05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"МЫ НЕ ЗВЕРИ. МЫ - БОКСЕРЫ"

Настенко Георгий
Статья «"МЫ НЕ ЗВЕРИ. МЫ - БОКСЕРЫ"»
из номера 100 за 09 Июня 2007г.
Опубликовано 01:01 09 Июня 2007г.
И даже завоевав чемпионский титул по версии WBO (Всемирная боксерская организация), Султан Ибрагимов остался скромным и доброжелательным парнем. Хотя ему постоянно приходится держать ухо востро. Журналисты часто задают провокационные вопросы, а соперники по боксерскому цеху стремятся нанести удар если не на ринге, то в очной или заочной словесной дуэли.

- Султан, на днях бывший обладатель пояса WBO Сергей Ляхович публично заявил, что обиделся на ваши слова, сказанные в его адрес. Чем же вы его обидели?
- Понятия не имею. После победы над американцем Шенноном Бриггсом журналисты мне задавали вопросы, а я на них отвечал. У меня вообще нет привычки заводить своего будущего соперника, говоря ему всякие гадости. Но на вопросы, задаваемые представителями СМИ, стараюсь отвечать искренне. Я, конечно, мог сказать о том, что мне удалось не повторить ошибок, сделанных Сергеем в бою с Бриггсом. Кстати, и в предыдущем интервью вашей газете говорил: при личном общении Сергей показался мне очень хорошим человеком. Теперь, наверное, мои комментарии по поводу его поражения от Бриггса по своему донесли до него журналисты. А, может быть, Сергей просто воспользовался случаем напомнить о себе...
- Неписаные правила профессионального бокса требуют умения вести и словесные дуэли перед поединками. Вам, наверное, непросто противостоять матерым бойцам на пресс-конференциях?
- Понимаю, что, приходя в профессиональный бокс, надо принимать все его негласные правила. Сам я, как, впрочем, и все российские бойцы, предпочитаю доказывать свои чемпионские амбиции на ринге, а не перед микрофоном. Но вот один из последних моих соперников, Лэнс Уитакер, на пресс-конференции перед боем не раз переходил все границы разумного. И он не на публику работал, а просто целенаправленно вызывал мою ярость - бубнил мне в ухо всякую гадость. Но во время самого боя Уитакер трижды падал на ринге, и судья дал мне досрочную победу. К счастью, подобная неприязнь к сопернику у меня больше не возникала. Как правило, профессиональные боксеры уважают своих коллег. А перед другими поединками меня и соперника порой специально рассаживали подальше друг от друга. Дескать: вот позволим им сблизиться - они растерзают друг друга, как звери. На самом же деле до и после боя мы, бывало, встречались и миролюбиво общались. С тем же Бриггсом давно знакомы, даже тренировались в одном зале. Так что все его угрозы отправить меня в космос не удивили и не разозлили.
- Виталий Кличко, ведя репортаж на Германию, не скрывал радости по поводу вашей победы. А до боя или после вы не общались?
- К сожалению, нет. Кличко-старший приехал в Атлантик-Сити перед началом боя. Мне говорили, что он комментировал мои действия доброжелательно и объективно. Давно знаю обоих Кличко как настоящих интеллигентов и больших дипломатов. Что, впрочем, не мешает им на ринге разбираться с соперниками довольно жестко и быстро.
- Часто ли профессиональные боксеры на ринге применяют не совсем честные приемы?
- Да! Определяющие факторы во всех профессиональных поединках - физическая сила и квалификация боксера. Но когда встречаются равные по классу боксеры, грязный приемчик может сыграть свою роль. И часто его можно заранее предугадать. Например, низкорослые бойцы бьют ниже пояса или "нечаянно" бодают лбом в нос или бровь, а высокие норовят незаметно для судьи ударить по затылку. Еще локтями больно цепляют, руку твою под мышку могут "нечаянно" зажать. В эти штучки приходилось вникать в процессе профессиональной карьеры. Порой мы даже специально нанимали в спарринг-партнеры боксеров, известных своими грязными приемами.
- А ваш друг Майк Тайсон профессиональными секретами с вами не делился?
- Он от меня ничего не скрывал. Но мало ведь рассказать на словах. Надо показать все эти приемы во время спарринга. Перенимать их я не собирался, но к возможным хитростям противника должен был быть готов. А опытные бойцы, приглашенные на спарринги, даже за хорошие деньги не всегда такое показывают. В контрактах нет пункта "Раскрытие мелких хитростей". Когда во время титульного боя на кону большие деньги, тогда спортсмен скорее пойдет на подлянку. А в тренировочном спарринге любой отработает чисто. Исключение составил только американец Корри Сандерс - тезка и однофамилец белого южноафриканца, дравшегося с братьями Кличко. Этот темнокожий гигант из США подробно и скрупулезно мне все показывал. Причем делал это без моих настойчивых просьб, а просто по велению сердца. Возможно, из уважения к моему другу Тайсону, с которым он сам раньше часто спарринговал. Как видите, и в мире сурового боксерского бизнеса встречаются бескорыстные люди. Ну и, конечно, никаких от меня секретов нет у Тимура Ибрагимова. Не зря же нас за глаза называют братьями! Хотя на самом деле мы с ним даже разных национальностей: он - узбек, а я - аварец. После того, как мы много раз объясняли это американским журналистам, нас стали звать уже не родными, а двоюродными братьями.
- Какими видами спорта помимо бокса интересуетесь?
- Когда учился в ростовском техникуме, даже задумывался: выбрать бокс или борьбу? Борьбой заняться было бы даже логичнее - какой-то опыт уже имелся. Сам не знаю до сих пор, почему выбрал бокс. Наверное, пример старшего брата подействовал. Люблю также футбол, баскетбол, использую эти виды спорта в качестве общефизической подготовки. По телевизору смотрю все центральные матчи Лиги чемпионов. Пусть российские футболисты не обижаются, но качество игры в наших командах оставляет желать лучшего. Впрочем, результаты тоже. Зато с большим удовольствием смотрю международные соревнования по всем видам единоборств. Еще катаюсь на горных лыжах, но при всей азартности моего характера приходится спускаться только с малых горок, чтобы не получить "необязательную" травму и не подвести мою команду - тренеров, менеджеров, промоутеров и болельщиков. Кстати, я в 25 вообще впервые в жизни встал на беговые лыжи. Тренер сборной России Валерий Белов на общефизической подготовке в Подмосковье всю команду выводил на лыжню. И ничего - понравилось! Заразил на всю жизнь.
- Есть желание провести следующий бой в России?
- Я в России и готовился бы к бою, но здесь гораздо сложнее, чем в США, найти спарринг-партнеров. И, честно говоря, я привык настраиваться таким образом, чтобы шум трибун меня не отвлекал. И Штаты я уже не считаю таким уж чужим краем. В Майами, где я провожу большую часть времени, вообще много выходцев из нашей страны, для которых русский язык - родной. Знаменитые русские хоккеисты Владимир Малахов, Павел Буре, Алексей Жамнов приходили поддерживали меня во время боя, а я с удовольствием болел за их команду. Однажды после боя в Голливуде (есть и в Майами город с таким названием) ко мне подошел местный музыкант. Оказалось, что он - отец Матвея Коробова, капитана сборной России по боксу. Вот и получается, что я его вижу чаще, чем Матвей. Так что американские трибуны поддерживают и меня, и братьев Кличко, и Олега Маскаева. Но все равно, буду рад любой возможности провести очередной свой поединок в России. Это станет хорошей пропагандой для молодых: лучше бокс, чем шатание по улицам. Правда, в бизнесе профессионального бокса далеко не все зависит от желаний самого спортсмена. Все определяют промоутеры, менеджеры, телекомпании.
- Давайте о промоутерах. Вам как к профессионалу вопрос: почему Николая Валуева и Романа Кармазина никто не предостерег от контактов с печально знаменитым Доном Кингом, как вас предостерег от этого Майк Тайсон?
- Недобрая слава об этом деятеле бокса идет давно, в курсе его дел и Рома, и Коля. Но бывают разные ситуации. У того же Валуева сейчас два промоутера - Кинг и Зауэрланд. С немцем он давно работает, так что если есть риск получить подставу от Кинга, то немец не давал поводов не доверять ему. А в некоторых ситуациях, не попав в "конюшню" Дона Кинга, бывает невозможно получить прямую дорогу к званию чемпиона мира. Кому-то удается при помощи грамотных менеджеров и юристов выторговать себе у Дона приемлемые условия. А кому-то на данный момент завоевать чемпионский титул бывает важней, чем заработать больше денег. По какой-то иной причине Кармазин, прекрасный боксер и очень порядочный человек, как говорят в нашей среде, заработал на своем чемпионском звании очень мало. И потому я с удовлетворением наблюдаю, как в нашем профессиональном боксе появляются не только талантливые бойцы, но и успешные тренеры - Валерий Белов, Манвел Габриэлян, - а также свои грамотные менеджеры. Например, братья Кличко - сами себе промоутеры, занимаются организацией собственных боев. Мне в этом деле повезло, потому что в промоутерской компании, с которой у меня контракт, работают россияне: Гамзат Агаев - менеджер, продюсер - Степан Лендьел. А ее президент, Рамазан Абачараев, - давний друг моей семьи. Он был в числе тех, кто помогал мне остаться в любительском боксе во времена развала советского спорта. Хотя в те годы, вы помните, как раз из спорта уходили многие талантливые атлеты и тренеры.
- Теперь наши лучшие боксеры неплохо зарабатывают. Но все равно: не обидно, что за победу вы получили 600 тысяч долларов, а проигравший Бриггс - более полутора миллионов?
- Мои гонорары от меня не уйдут. Кто сейчас сколько получит, определялось до боя. В статусе чемпиона я за следующий поединок заработаю больше. Материальный стимул важен, но в бокс идут не только из-за денег. И я еще лет 10 назад не думал, что ринг станет главным моим источником доходов. Хотя и тогда тренировался, не щадя себя...
Беседу вел


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников