08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НУЖНА ЛИ ТАКАЯ ПОМОЩЬ?

Вертий Виктор
Опубликовано 01:01 09 Июля 2004г.
Два последних десятилетия в промышленно развитых странах мира наблюдается устойчивая тенденция уменьшения членства в профсоюзах, при этом особенно серьезно падает интерес среди работников, занятых в отраслях реальной экономики.

В США, по данным за 2003 год, только 12,9% всех работающих состоят в профсоюзах, при этом среди работающих в негосударственном секторе эта цифра равна 8,2%, в государственном секторе (государственные и муниципальные служащие) - 37,2%. Тогда как 20 лет назад, в 1983 году, - 20%, каждый пятый работник состоял в профсоюзах. Только за 2003 год "вымыло" 369 тысяч человек.
В Великобритании членство в профсоюзах снизилось с 48,3% в 1975 году до 32,9% в 1995 году от всех работников (исключая занятых в сельском хозяйстве). Аналогично, на треть и более, сократился этот показатель в Швейцарии, Голландии, Испании и Греции. Более чем на половину обезлюдели профсоюзы Португалии и Франции. От 15% до 25% составило снижение в Австрии, Германии и Италии. В среднем по этим странам доля вовлеченных составляет около 25% от всех работников (исключая занятых в аграрном секторе). При этом большая часть - работники госсектора экономики.
Западные исследователи профсоюзного движения и сами профлидеры международных организаций отмечают, что происходящие кризисные процессы, прежде всего резкий спад членства (а следовательно, и влияния профсоюзов), в большинстве промышленно развитых стран - следствие серьезных структурных сдвигов в экономике западных стран, глубоких изменений в их социальной структуре и общественной жизни. При этом большинство исследователей подчеркивает необратимость этих процессов.
В числе причин кризиса профсоюзов называется множество факторов: от обострения глобальной конкуренции до изменения типа современного работника, который существенно отличается от неграмотного "массового рабочего" на сборочном конвейере времен Тейлора.
При этом децентрализация трудовых отношений и последующее ослабление профсоюзов - во многом результат сознательных усилий правительств западных стран перед лицом угрозы со стороны стран-конкурентов. Во Франции новое трудовое законодательство было спроектировано так, чтобы национальные производители могли проводить быстрые технологические изменения и выдерживать мировую конкуренцию; в Швеции отказались от централизованного договора (здесь не удавалось удерживать в разумных пределах трудовые издержки в экспортных отраслях); в США правительство было вынуждено пойти на ослабление позиций своего главного "приводного ремня" и "электорального ресурса" - профсоюзов - перед лицом рецессии и роста инфляции в 80-е годы. Всем памятны история с профсоюзами в Великобритании времен М.Тэтчер и последующие реальные экономические успехи ее правительства.
Фактически в подавляющем большинстве стран Запада старая модель регулирования трудовых отношений с профсоюзами как массовой и значимой организацией оказалась слабо совместимой с современной конкурентной экономикой и современным обществом.
Одним из следствий резкого снижения членства в профсоюзах стало то, что в большинстве промышленно развитых стран профсоюзы сейчас рассматриваются как "консервативные институты, прежде всего озабоченные защитой относительных преимуществ меньшинства работающего населения". Соответственно, моральный авторитет и значимость этого движения в глазах общества в целом продолжают снижаться. Сегодня профсоюзы зачастую фактически являются корпорацией, защищающей свои узкокорпоративные интересы, в том числе за счет других, более слабых членов общества (работников, занятых в смежных отраслях, у подрядчиков) и за счет своих коллег в других странах (через лоббирование таможенных пошлин и барьеров).
В этих условиях международные профсоюзы, стремясь сохранить свое влияние, пытаются "экспортировать" свои технологии в так называемые "развивающиеся" страны и активно действуют в России, порой руководствуясь целями, далекими от защиты интересов "рабочего движения".
На фоне глубоких внутренних кризисных процессов и нерешенности вопроса о месте и роли профсоюзов в собственных обществах, ряд крупных западных профсоюзных организаций начиная с 90-х годов весьма активно развивает деятельность по "обучению" профсоюзов России и других стран СНГ.
При этом методы и приемы их работы очень напоминают то, как "учили жить" Россию Международный валютный фонд и Всемирный банк с их крайне абстрактными и оторванными от российских реалий рецептами "шоковой терапии" и "приватизации".
Повод поставить вопрос таким образом дало происшествие с гражданкой США А.Стивенсон, чью визу при въезде в нашу страну российские власти аннулировали сроком на пять лет. За что получили суровую отповедь посла США в России А. Вершбоу. "У нас вызывают недоумение недавние действия России по аннулированию визы Стивенсон", что может стать препятствием "дальнейшему процессу интеграции России в международные структуры и организации XXI столетия". Через несколько дней, вернувшись к происшедшему, газеты намекнули на причастность к данной истории ФСБ и пояснили: дело тут в том, что ее (г-жи Стивенсон) центр консультировал по правовым вопросам российских авиадиспетчеров, "которые угрожали забастовкой". Представим себе, что некий иностранец, например россиянин, позволил бы себе участие в подготовке забастовки в США, да еще в отрасли, где забастовки запрещены законом. Вряд ли он отделался бы лишением визы.
Любопытно, что особенно обеспокоились случаем с г-жой Стивенсон лидеры отдельных отраслевых российских профсоюзов. В разные инстанции от них посыпались десятки писем-протестов против "произвола российских властей". Тот факт, что все эти послания слово в слово повторяли друг друга, оценим как высокую степень профсоюзной "солидарности".
Международные профбоссы, такие как Стивенсон, г-н Райдер, г-н Хиггс и другие, и их российские коллеги, судя по всему, хотели бы иметь возможность активного политического влияния по всему миру. Не секрет, что, контактируя в разное время с профсоюзами Чили, Польши, Югославии, профсоюзы способствовали изменению политических режимов в этих странах. Да и в бывшем Советском Союзе активисты шахтерского движения конца восьмидесятых годов, ставшего, по сути, антисистемным тараном, всемерно поощрялись международными профсоюзами. Но и после того как власть в нашей стране коренным образом переменилась, "старший брат" не ослабляет контроля над происходящим в России. Даже напротив.
Особое внимание международные братья оказывают профсоюзам, действующим в жизненно важных отраслях России, на предприятиях ВПК. Это не маломощные профсоюзы нищих учителей, врачей, работников культуры, судьба которых, похоже, американцев вовсе не интересует, а объединения горняков, докеров, авиадиспетчеров, работников локомотивных бригад. Случайно? Не связан ли этот выборочный интерес с возможностью при помощи профсоюзов в нужный момент воздействовать на процессы в России в своих интересах?
Для верхушки отраслевых профсоюзов устраиваются семинары, курсы, консультации, поездки в США - словом, все то, что обычно применяется для взращивания "своих людей". Во время обучения на основе анкетирования работников ряда предприятий, в том числе и оборонных, оценивают атмосферу в коллективе, собирают при этом информацию не только экономическую, техническую и коммерческую, но и такую, которая может быть интересной для спецслужб.
Стоит хорошо подумать, нужна ли такая помощь нашему обществу со стороны международных профсоюзов и различных сомнительных зарубежных фондов? Или наше общество в состоянии самостоятельно выстроить приоритеты с учетом интересов российской экономики и российских трудящихся?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников