Яна Чурикова: «Джаз никогда и не хотел, чтобы о нем говорили снобы с придыханием»

Сергей Бирюков
19:14 09 Июля 2011г.
Опубликовано 19:14 09 Июля 2011г.
«Труд» заинтересовался, почему джазовый праздник взялась вести Яна, которую привычнее видеть в совсем других шоу

9 и 10 июля в московском музее-заповеднике Царицыно впервые пройдет музыкальный фестиваль «Царь-джаз» памяти Георгия Гараняна с участием российских и мировых артистов — гитариста Алексея Кузнецова, саксофониста Бенни Голсона, соул-певицы Мэри МакБрайд, конечно же Бигбэнда Георгия Гараняна… «Труд» заинтересовался, почему джазовый праздник взялась вести Яна Чурикова, которую привычнее видеть в совсем других шоу.

— После шумных «Жестоких игр» и «Евровидения» захотелось интеллигентного искусства?

— Не могу про себя сказать, что прямо так «мы из джаза». Например, не являюсь фанатом контемпорари джаза, это очень специфическая и элитарная штука. Но поскольку музыку люблю в разных проявлениях, то уверена, что основы джазовой классики должен знать любой современный человек, и такие имена как Элла Фитцджеральд, Дюк Эллингтон, Каунт Бейси должны быть в голове у каждого. К сожалению, своего винилового джаза у меня дома нет, потому что родители эту музыку не очень любили, они из другой эпохи, у них был рок-н-ролл. От них мне в наследство достался «Квин» — так по-русски и на диске и написано, не Queen, а «Квин», издала фирма «Мелодия». Но сейчас классический джаз хорошо издается на новых носителях, и мы с мужем постоянно покупаем что-нибудь на блю-рэй — допустим, какой-нибудь концерт Арти Шоу.

— Что для вас значит имя Георгия Гараняна?

— Гаранян для меня — как раз представитель старой доброй классики. Точнее, ее младшего поколения. Я очень рада, что судьба свела нас с Георгием Арамовичем, причем как-то так по-бытовому — в артистической на Фабрике звезд, как ни удивительно это может прозвучать. Но джаз никогда и не хотел, чтобы его воспринимали как матерую классику. По крайней мере при своем рождении он ею не был — это потом при разговорах о нем у снобов появилось классическое придыхание. Георгий Арамович приходил на Фабрику давать мастер-классы, причем делал это абсолютно без дурацкого пафоса, свойственного очень многим музыкантам. Ему хотелось донести до молодежи, что это легкая, веселая музыка, которая учит свободе и импровизации. На седьмой Фабрике все увенчалось тем, что на открытой эстраде прямо рядом со Звездным домом ученики дали джазовый концерт, собралось очень много народу… И после Георгий Арамович пригласил меня вести его консерваторские концерты. Он ведь был единственный джазмен, который имел свой абонемент в Большом зале Московской консерватории. Не могу передать, какие лица были у тетушек-служительниц, когда они меня увидели: м-м-м… ну ладно, что поделать, она тут сегодня работает, пусть заходит… Я зашла. И очень рада, что заинтересованный диалог с аудиторией, как мне кажется, получился. Гаранян любил ломать стереотипы. Спасибо ему за возможность для меня ступить на сцену Консерватории, что мои коллеги из попсового шоу-бизнеса вряд ли могут себе позволить.

— Теперь уже вы ведете концерты фестиваля его памяти.

— Для меня относительно Арамыча — извините за фамильярность, мы с ребятами из оркестра так его любя всегда называли — до сих пор не существует прошедшего времени. Вижу, как его жена Нелли очень правильно продолжает его линию — и я решила: пусть это работает. Те же ребята, тот же оркестр. Что особо радостно — привлечение к празднику детских и начинающих коллективов, которые будут выступать в менее официальной части днем. Это вечером — классические концертные костюмы, а перед тем — ребячьи потертые джинсы, рваные майки и полный отрыв. То, что у нас есть хоть какое-то молодежное джазовое движение, — для меня полное открытие. При том что в обществе массового запроса на джаз вроде бы не наблюдается. Еще и поэтому я сама с таким любопытством жду этого фестиваля, хочется посмотреть — как это воспримут?

— Расскажите хотя бы о некоторых участниках. Например, о вокальном квартете NewYorkVoices — говорят, это очень заслуженная группа, замечательные виртуозы, лауреаты Грэмми.

— Прекрасные музыканты, судя по тому, что мне удалось послушать. Хотите подробнее? У меня обычно так: основная информация о музыкантах поступает из личного общения с ними. Вот встретимся на репетиции, поговорим — и пожалуйста, расскажу вам о них. Только для этого вам придется прийти уже прямо в Царицыно на концерт.



Зачем Петр Порошенко ввел на Украине военное положение?