07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Кошмар трех семерок


01:01 09 Августа 2007г.
Опубликовано 01:01 09 Августа 2007г.
День 7.07.2007 стал последним для невесты. Девушка повесилась в 20 шагах от пирующих на свадьбе гостей

Говорят, с того дня в Посад-Покровском на Херсонщине никто не женится. Молодые едут в район или другое село. Словно тень прекрасной Алены, так мечтавшей о счастье и... повесившейся на свадебном шарфе, караулит их у сельсовета, еще помнящего ее задорный смех.

Аленушка, аленушка…

Самоубийство 24-летней продавщицы сельмага, выходившей замуж 7.07.07, шокировало всех. Алену в селе любили и… отчасти жалели. Умная, красивая, добрая — ей бы в столицах блистать, в банке или на ТВ работать! А она в тмутаракани прозябала — взвешивала старикам крупу да макароны.

— Она была как лебедь в курятнике, — вздыхает подруга погибшей Мария. — А все потому, что деликатная и совестливая. Говорила я ей — брось все и езжай в столицу! Что тебя здесь держит? Работу найдешь нормальную, человека достойного встретишь, ведь с детства о великой любви мечтала. А та в ответ: дочурку, что, на маму бросать? Не могу!

— Да не в этом дело, — перебивает Наташа, другая подружка. — Не нужна была ей роскошь — родственной души не хватало!

Алена, умная и бойкая, была заводилой в школе, радовала маму хорошей учебой и легким характером. Но все планы сломала ранняя любовь. Одноклассницы в институт поступать поехали, а она, лучшая из учениц, — замуж за взрослого человека. Ни свадьбы, ни даже застолья не было. Но первый год порхала, как зачарованная, — глазищи блестят, на лице полуулыбка, словно прикоснулась к прекрасной тайне.

Потом родилась дочурка. И… счастье кончилось.

Застенчивый рыцарь

Что этот брак по любви не сложится, предвидел в селе единственный человек. Саша был старше Алены на несколько лет, но любил её со школьной скамьи. Оттого, говорят, и из школы ушел после девятого класса — не мог видеть, как вокруг Аленки кавалеры вьются. У Саши на ответное чувство шансов не было — слишком застенчивый да неприметный. Но знаки внимания Алене он все равно оказывал: то на мотоцикле подвезет, то шоколадку подарит, то неумелые стихи к 8 Марта преподнесет. А когда девчонка замуж выскочила, впервые напился и выдал матери:

— Внуков не жди, бобылем останусь! Нет женщин, кроме Аленки!

Своей любимой Саша не досаждал, но умел случайно оказаться рядом в нужный момент: когда коляска в грязи застрянет или дождь внезапно пойдет, а под рукой нет зонтика. «Ты?» — удивлялась Алена и, смеясь, рассказывала какую-то чепуху из своей жизни: у дочки зуб прорезался, постирала белье, ветер во дворе веревку порвал — и белье прямо в грязь!

А он жадно ловил эти мелочи и думал, с каким наслаждением качал бы всю ночь её девочку или перестирал испачканное белье!

И небо словно услышало Сашу. Алениной дочке и полугода не было, когда её муж уехал из села. Куда и почему, никто не знает. Алена не любила выворачивать душу. Но нерешительный Саша на этот раз не упустил свой звездный час. Он стал для любимой подружкой, помощником, нянькой, прислугой. «Чего тебе ещё надо?» — удивлялась мать, глядя, как парень возится с ребенком. И многолетняя крепость дрогнула: зачем искать журавля, если синица рядом? Вскоре Саша переехал к Алене. Они зажили одной семьей.

— Первые два года было непросто, — признается мама Алены Светлана. — Я видела, что Саша дочь раздражает, она то взрывалась по пустякам, то убегала в комнату рыдать, то полночи сидела в саду, глядя с тоской на луну. А Саша терпел и делал вид, что все в порядке. Он, как и я, надеялся на поговорку — стерпится-слюбится.

А потом в Алене что-то сломалось. Казалось, она смирилась со своей долей — и примитивными радостями сельской жизни, и убогим прилавком, за которым проходит жизнь, и простецким, косноязычным Сашей, с которым у них было так мало общего.

Иллюзия счастья

— И кто пустил слух про эти семерки! — сокрушается Светлана. — Помню, Аленка пришла с работы и говорит: «Хочу свадьбу в этот волшебный день. Говорят, это благословение свыше».

Саша как услышал, так лицом просиял: «Да-да, дорогая, я тоже читал!» Мы со свекровью их отговаривали: четыре года вместе живете — зачем деньги на ветер бросать? А дочь мне так тихо-тихо: «Мама, может, это мое лекарство?»

— С каким упоением она готовилась к свадьбе! — вспоминают подружки невесты. — Шила платье, подбирала фату, подписывала гостям приглашения. А потом купила длинный-длинный прозрачный шарф и говорит: «Наденете мне его на голову вместо платочка». У нас обычай такой — после полуночи невесте снимают фату и надевают платочек. На нем она и повесилась!

— Хочу такую свадьбу, чтоб всему селу надолго запомнилась! — заявила Алена подружкам. Каким же зловещим смыслом наполнены теперь её слова!

Столы накрыли во дворе, под самодельным шатром, гостей собралось больше полусотни. И когда вошли молодые, люди ахнули — до того красивой была невеста! А какой счастливой казалась! На своей свадьбе она была и тамадой, и запевалой, и главной танцовщицей.

В разгар веселья вдруг грянул гром, налетел ветер, по шатру забарабанили струи дождя. «Ну вот, весь праздник испортил! — расстроились девчонки. — Как же теперь танцевать?»

— Да очень просто! — рассмеялась Алена. И выскочила из укрытия на раскисшую землю, подставила ливню разгоряченное лицо и закружилась среди цветов.

— Я никогда в жизни не видела её такой бесшабашной, такой сумасшедше-веселой, — вспоминает соседка. — Может, она хотела и нам, и себе самой доказать, что все в её жизни правильно и ничего другого не надо?

— Повезло парнишке, — переговаривались мужчины постарше. — Огонь баба! С такой не соскучишься.

А Саша пылал от любви и жадно хватал Алену в объятия, только услышав «Горько».

— Ты правда меня полюбила?- заглядывал он в карие глаза. — И никогда-никогда не разлюбишь?

— Три магические семерки! — смеялась в ответ Алена. — Благословенье свыше!

Гостям запомнился тост невесты, поднятый в честь жениха.

— Я его слепила из того, что было! — торжественно объявила она. — И теперь никому не отдам это чудо!

Чужая душа - потемки

— Я собралась домой рано, в десять вечера, — рассказывает мама невесты. — У внучки слипались глаза, она так устала от впечатлений маминой свадьбы. Смотрю, а за калиткой группа молодежи толпится. Окружили меня, стали поздравлять. По нашим правилам на свадьбе угощают всех, даже неприглашенных. Ну я и вынесла ребятам на улицу рюмки, а один из парней говорит: «Позовите, пожалуйста, невесту, я очень хочу с ней чокнуться». Вгляделась в лицо — что-то неуловимо знакомое, никак бывший одноклассник Аленки, давно уехавший в город. Может, он ей что-то сказал — о прошлых чувствах или своей новой жизни, так не похожей на сельский примитив? И моя глупышка очнулась — разве об этом она мечтала? Такое счастье ждала?

— Господи, ну зачем она так поступила?! — стонет Светлана. — Уехала б в город, начала жизнь сначала, кто б её осудил за это!

Пьяный народ не заметил в невесте никаких перемен. Все так же играла музыка, все так же кричали «Горько». На какие-то мгновения жена выпала из поля зрения Саши, и он, влекомый внезапной тревогой, побежал искать её в дом. Потом за калитку, на улицу. Потом зашел в сад, за дом. Белое подвенечное платье светилось между веток орешника. «Алена, что ты там делаешь?» — крикнул Саша и вдруг с ужасом понял, что туфельки любимой не касаются земли.

«Мы в ответе за тех, кого…»

Сегодня дом, где наивная сельская мечтательница так страстно пыталась свить счастливое гнездышко, приказав сердцу полюбить хорошего парня, превратился в угрюмый памятник непоправимой трагедии. Трагедии, причины которой так и остались для близких тайной.

— Проклятье какое то, чертовщина! — считает свекровь Татьяна. — Я была с молодыми все время рядом — ничего не предвещало несчастья. Сын светился от счастья, невестка была с ним нежной!

— Я думаю, что на свадьбе Алена поняла, что никогда не полюбит Сашу, — предполагает одна из подруг невесты. — И что бросить его не сможет. Аленка любила выражение Экзюпери: «Мы в ответе за тех, кого приручили».

Падают на землю никому не нужные яблоки, сиротливо желтеет в траве детское пластмассовое ведерко. На веревке возле сарая — домашний халатик Алены. Ни у Саши, ни у мамы Светланы нет сил к нему прикоснуться. После трагедии и похорон вдовца забрали родители, они боятся, что влюбленный юноша отправится вслед за супругой. Осиротевшая малышка живет у бабушки. Она не знает, что мамы нет, и верит, что та просто уехала в гости.

— Внучка так похожа на мою дорогую дочечку! — крестится Светлана. — Те же глаза, тот же характер, смех, повадки. Иногда мне кажется, что ничего не случилось — просто приснился лютый кошмар. А мне по-прежнему 25, в песочнице играет Аленка, и вся жизнь у нее впереди — длинная и счастливая.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников