14 августа 2018г.
МОСКВА 
22...24°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 66.75   € 76.23
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Как поссорились Иван Сергеевич с Николаем Алексеевичем

Тургенев в редакции «Современика» читает Некрасову и Панаеву. Фото из открытых источников.
Ирина Смирнова, Санкт-Петербург
Опубликовано 19:03 09 Июня 2018г.

Разрыв двух великих литераторов из-за политических разногласий


Эта хрестоматийная история выглядит на редкость актуальной. Мы снова все яростнее говорим и спорим — в прессе, на кухнях, в соцсетях — о свободе, реформах, нравственном выборе. В этом отношении поучителен разрыв близких, дружеских отношений Тургенева с Некрасовым, случившийся из-за политических разногласий.

Как известно, почтенные классики рассорились из-за статьи критика Добролюбова о тургеневском романе «Накануне». Писатель познакомился с ней в ее первоначальной, доцензурной редакции и решительно выступил против публикации. «Она, кроме неприятностей, ничего мне наделать не может, — писал Тургенев в феврале 1860-го своему другу, редактору «Современника» Некрасову. — Она несправедлива и резка — я не буду знать, куда бежать, если она напечатается».

Некрасов пытался склонить критика к уступкам, но безуспешно. Тургенев тоже был категоричен. Поставленный перед выбором, Некрасов все же опубликовал статью, после чего между друзьями пробежала кошка. От последовавшего разрыва страдали оба, примирились — почти без слов — только перед смертью Николая Алексеевича.

Кто же был прав в том старинном споре между писателем и редактором, который им обоим казался столь принципиальным? Сама статья Добролюбова «Когда же придет настоящий день?» неподготовленному читателю мало что проясняет. Она огромная и едва ли не комплиментарная по отношению к автору романа. Но революционный подтекст статьи однозначно был понят читателями. Тургенев не зря волновался.

Вера Засулич по случаю 40-летия смерти Добролюбова отмечала, что в критическом разборе тургеневского романа ему удалось «написать с не допускающей сомнений ясностью свое революционное завещание подрастающей молодежи образованных классов». А вот цитата Ленина из статьи «Начало демонстраций» в том же номере «Искры»: «Всей образованной и мыслящей России дорог писатель, страстно ненавидевший произвол и страстно ждавший народного восстания против «внутренних турок» — против самодержавного правительства». «Внутренние турки» — это как раз из добролюбовской статьи...

Поначалу Тургенев пытался сблизиться с Добролюбовым, когда тот только пришел в «Современник», но молодой критик резко, порой невежливо уходил от общения с классиком. Несовместимость взглядов либеральной группы литераторов и революционно-демократических идей молодых публицистов достигла апогея в 1860 году с публикацией той самой статьи. После чего Тургенев поставил ультиматум: «Я или Добролюбов». Некрасов выбрал, как известно, последнего, и отношения Тургенева с «Современником» прекратились.

Некрасову этот разрыв дался тяжело: он искренне любил Тургенева как человека, высоко ставил как писателя. А вот как Тургенев пишет в письме к Некрасову: «Я так же люблю тебя, как любил прежде... не сомневайся во мне, как я в тебе не сомневаюсь». И такой высокой дружбе великих людей пришел конец из-за одной статьи?

Слово эксперту

Михаил Макеев, доктор филологических наук, профессор МГУ, автор биографии Некрасова в серии «ЖЗЛ»

— В тот период ушли почти все, с кем начинал Некрасов работать в «Современнике»: Анненков, Дружинин, а Тургенев последним завершил этот процесс. Чернышевский и Добролюбов вытеснили старшее поколение. А Некрасов... Он был редактор, ответственный за судьбу «Современника», и потому выбрал тех, с кем, как он считал, будет расти популярность журнала, поскольку это люди острые и яркие. Не забудем: когда Плетнев издавал «Современник» после смерти Пушкина, журнал влачил жалкое существование. Некрасов перенимает у него бразды правления, не имея ни гроша. И поднимает журнал в «мрачное семилетие» (с 1848-го по 1855-й), когда свирепствовала цензура. Но Некрасов все время работал, не опуская рук, он был человеком с предпринимательской цепкостью и довел тираж до 6,5 тысячи — по тем временам популярность просто невероятная. А значит, он оказался прав?




ЦИК одобрила проведение референдума по пенсионной реформе.