03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТИХИЙ АНГЛИЧАНИН

Русаков Эдуард
Опубликовано 01:01 09 Августа 2000г.
Он больше любит слушать, чем говорить. Чуждый саморекламе, привычно отмалчивающийся в шумной застольной компании, кажущийся даже застенчивым на фоне иных златоустов, он зорко всматривается в собеседника, изредка улыбается в свою бороду и впитывает все услышанное, не оставляя без внимания ни малейшей детали.

Таков Френсис Грин, снова посетивший Красноярск. Многим, конечно, знакомо имя и творчество его отца, знаменитого английского писателя Грэма Грина (1904-1991), автора остросюжетных романов "Тихий американец", "Наш человек в Гаване", "Комедианты".
Сын писателя родился в 1936 году, учился, как и отец, в Оксфордском университете. По образованию физик, был летчиком малой авиации. В последние годы Френсис Грин активно занимается общественной деятельностью, он инициатор и спонсор различных культурных проектов. В частности, финансировал в Англии издание книжной серии "120 лучших писателей мира", был спонсором одной из российских премий "Малый Букер", вот уже несколько лет поддерживает тесную связь с российским обществом "Мемориал", является одним из основателей Англо-Сибирского общества.
Впервые Френсис оказался в Красноярском крае весной 1992 года, когда на развалинах Советского Союза повсеместно отмечался бурный рост "национального самосознания".
- Моя первая поездка была продиктована желанием понять взаимоотношения русских с людьми других национальностей, особенно в республиках, - вспоминает Френсис Грин. - Тогда в западных газетах очень много писали о межнациональных столкновениях в вашей стране. Я всегда относился с горячей симпатией к России, люблю русскую литературу, и меня больно ранили эти известия. В ту поездку мы с научной сотрудницей "Мемориала" Ириной Осиповой посетили Тыву и Хакасию. Помню, приехали в Кызыл в очень сложный момент, когда там было только что создано новое правительство (в которое, кстати, вошли бывшие члены партноменклатуры). Нам тогда рассказали, как происходило "выдавливание" русских из Тывы. В Хакасии атмосфера была значительно мягче, это неудивительно - там всего 12 процентов хакасов, остальные - русские. А в Тыве обстановка была напряженной, мы это почувствовали даже на себе, когда в первый день вышли на центральную площадь Кызыла. Там кучковалась местная молодежь в национальных костюмах, и когда я обратился к ним с просьбой разрешить их сфотографировать, они восприняли это агрессивно. Ирина им объяснила, что я англичанин, а не русский. Тогда они смягчились. Мы поняли - русским там лучше не появляться. Меня это поразило: за что такая неприязнь? Ведь Тыва на 90 процентов зависит от России - почти все завозится, а за их национальной нетерпимостью, агрессивностью ничего не стоит... В Хакасии же сумели направить национальное самосознание молодежи в здоровое культурное русло. Впрочем, надеюсь, что и в Тыве за эти годы ситуация изменилась...
С тех пор поездки в Россию стали ежегодными. Движимый любовью к нашей стране, к ее судьбе и культуре, Френсис Грин стремился увидеть все своими глазами, узнать ситуацию изнутри, понять, что думают, чем живут, во что верят русские люди. Перед каждой поездкой " задавал" себе определенную тему. Например, старался узнать как можно больше о фермерском движении в России. Для этого встречался с фермерами в Карелии, Нижнем Новгороде, Рязани. С улыбкой вспоминает, как посетил хозяйства вновь испеченных казаков:
- Нахватали земли, а не знают, что с ней делать... Один трактор на пять дворов!
Главная цель нынешней поездки - пройти по всем сталинским лагерям Колымы. Вообще этой темой Грин "болен" давно, не случайно его многолетнее сотрудничество с "Мемориалом".
- На Западе много пишут и говорят о холокосте в годы войны и очень мало знают о громадных потерях русского народа, - с горечью замечает он. - А ведь сталинский режим нанес огромный, непоправимый ущерб не только России, но и всей мировой культуре. Сколько было уничтожено писателей, художников!.. Два года назад в Москве умер замечательный художник Борис Свешников, с которым я не раз встречался, а позднее вложил деньги в издание его альбома. Альбом вышел в июне этого года. Свешников прожил драматическую жизнь. В 1945 году он был арестован - проходил по делу группы студентов художественного института, обвинявшихся в подготовке террористического акта против Сталина. Попав в лагерь, Свешников не переставал рисовать, эти лагерные рисунки и легли в основу его альбома.
В Красноярск Френсис Грин заехал специально, чтобы навестить в Овсянке Виктора Петровича Астафьева. Впрочем, они уже встречались два года назад.
- Я, конечно же, читал и люблю его книги, но живой Астафьев меня просто ошеломил, - признается Френсис. - Поражает его простота, совершенная внутренняя свобода. Восхищают его мысли - яркие, нестандартные, остроумные. Мы сидели часов пять, и он говорил о войне, о своих зарубежных поездках, о Валентине Распутине... Перед встречей с ним, два года назад, мы как раз побывали в Иркутске у Распутина.
Являясь одним из учредителей Англо-Сибирского общества, Френсис Грин уже несколько лет поддерживает дружеские связи с литературным журналом "День и ночь", издающимся в Красноярске, и Красноярским литературным лицеем. При поддержке Красноярской городской мэрии Грин учредил литературные премии, которыми вот уже дважды награждались талантливые школьники края. Во время нынешнего визита в Красноярск Френсис снова встретился с писателями, членами редколлегии и авторами журнала "День и ночь". Разговор шел о литературе, о новых книгах, об англо-российском культурном сотрудничестве, о творческих связях детей из деревни Осиновый Мыс и английских ребятишек из графства Девон.
Кстати, любопытный факт: когда Грин впервые увидел журнал "День и ночь", он долго не мог поверить своим глазам. Оказывается, в конце 30-х годов в Англии его отец издавал журнал с похожим названием - "Ночь и день".
- Первый номер журнала "Ночь и день" появился в киосках в июле 1937 года, - рассказал Френсис Грин. Они очень разные, эти журналы. "День и ночь" - степенное, солидное издание, а "Ночь и день" было непочтительным вплоть до кощунства. Я восхищаюсь "Днем и ночью" за стремление к высокому мастерству, но надеюсь, что со временем ваш журнал сможет перенять частицу того веселья, которое являлось главной чертой его лондонского предшественника.
С Френсисом Грином, конечно, можно спорить, но цена его слов, порой парадоксальных, обеспечена добрыми делами и той негромкой любовью, которую испытывает к нашей стране этот тихий англичанин.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников