно, а тем паче свежо и сочно, сегодня наперечет. Причем, их нередко можно обнаружить там, где и не ожидаешь. Скажем, выступающий с прогнозами погоды Александр Беляев, который вполне мог бы суконным языком сообщать о градусах и осадках, всякий раз норовит подарить нам за отпущенные ему мгновения такой словесный фейерверк, что диву даешься. При этом в отличие от коллег, дикторов и ведущих он не пользуется подсказкой телесуфлера, не читает заранее кем-то сочиненный текст.
В идеале каждый крупный тележурналист должен обладать неповторимым стилем речи. В нем содержание передачи, ее жанр находят соответствующую словесную форму. Так, серьезныл аналитик А.Пушков в своем "Постскриптуме" обычно строг, даже иногда суховат в использовании языковых средств, способных отвлечь зрителей от смысла сказанного (хотя в публицистическом темпераменте ему не откажешь). Поэтому я был немало удивлен, когда журналист, рассуждая о недавней аварии в столичной энергосистеме, выдал неожиданно весьма образный оборот: "Чубайс вбил последний гвоздь в крышку гроба, где покоится его репутация"...
К сожалению, немало нынешних тележурналистов грешат не столько красивостью речи, сколько ее неряшливостью и даже откровенной грубостью. И даже считается своего рода шиком, чтобы в каждой фразе в эфире было по две-три "пищалки", - звуковых сигналов, заглушающих ненормативную лексику. Особенно много подобных перлов на тех каналах, которые рассчитаны на молодежную аудиторию. Впрочем, и другие, борясь за выживание в жесткой конкуренции с грандами отечественного вещания, не чураются вульгарности.
Бороться с поветрием последних лет очень непросто. И только административные меры тут, увы, вряд ли помогут. Гораздо эффективнее позитивные примеры, но их в эфире пока немного. Писательское слово, прежде постоянно звучавшее с экрана, в последнее время почти не присутствует там. ТВ с большей охотой предоставляет слово косноязычным "звездам" шоу-бизнеса. Поэтому, наверное, с таким интересом встретили все мы в минувшее воскресенье после трехлетнего перерыва телеинтервью великого русского писателя Александра Солженицына. Он говорил о многом наболевшем, и все, сказанное им, западало в душу. А его рассуждения о национальной идее и шуваловской формуле "сбережения" народа показались так или иначе относящимися и к нашей теме. В самом деле, можно ли сберечь нацию, коверкая и ломая созданный ею в течение многих веков язык?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников