09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БЫЛА И В АФРИКЕ МОСКВА

Беляков Владимир
Опубликовано 01:01 09 Августа 2003г.
Утром 9 января 1889 года в заливе Таджура, у берегов нынешнего восточноафриканского государства Джибути, бросил якорь австро-венгерский пароход "Амфитрида". Пассажиры столпились на палубе, вперив взоры в пустынный берег. Эта земля должна была стать для них новой родиной. Полторы сотни русских колонистов намеревались поселиться там навсегда.

Публика собралась разношерстная. По большей части те, кто не имел на родине ни кола, ни двора. Ехали целыми семьями - с женами, с детьми. Были среди колонистов и люди интеллигентные - врачи, учителя, отставные офицеры. Поскольку миссия формально считалась духовной, входили в нее и священники. Но руководил ею сын мелкого купца Николай Ашинов, человек авантюрный и честолюбивый.
Детство Ашинова прошло на Тереке, и он страстно мечтал стать казачьим атаманом. Да вот как-то все не выходило. Мечта привела его сначала на берег Черного моря, а там пошло-поехало: Константинополь, потом Александрия. Идею податься в Абиссинию - так называли тогда Эфиопию - подбросили Ашинову русские дипломаты в Египте. На то были, конечно, свои причины.
В 1869 году был открыт Суэцкий канал, и Россия, активно осваивавшая свои восточные земли, получила возможность регулярного морского сообщения между Одессой и Владивостоком. Чтобы удешевить путь и сделать его более надежным, желательно было иметь где-то посередине собственную базу с угольными складами и ремонтными мастерскими.
К тому времени англичане уже прочно "оседлали" Аден, у входа в Красное море. Земли с другой стороны пролива быстро прибрала к рукам Франция. В 1885 году она навязала свой протекторат трем султанам, правившим большей частью побережья залива Таджура. Но позиции французов в тех краях еще не были достаточно крепкими, а за прибрежными горами лежала Абиссиния - христианская страна, чей император симпатизировал России. Надо было разведать обстановку, но официально делать это казалось неудобным, поскольку Россия находилась в союзе с Францией. Вот тут-то и подвернулся Ашинов, лицо сугубо частное.
В Абиссинии Ашинова приняли чрезвычайно гостеприимно. Приехав оттуда в Петербург, он предложил в начале 1887 года направить к братьям по вере русскую духовную миссию. А чтобы идея казалась более осуществимой, соврал, будто основал на побережье залива Таджура поселение под названием Новая Москва. Точнее, сказал полуправду. На африканском берегу он оставил семь своих товарищей. Эдакий хутор из нескольких хибар.
Ашинов рассчитывал на то, что под прикрытием духовной миссии удастся создать казачье войско, стать наконец атаманом и служить сразу двум императорам - Абиссинии и России. Поначалу все шло гладко. Пожертвования в пользу миссии оказались щедрыми. Идею поддержали и в правительственных кругах, особенно в Адмиралтействе. Впрочем, МИД отнесся к ней с самого начала довольно скептически.
И действительно, план стал быстро рушиться. В 1887 году Франция захватила уже все побережье залива Таджура, и год спустя ее владения там признала Англия. К тому же двое из оставленных Ашиновым в Африке товарищей, не дождавшись его, добрались до Константинополя, где и рассказали местному российскому послу, что на деле представляет собой Новая Москва. Правительство отвернулось от Ашинова, ему было запрещено собирать пожертвования в пользу духовной миссии.
И все-таки Ашинов решил отправиться в Африку. Денег на дорогу до Таджуры и на первое время пребывания там вроде бы хватало, а дальше он надеялся на помощь императора Абиссинии и на то, что, закрепившись на африканском берегу, сможет вновь получить поддержку правительства России. Так будущие колонисты оказались на пароходе "Амфитрида".
Поселенцы расположились в местечке Сагалло в старой полуразрушенной крепости. Крыши над головой там хватило далеко не всем. Зато рядом был пресный источник. Большинство колонистов поселилось в шалашах и землянках, построенных вдоль крепостных стен. В просторной палатке оборудовали походную церковь. Крепость постепенно оживала. Во внутреннем ее дворе появились пороховой и продовольственный склады, кухня, пекарня, портняжная, сапожная и ружейная мастерские. За стенами устроили кузнецу и плотницкую мастерскую.
29 января над крепостью взвился российский флаг. В этот день, казалось бы, сбылась мечта Николая Ашинова: поселенцы дали присягу на верность не только царю-батюшке, но и ему, своему атаману. Радость, однако, оказалась недолгой.
Местные жители с большим интересом наблюдали за русскими колонистами, частенько приходили к ним в гости. Но куда более живой интерес к новым обитателям крепости проявляли французы. Неподалеку от Сагалло, в городке Обок, находилась их администрация, а на рейде стояли военные корабли. Французы не раз направляли к Ашинову своих представителей, требуя от русских сдать оружие и поднять над крепостью французский флаг. Поначалу они никак не могли понять, что стоит за деятельностью колонистов. Стремление России потеснить Францию на побережье Таджуры? При тогдашних средствах связи понадобилось более месяца для того, чтобы колониальные власти запросили инструкций у Парижа, а тот выяснил у Петербурга, что все это значит. А когда российские дипломаты сообщили французам, что правительство не поддерживает миссию Ашинова, судьба Новой Москвы оказалась решена.
17 февраля 1889 года к Сагалло подошла французская эскадра из трех кораблей. С одного из них спустили шлюпку. На ней доставили Ашинову пакет от губернатора Обока. Послание было написано, естественно, по-французски, в коем новоиспеченный атаман был явно слабоват. Пока разбирали текст, с кораблей грянул артиллерийский залп. Пятеро русских были убиты, несколько десятков ранены. В послании, оказывается, содержался ультиматум: в течение получаса спустить российский флаг и сложить на берегу все оружие. Бомбардировка Сагалло вызвала, как принято ныне говорить, широкий международный резонанс. Но Россия не стала из-за этого ссориться с Францией. Всю вину за случившееся российские власти возложили на Ашинова.
Французы вывезли колонистов из Обока в Порт-Саид, а оттуда русский пароход доставил их в Одессу. Всех тщательно допросили и отпустили, кроме Ашинова. Несостоявшегося атамана выслали в захолустный городок Балашов Саратовской губернии под гласный надзор полиции.
Такова эта необычная, но давно и прочно забытая история.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников