09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ЛОПАТА

Князев Владимир
Опубликовано 01:01 09 Августа 2001г.
Такого в поселке Муромцево не было со времен давно забытых тимуровских отрядов. В один из дней к немощным пенсионерам пришли парни и стали бесплатно пилить и колоть дрова, таскать для полива воду на огород, ремонтировать развалившиеся заборы, сараи и прочие хозяйственные постройки.

Старики не могли нарадоваться, глядя, как преображаются их дворы, как старательно орудуют ребята топорами, пилами и лопатами. А самое удивительное - как эти молодые люди вежливы, обходительны. И уж что совсем необычно, добровольные помощники, не только водку, а и пиво не пили и даже от кружки кваса или свежего огурца, коими бабки хотели отблагодарить ребят, смущенно отказывались.
Весть о том, что некий отряд молодых людей, разбивших свой палаточный лагерь на берегу озера, бесплатно помогает пенсионерам и инвалидам, мгновенно распространилась по Судогодскому району. В администрацию поселка и прямо в лагерь потянулись немощные люди - еще кому-то надо отремонтировать крышу, кому-то поправить забор, у кого-то развалились сени...
Мы приехали в палаточный лагерь в разгар рабочего дня. На костре дымился чайник. Молодой человек колол дрова, на видном месте красовался распорядок дня и афиша, приглашающая всех желающих на вечер местных бардов. Ребят в лагере не было. Оказывается, разъехались по трудовым объектам. На хозяйстве оставалась лишь Елена Захарова. Она - исполнительный директор межрегионального благотворительного общественного фонда "Созидание" и убежденный сторонник прохождения альтернативной гражданской службы. Здесь на ее попечении тридцать молодых людей из различных уголков страны, по тем или иным причинам не желающих служить в армии.
- Нет, они не скрываются от призыва, приходят по повесткам в военкоматы, но отстаивают, в том числе и через суд, свое конституционное право на свободу совести, религии и убеждений. И многим суды идут навстречу, ибо сам Закон "О воинской обязанности и военной службе" предусматривает право на замену военной службы альтернативной гражданской службой. Но я хочу сразу заметить, что пребывание ребят в нашем лагере - не совсем "то". Ведь Закон об альтернативной гражданской службе нашей Государственной Думой пока не принят, хотя проект давно готов. Наш же фонд создал в нескольких регионах России нечто вроде прообраза этой самой альтернативы. Призывники в течение определенного срока работают в различных организациях, которые из-за низких окладов и тяжелых условий труда испытывают постоянную нехватку рабочих рук, особенно мужских, в домах престарелых, хосписах, больницах, психоневрологических интернатах, участвуют в ликвидации последствий аварий и стихийных бедствий. Работенка - не курорт. Вот в Судогодском районе ребята работают на восстановлении исторического памятника - уникальной по своей архитектуре усадьбы графа Храповицкого, ремонтируют два детских садика и школу искусств, красят остановки общественного транспорта, ну и, конечно, помогают ветеранам труда и войны.
Андрей Дмитренко родом из Брянской области. Перешел на четвертый курс университета. На вопрос, почему он не хочет идти в армию, отвечает:
- Я человек верующий - еще со школы. И уже тогда был убежден, что не буду брать в руки оружие и тем более убивать кого-то. И созрело решение искать любую, самую тяжелую работу, выполнять ее бесплатно, но остаться "на гражданке". Признаться честно, рассчитывал, что освобождение от армии мне даст учеба в университете. Но сначала у вуза не было аккредитации и на его студентов это правило не распространялось. Когда же право на освобождение от службы появилось, военкомат все равно проигнорировал его и посылал мне повестку за повесткой.
- Я законопослушный, от призывной комиссии не скрывался, - продолжает Андрей. - Несколько раз приходил туда и пытался убедить военкома в том, что не могу идти в армию по своим убеждениям и готов выполнять самую черную работу. Изложил свои доводы письменно. Не помогло. Состоялось несколько судов. Тяжба тянется до сего дня. Тем временем одна из правозащитных организаций пригласила меня поучаствовать в проекте, который отрабатывает механизм прохождения альтернативной службы. Вот уже два года у себя в Дятькове я помогаю семье инвалидов. Муж и жена не могут выйти из дома, и я вместо них выстаиваю очереди к врачам, чтобы выписать необходимые лекарства, потом бегаю по аптекам, иногда закупаю продукты. Другой женщине помогаю на различных тяжелых работах. Ищу спонсоров для детского дома-интерната.
Здесь, в Муромцеве, я поработал на разных объектах. Вместе с другом мы, в частности, отремонтировали сарай местному жителю Николаю Ивановичу Сырову.
Сырову уже за восемьдесят, прошел войну, более сорока лет преподавал в местном техникуме лесного хозяйства. Николай Иванович не нарадуется на ребят - и обходительные они, и трудолюбивые. Но я задаю ему в какой-то мере провокационный вопрос:
- Николай Иванович, вам, фронтовику, не обидно за этих ребят, не желающих служить в армии?
Ветеран думает. Потом неспешно начинает излагать свою мысль:
- Можно, конечно, рубануть с плеча и обвинить этих молодых людей в отсутствии патриотизма, любви к Родине или просто в уклонении от воинского долга, трусости. Но я бы не торопился. С одной стороны, надо сделать саму службу почетной, очистить от известных "теневых" сторон. С другой стороны - когда-то же надо переводить армию на профессиональные рельсы, правда? Вероятно, государство и власть должны всерьез задуматься над этим вопросом. А ребята, которые мне в эти дни помогали, - дисциплинированные, воспитанные, обучаются в вузах, словом, со всех сторон положительные, а не какие-то уклонисты. К тому же, если б не они, - кто бы помог нам, фронтовикам?
КОММЕНТАРИЙ ВОЕННОГО ОБОЗРЕВАТЕЛЯ
Не надо иллюзий, скорее всего, никто и никогда не засчитает тридцати парням благотворительные трудодни в Муромцеве за два года, которые сотни тысяч их сверстников протопают в солдатских сапогах. Но польза от этой затеи, безусловно, есть, если рассматривать ее как еще один демонстративный призыв к российским властям: законодательно решите, наконец, какой должна быть в России альтернативная служба! Где, сколько времени и чем при этом надлежит заниматься? Рядом с домом или куда Родина пошлет? Что является основанием для легального отказа надевать погоны? Кто станет кормить-поить "альтернативщиков"? С какого дня начнется такая служба и по чьему приказу?
Да, проблемы сложные, но разве мало для поисков ответов на эти вопросы почти восьми лет, что действует наша Конституция? 59-я статья Основного Закона давно гарантировала гражданам право на выбор трудовой альтернативы армейскому строю. Но там не написано, как это право воплотить в жизнь. Даже в судах нет на сей счет общей точки зрения. А генералы и правозащитники все бьются в непримиримых дискуссиях и никак не придут к единому мнению. Тем временем в жерновах этой юридической коллизии перемолота уже не одна молодая судьба.
Сергей Ищенко.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников