04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЛАЗЕРНЫЙ ЛУЧ ПРОТИВ ПАЛОЧКИ КОХА

Сухая Светлана
Опубликовано 01:01 09 Августа 2000г.
Напомним: к концу 80-х годов заболеваемость туберкулезом в стране составляла около 20 человек на сто тысяч населения - это в 4-5 раз меньше, чем в годы послевоенной эпидемии. Сегодня мы снова у разбитого корыта: в Москве на каждые сто тысяч населения приходится 80 больных, в Западной Сибири - 110. Ежегодно в России регистрируется примерно сто тысяч новых случаев туберкулеза. На учете фтизиатрической службы состоит два миллиона человек, из которых 340 тысяч больны активной, то есть заразной, формой этого тяжелейшего заболевания.

Победных рапортов об успехах российских медиков в борьбе с туберкулезом в обозримом будущем ждать не приходится. Недуг этот, как известно, прежде всего социальный. И пока миллионы людей находятся на грани между бедностью и нищетой, туберкулез будет процветать. Тем не менее остановить рост инфекции - задача реальная.
Не один год среди отечественных фтизиатров бушевали страсти по поводу пресловутой стратегии DOTS - комплекса мер по обузданию эпидемии, предложенного Всемирной организацией здравоохранения. Истина, как и положено, отыскалась посередине. Стратегия стала внедряться в нескольких российских регионах, кое-где дала явные положительные результаты. Но подтвердилось и другое: проблему туберкулеза в России не удастся решить, опираясь только на международный опыт: по многим параметрам возовские рекомендации в наших условиях не срабатывают. Суть в том, что эта эффективная и относительно дешевая методика диагностики и лечения рассчитана прежде всего на борьбу с наиболее "стандартными" случаями, когда палочку Коха можно победить с помощью самых простых противотуберкулезных лекарств. Увы, в России угрожающе высок процент пациентов с так называемым "устойчивым" туберкулезом, который не поддается лечению стандартным набором препаратов. В таких случаях медики пытаются хотя бы добиться абациллирования больного - то есть стараются сделать его незаразным, безопасным для окружающих, но и это удается далеко не всегда. Нередко помочь пациенту может только фтизиохирургия, которая, например, в США вообще практически не используется. Отчасти за ненадобностью, частично из-за дороговизны - никто не жаждет оплачивать операции бездомных и наркоманов.
В России хирургическое лечение туберкулеза - одна из тех областей медицины, которыми можно по праву гордиться. Бывает, что больному одновременно удаляют одно, полностью разрушенное, легкое и оперируют другое, с огромной каверной. В отделе хирургии Центрального НИИ туберкулеза РАМН проведено около 70 подобных хирургических вмешательств на единственном легком. Больше таких операций не делают нигде в мире. В последние годы в институте, куда попадают самые тяжелые больные со всей России, все активнее используются лазерные технологии. И одна из наиболее перспективных работ в этом направлении ведется совместными усилиями сотрудников НИИ туберкулеза и специалистов Института общей физики.
"Микобактерия туберкулеза, известная всем под названием палочки Коха, очень хорошо защищена природой от химических воздействий, - рассказывает заведующий отделом лазерных методов лечения НИИ туберкулеза профессор Вадим ДОБКИН. - У нее целых три оболочки, через которые трудно проникнуть химическому веществу. Кроме того, она обладает уникальной способностью мутировать, видоизменяться. А потому даже очень эффективный антибиотик вскоре перестает действовать на нее, возникает очередной "монстр" - лекарственно устойчивый штамм - особо опасный вариант "обычной" туберкулезной бактерии. Что делает лазер? Бактерицидное действие ультрафиолета хорошо известно - вспомните кварцевые лампы, с помощью которых стерилизуют палаты в инфекционных больницах. Ультрафиолет способен разрушать микобактерию туберкулеза, а у палочки Коха нет защиты от него, и никакая мутация не отменит этого разрушительного эффекта - тут работают законы физики, а не химии. Но свет лампы невозможно доставить в каверну - полость легкого, где концентрируются целые колонии микобактерий. Лазер позволяет сфокусировать этот свет, "собрать" ультрафиолет и по световоду (через прокол) доставить его внутрь пораженного легкого.
За последние годы мы применяли лазер для лечения нескольких сотен больных, - продолжает Вадим Геннадьевич. - В большинстве случаев им все равно нужна была операция - лазер ведь не может восстановить "съеденное" микобактериями легкое, он лишь убивает палочку Коха. Но процент осложнений после операций резко снизился, сами операции были меньше по объему (удалялось не все легкое, а лишь его доля). Состояние больных резко улучшалось. Очень важно и то, что они становились социально-безопасными, попросту говоря, переставали быть заразными. Эта работа - на стыке терапии и хирургии. Физика помогает химическому воздействию лекарственных препаратов. Особенно важен этот метод лечения для борьбы с лекарственно устойчивым туберкулезом. И я уверен, что бактерицидные лазеры должны быть во всех туберкулезных стационарах. Конечно, они не заменят других методов лечения. Но помогут облегчить судьбу многих больных. А главное - они способны существенно затормозить распространение инфекции".
Увы, пока подобный лазер применяется только в НИИ туберкулеза. К тому же он не оптимален по некоторым техническим параметрам, слишком громоздок и дорог. Улучшенный вариант лазера - более эффективный, компактный и дешевый - уже давно разработан в Институте общей физики, но сделать хотя бы опытный образец прибора никак не удается. Причина более чем банальна: у физиков нет денег. Признаюсь, во время нашего разговора я много раз переспрашивала одного из физиков - создателей прибора, о какой сумме идет речь. Мне трудно было поверить, что разработка техники, которая уже доказала свою эффективность, которая может серьезнейшим образом повлиять на развитие эпидемии туберкулеза в стране, застопорилась из-за отсутствия примерно десяти тысяч долларов. При этом люди, которые уже не один год бьются за скорейшее внедрение этого лазера в практику лечения туберкулеза, работают не где-то в далекой глубинке, а в двух крупнейших, пользующихся всеобщим уважением институтах Москвы. Сейчас в Минздраве России идет разработка национальной программы противотуберкулезной помощи населению. Ее цель - максимально снизить колоссальный ущерб от смертоносной палочки Коха для каждого больного и общества в целом. Неужели и в этой программе не найдется места для спасительного лазерного луча, который уже помог сотням больных?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников