04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГРИГОРИЙ БАКЛАНОВ: НЕ РАЗРЕШАЛИ ТОМУ, КТО САМ НЕ РЕШАЛСЯ

Я давно с интересом читаю вашу газету. Вот недавно прочел юбилейное интервью Андрея Дементьева

Я давно с интересом читаю вашу газету. Вот недавно прочел юбилейное интервью Андрея Дементьева "Мы - скаковые лошади азарта". Это строчка из его стихов. Он и меня вспомнил, рассказывая о своей работе в журнале "Юность" в должности главного редактора: "За эти годы я напечатал практически все, что хотел. Единственное исключение - "Собачье сердце". Его передали в "Знамя", а мне сказали: "У вас и так огромный тираж". Я заупрямился, разразился скандал. И тогда мне позвонил Гриша Бакланов, главный редактор "Знамени", мы с ним старые друзья, вместе учились в Литинституте: "Андрюша, ты не сердись, меня просто обязали печатать"...
Возможно, интервью давалось на скаку и в азарте. "Обязали печатать?.." Меня вызвали в отдел ЦК, где шло совещание, и было сказано мне грозно: "Хватит нам собачатины!" Там знали, что я намерен публиковать не только "Собачье сердце" Михаила Булгакова, но еще и повесть "Верный Руслан" Георгия Владимова. Владимов, один из лучших наших прозаиков, жил тогда в Германии, его выпихнули из страны, и в "Литгазете" появилась статья во всю полосу, где было сказано, что он - агент ЦРУ. Я все выслушал, не возражал и, вернувшись, заслал в набор сначала "Собачье сердце", а потом и "Верного Руслана". И, позвонив Дементьеву, сказал, чтобы он не обижался, "Собачье сердце" печатать буду я. И обе повести мы напечатали в "Знамени".
А как печатался в "Знамени" автобиографический роман "Черные камни" покойного ныне Анатолия Жигулина? Цензура вроде бы уже была отменена, но ведомственная цензура сохранилась, и проходил роман через цензуру КГБ, ухнул туда, как в колодец без дна. Девять месяцев - ни звука. Тогда я объявил на обложке журнала, что с такого-то номера начинаем печатать "Черные камни". И явились ко мне в редакцию два гостя из КГБ. Одного из них я знал по голосу: я периодически звонил ему, напоминал. Другой, в притемненных очках, сказал мне про Жигулина: "Он ненавидит органы!" "А вы, - спросил я, - вы любили бы органы, если бы вас, как этих мальчиков, девятиклассников, вырвали из дома да на десять лет в лагеря? И вся жизнь искалечена". Роман мы напечатали.
Не разрешали тому, кто сам не решался.
Мы, действительно, в одно время с Андреем Дементьевым учились в Литинституте, курс их был младше нашего как раз на войну. И я пользуюсь случаем, чтобы через Вашу газету поздравить его с 75-летием.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников