03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"Я УМОЛЯЛА, А ОН ТОЛЬКО СВИРЕПЕЛ"

Карпов Вадим
Статья «"Я УМОЛЯЛА, А ОН ТОЛЬКО СВИРЕПЕЛ"»
из номера 103 за 09 Июня 2005г.
Опубликовано 01:01 09 Июня 2005г.
Эта история многих взволновала, поразила... Водитель "Жигулей" Сергей Багдасарян согласился подвезти женщину и потом пытался ее изнасиловать. Защищаясь, она ударила нападавшего ножом в ногу, угодив в артерию, после чего тот скончался от потери крови. А Люблинский суд Москвы фактически поддержал насильника - приговорил Александру Иванникову к двум годам лишения свободы условно да еще обязал выплатить 206 тысяч рублей родственникам погибшего...

- 2 июня, отправляясь на оглашение приговора, я попрощалась с сыном, - рассказывает Александра Иванникова. - Не знала, вернусь или нет. Прокурор Галина Кобзева требовала три года лишения свободы - максимальный срок по этой статье: убийство в состоянии аффекта. Взяла Тимура на руки, покачала, поцеловала и сказала: "Маленький, надеюсь, вечером приду. Но если что... веди себя хорошо"...
Саша вернулась домой, приговоренная к двум годам лишения свободы условно и выплате 206 тысяч рублей родственникам погибшего.
- Так решила судья Татьяна Калинина. Но я была все равно рада - меня не разлучили с сыном. Расписали так: 156 тысяч 196 рублей на похороны, а остальное - возмещение морального ущерба. Выходит, я же и виновата, я преступница...
- Твою судьбу, Александра, решали две женщины - прокурор и судья. Как думаешь, почему все было так строго и, на мой взгляд, несправедливо? Ведь ты защищалась от варвара, от насильника...
- Наверное, они думали: не надо было этой Иванниковой ночью садиться в машину...
Саша - хрупкая, стройная, обаятельная женщина, с которой мы разговариваем на лавочке на берегу Москвы-реки. Она ненадолго вырвалась из дома и все время посматривает на часы - скоро кормить ребенка. Иногда она замолкает и внимательно, пытливо смотрит на меня, словно оценивая: правильно ли я все понял, согласен с ней, не осуждаю ли. И разговор наш скачет по "временным ступенькам" жизни Саши, от одной к другой. Видно, как тяжело дается ей каждое слово, тяжелые воспоминания: голос ее начинает дрожать.
- Когда я училась в 11-м классе, меня изнасиловали. Знакомый. Затащил в подвал... Сейчас бы я сразу заявила. А тогда мне просто было жутко, я не выходила из дома. Только через две недели вместе с другом (он настоял) пошли в милицию. "Когда это произошло? - спросил следователь. - Очень поздно пришли. Ничего уже не докажешь..."
Маме все рассказала только через несколько лет. С тех пор, выходя из дома, брала с собой кухонный ножик. Он лежал у меня в сумочке . Никого резать, понятно, не собиралась, но мне так было спокойнее.
После окончания школы поступила в Московский институт радиоэлектроники и автоматики. Проучилась там только два года. Поняла, что не мое. Я человек больше гуманитарный, а тут информатика, программирование... Потом работала в разных фирмах секретаршей. Нормально работала, только вот сами фирмы то и дело разорялись - время такое было...
Мама Александры Елена Михайловна трудилась на заводе "Старт", "пока его не разворовали в 80- е", а отец Михаил Михайлович работал то электриком, то квартиры ремонтировал. Сейчас родители на пенсии. Получают, как и все, то есть совсем мало: по три тысячи с небольшим. Живут они все вместе в Марьино. В одной квартире - старики и Саша с мужем Олегом и сыном Тимуром, который только-только родился - 30 января. На пятерых две комнатки.
- Платим за квартиру с родителями пополам, - делится со мной секретами семейного бюджета Александра. - За май вот скинулись по 800 рублей. Дорого, - Саша сжимает губы. - А тут еще по суду надо отдать сумасшедшие деньги. Откуда их взять?
Олег работает в частной мастерской на шиномонтаже - не бог весть какие доходы. И копить ну никак не удается, особенно сейчас, когда маленький ребенок. Только на упаковку памперсов нужно полтысячи. А еще ползунки, ходунки, игрушки. Баночка питательной смеси для Тимура, которой и на неделю не хватает, стоит двести рэ.
- И уже надо манеж покупать, - размышляет Александра... - Ну придут приставы описывать имущество. А что взять? Красной мебели у нас точно нет. Машина есть - мамина старенькая "Нива"...
...С Олегом они расписались пять лет назад. Долго не могли придумать имя сыну.
- Мне не хотелось, чтоб оно ассоциировалось с каким-то конкретным человеком. Вдруг вспомнили Тимура и его команду из доброй детской книги. Добрый парень, который вершит добрые дела... В тот злополучный день, это было два года назад, - делает неожиданный переход Саша, - мы с мужем ходили по магазинам, купили мне лыжную куртку. На новогодние праздники собирались поехать в Петрозаводск. И уже плацкартные билеты на поезд взяли. Потом пошли голосовать - не помню, кого тогда выбирали, за кого голосовала, помню только, что это было 7 декабря. А поздно вечером с Олегом поругались. Из-за ерунды. Если бы я знала... Психанула, оделась и помчалась в Кузьминский парк, где было у меня одно заветное дерево, что возле церкви. Сейчас от него только пенек остался. Мы и с Олегом возле того дерева ходили раньше, целовались... Возвращалась ночью, метель мела. Поймала ту машину на улице Перерва. "Довезете за сто рублей?" "Садись..."
Страшно стало, когда водитель, молодой крепкий парень, проехал мой поворот и завез в переулок. Заблокировал двери, сорвал с меня вязаную шапочку и шарф. И стал уговаривать заняться сексом: "Да ладно тебе..." Снял брюки и трусы. Отбивалась, как могла, умоляла, а он только распалялся. Схватил меня одной рукой за волосы, другой за дубленку... Орал, матерился, оскорблял, угрожал. Противно это вспоминать. Я плакала от бессилия и беспомощности. Единственное, что хотелось - убежать. Пыталась дотянуться до двери и никак не могла. И тут увидела свою сумочку, которую он бросил на заднее сиденье. "Подожди", - сказала я. От неожиданности парень отпустил меня.
Взяла сумочку и положила между нами. Достала нож, он был завернут в тряпку. И, не разворачивая, ткнула им... В машине было темно, стекла тонированы. Видела только его белые ноги... Попала я, как потом узнала, в бедренную артерию. Даже не поняла, что произошло. Хлынула фонтаном темная теплая кровь. "Ты что, сука, сделала?" - заорал он, но сразу отпустил. Я выскочила, закричала: "Человек умирает!" Как раз мимо шла патрульная машина. Сразу вызвали "скорую". Мне потом сказали, что он умер...
Какая-то жуткая история. Три дня была в шоке: "Я убила человека..." Защищалась, но все равно. Первые дни не могла даже толком говорить. "Да", "нет", "не знаю"... И все.
Потом было неторопливое следствие, проводились многочисленные экспертизы, начался мучительно долгий суд. Шел месяц за месяцем. Одно из последних судебных заседаний проходило за две недели до родов. Судья сказала: "Пусть девочка родит спокойно, а потом дальше разбираться будем". Конечно, все это время я очень волновалась, но родился (тьфу-тьфу) здоровый ребенок. А уже через две недели - так торопились! - опять суд. Покормишь Тимура - и бегом на заседания.
Александра настаивала, убеждала, что действовала в пределах необходимой обороны. А суд почему-то решил, что Иванникова "умышленно причинила тяжкий вред" со всеми вытекающими последствиями, хоть и в состоянии аффекта. Какой подарок на перспективу всем прочим негодяям и насильникам!
Свои уроки Александра из случившегося извлекла. Она теперь ни за что не сядет одна, без мужа, в чужую машину. И нож с собой больше не носит. Читает на ночь Гарри Поттера:
- Очень устала от всего. И очень хочется попасть в сказку. Только так и можно отдохнуть. Но сил хватает лишь на 4-5 страниц. И сразу засыпаю...
P. S. Когда материал готовился к печати, стало известно, что прокуратура Москвы опротестовала обвинительный приговор Люблинского суда и вынесла кассационное представление об его отмене. А также - о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников