09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЦАРЬ БОРИС ВЫШЕЛ В НАРОД

Николаев Сергей
Опубликовано 01:01 09 Июля 2002г.
Удивительное совпадение: два главных музыкальных театра страны почти одновременно, с разницей всего в несколько дней, показали одну из величайших русских опер - "Бориса Годунова" Мусоргского на пленэре. Большой сделал это на Псковщине в Пушкиногорье, Мариинский - в Выборге.

Впрочем, случайность, как известно - всего лишь проявление закономерности. Действительно, какая еще русская опера более подходит для подобного проекта, какому еще шедевру отечественного музыкального театра так тесно в академических стенах? Ведь не зря же композитор предпочел слову "опера" жанровое обозначение "народная музыкальная драма". Это качество - народность - вполне присуще уже самой пьесе Александра Сергеевича Пушкина, переработанной Мусоргским в либретто. Пушкин, с его идеями государственности, ответственности властителей перед народом, современен всегда - независимо от того, возглавляет ли в это время Россию царь или, как нынче, президент.
Итак, замысел необычного исполнения родился практически одновременно в обеих наших столицах. Но, как нередко в последнее время бывает, питерцы опередили москвичей и успели реализовать задуманное на несколько дней раньше. Причем показали зрителям совсем свежую, только что осуществленную постановку, для которой художественный руководитель Мариинского театра Валерий Гергиев выбрал "нетрадиционную" для отечественных сцен первую редакцию оперы, созданную композитором в 1869 году. Ту самую, которая была решительно отклонена Дирекцией императорских театров из-за того, что автор "совершенно забыл о сколь-нибудь значительной женской линии". Именно в этой редакции, выполненной без оглядки на академические нормы и правила, наиболее проявилась самобытность творческой натуры Мусоргского. В произведении Пушкина композитор увидел две важные для себя (а значит, и для слушателей) сюжетные линии: трагедию царя Бориса, взошедшего на престол через преступление (убийство малолетнего наследника Дмитрия), и трагедию народа, знающего об этом преступлении и безмолвствующего.
Именно эта тема показалась наиболее актуальной сегодня и маэстро Гергиеву. А коль так, то не в театре, с его блещущими позолотой ложами и бархатными занавесами исполнять спектакль. Не в удобных креслах с подлокотниками в уютном зале внимать признаниям "царя Ирода", мечтавшего о процветании своей страны, но погрязшего в грехах и интригах. Зритель сам должен стать как бы соучастником событий, чтобы "осудить или простить", всмотреться, вслушаться, понять. Лучшей сцены для такого действа, чем та, что создана предками, несет на себе печать истории, - не придумать.
С Выборгской крепостью, отстроенной в средневековье шведами, Валерий Гергиев угадал на сто процентов. Ее узкая, вымощенная брусчаткой площадь, ее старые стены, с внешней стороны окруженные водой, а с внутренней глядящие на вас темными глазницами зарешеченных окон и поднимающаяся почти вертикально вверх, к замку, лестница, и строгая арка ворот - все это, вместе взятое, словно машина времени, переносит каждого сюда заглянувшего на четыре столетия назад, в недолгую пору царствования "просвещенного Годунова".
А ведь первоначально в Мариинке предполагали играть "Бориса" в Петропавловской крепости. Не случилось по банальной причине - слишком большие потребовались бы затраты на "преобразование" парадной, в сущности, праздничной Петропавловки (несмотря на мрак ее казематов, "воинственность" бастионов - они не на виду, "вне основного действия").
Впрочем, и в Выборге поставить оперу Мариинского театра оказалось делом не дешевым. Помогли поклонники таланта маэстро Гергиева из числа богатых россиян, а также - финны. Там ведь совсем рядом граница. В небольшом финском городке Миккели наш прославленный дирижер проводит свой музыкальный фестиваль (тот стартует сразу после окончания фестиваля Мариинки "Звезды Белых ночей"). Так что Валерия Абисаловича и его творчество хорошо знают по обе стороны границы. Открыть с помощью музыки рубежи объединить, пусть хотя бы символически, людей в едином переживании искусства и истории - вот еще одна важная идея, вдохновившая художественного руководителя самого престижного петербургского театра.
Около 1000 зрителей собрались на спектакль, сыгранный пока единственный раз. Примерно половина из них - гости из страны Суоми, заплатившие за билет по 150 - 200 долларов. Все российские зрители (VIP-персоны и журналисты) слушали оперу бесплатно - по специальному приглашению. Но лучше бы они купили билет! Потому что на воздухе, под открытым небом, время от времени наливавшимся грозными тучами (за последними внимательно следили военные летчики, успевая "разбомбить" облако, готовое уже было дождем пролиться на импровизированную сцену), звук уходил куда-то в пространство, терялся. И те из зрителей, кто расположился не прямо перед "сценой", не в первых двух рядах, а чуть в стороне и сзади, много потеряли как в восприятии музыки, так и в общем впечатлении.
Одному из авторов этих строк повезло оказаться буквально в нескольких метрах от блистательного Сергея Алексашкина (Борис), посмотреть в глаза мудрому Юродивому (Василий Герелло), единственному герою оперы, по-настоящему говорящему от имени народа (того, который "безмолвствует") на сцене, и нас, зрителей. О, как хотелось в этот момент крикнуть: "Проснись, Россия!" И повернуть ход истории вспять, "переиграть" ее, исправив трагические ошибки XVI, XVII и всех других веков, так, чтобы вошла наша родина в век нынешний крепкой, сильной, процветающей державой. Между прочим, эту же мысль на банкете в честь успешного окончания спектакля озвучил сам маэстро Гергиев...
Того же - но в то же время совершенно другого "Бориса Годунова" показали москвичи у стен Святогорского монастыря. Самим выбором места - у могилы Пушкина - Большой театр дал понять, что посвящает уникальное исполнение прежде всего памяти великого поэта, заложившего основы русского миропонимания. Здесь перед двухтысячной аудиторией (это не считая народа, вольно расположившегося на окрестных холмах) разыграли привычную вторую редакцию - с "женской линией", то есть с образами царевны Ксении, Марины Мнишек... Кстати, эффектна была в этой партии Нина Терентьева. Но, пожалуй, всех солистов, даже вполне достойно проведшего главную партию Владимира Маторина, затмил неувядаемый Александр Ведерников в роли Варлаама. Внимая замечательному певцу и актеру, трудно поверить, что ему, без полугода, 75 лет! Быть может, "сыграло" и то вдохновляющее обстоятельство, что за дирижерским пультом находился сын прославленного солиста, художественный руководитель Большого театра Александр Ведерников-младший. Уж он постарался, чтобы отцу, как и другим певцам, хору, было максимально комфортно в этих необычных акустических условиях. И все это - с одной-единственной репетицией! Больше, чем на два дня, вывозить громадный коллектив неподъемно ни для Минкультуры, ни для спонсоров... Когда звон "пушкинских" колоколов монастыря слился с гулом привезенной из Москвы звонницы Большого театра, подумалось: вот живой символ непрерывности (несмотря на все катаклизмы) российской истории. Хотя, конечно, в собственно музыкальной стороне дела гурманы могли заметить больше огрехов, чем в зрелищной, - это неизбежно в подобных проектах.
Тех, кто не смог попасть в тот момент в Пушкиногорье и не посмотрел телевизионную трансляцию по каналу "Культура", утешим: говорят, Большой собирается выпустить видеозапись уникального представления, наложив на нее качественную студийную фонограмму. То же, кажется, намерен сделать и Мариинск"ий. Что ж, пусть творческое соревнование двух великих театров продолжится.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников