04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГОРОД В ЧЕРНОМ

Локтев Владимир
Опубликовано 01:01 09 Сентября 2004г.
Кладбище близ Беслана. Огромное поле, устланное венками, сотни людей в черном и гробы, гробы... Погребение происходит молча. Родные и близкие погибших за четыре дня, кажется, уже выплакали все слезы. И не видно конца похоронной процессии.

А в моргах все еще более сотни неопознанных тел. Велик и список людей, которые не числятся ни среди живых, ни среди погибших - "пропавшие без вести". (Ясно, что за этой военной формулой.) Никто не знает, какова будет окончательная цифра жертв...
После похорон направляюсь к известной теперь всему миру бесланской школе N 1. Здесь до сих пор тянет гарью, земля усыпана гильзами, пластиковыми бутылками из-под воды, которой поили оставшихся в живых заложников. Стены школы густо испещрены шрамами от пуль. По разгромленным помещениям хаотично бродят люди. Что-то ищут, разговаривают шепотом. Поэтому сразу привлек внимание мужчина, говоривший в полный голос с явным возмущением. Представился: Анатолий Дзуцев, приехал из Владикавказа на похороны дочери и внучки своего друга.
- Не могу все-таки понять, как 32 подонка могли принести столько горя! Почему допустили такую бойню? Куда смотрели наши силовики, мимо которых "просочились" террористы? Я не политолог, но думаю, что бандиты - всего лишь маленькие винтики в политике тех, кто хочет спровоцировать здесь межнациональный конфликт. Думаю, простые люди тоже это понимают...
В центре бывшего спортзала с рухнувшей крышей - горы цветов, множество свечей, бутылок с водой. Вокруг - стена молчаливых людей. Вдруг от нее отделяется мужчина лет 40, встает на колени и, опустив голову, несколько раз подряд произносит как заклятие: "Буду мстить!"
Кому и как он собирается мстить? Но кое-где в толпе слышатся одобрительные возгласы. Сегодня известно, что в банде, захватившей школу, были боевики разных национальностей. Однако многие из родственников жертв в эмоциональном гневе обвиняют только соседей-ингушей, с которыми у осетин - с памятных событий 1992 года в Пригородном районе - непростые отношения. Сегодня действительно так важно то, о чем говорил и президент Путин: не допустить, чтобы нынешняя трагедия послужила детонатором обострения межнациональной розни.
- Чтобы избежать такого развития событий, - говорит мне пенсионер Даурбек Захарович Наибов, - большое начальство не должно прятаться по кабинетам. Надо идти к людям, объяснять, что и как произошло, кто стоит за бандитами и чего добивается. Да, придется отвечать на жесткие вопросы, но другого выхода нет. Когда власть молчит, верх берут крикуны и демагоги, появляется много провокационных слухов.
В разговор вступает Марат Тускаев, юрист, который считает, что предпосылки для недоброго отношения к соседям возникают в обстановке подозрительности постоянно.
- В наших вузах учится много ингушей, немало лечатся в наших больницах, - говорит Тускаев. - Но упорно говорят о том, что почему-то накануне трагедии 1 сентября многие покинули Северную Осетию. И делается вывод, что кто-то, дескать, знал о возможном нападении боевиков и предупредил... Словом, в воспаленной атмосфере всяких предположений и слухов властям надо работать с людьми, информировать их о реальном положении.
- Надо возрождать Советский Союз, - вмешивается стоявший в сторонке аксакал Амурхан Згоев. - Тогда мы жили дружно...
- Что ж теперь говорить о Союзе, - возражает Даурбек Наибов. - Никто прошлого не вернет. Надо думать, как сегодня жить, и не допустить нового горя...
Разговор захватывает все больше людей. Узнав, что я из
"Труда", они тем не менее задают мне вопросы, адресованные властям. Почему после захвата бандитами школы, рассчитанной на тысячу с лишним учеников, называли явно преуменьшенное число заложников? Почему спустя три дня внутри оцепления в несколько колец, оказалось столько гражданских лиц? Почему и сегодня десятки имен - в категории "без вести пропавших"...
Перечень такого рода вопросов, на которые нужны ясные ответы, можно продолжить. Они звучат из уст подавленных горем людей, на митингах в Беслане и во Владикавказе...
В эти печальные дни в Северной Осетии побывало немало известных людей, министров, депутатов Госдумы. Все они выразили готовность помочь республике залечить раны. И, что важно, никто не пытался использовать тему трагедии в личных политических целях.
Уже поздним вечером я побывал во владикавказском офисе депутата Госдумы Арсена Фадзаева. Здесь же его коллега, профессор, доктор медицинских наук Александр Чухраев. Все эти дни по поручению спикера Госдумы Бориса Грызлова они занимались оказанием помощи семьям пострадавших.
- Какие первые выводы можно сделать из бесланской трагедии? - спрашиваю депутатов.
- Сегодня уже нет сомнений, что террористы ни перед чем не останавливаются, чтобы развязать междоусобицу, войну на Северном Кавказе, - говорит Фадзаев. - Свидетельство тому - целая серия терактов за несколько дней. У нас в Беслане эти нелюди в качестве объекта своих гнусных действий выбрали детей. Мир еще не знал такого злодеяния. Но, увы, сегодня никто не застрахован от атаки террора, и пора наконец предпринять комплекс законодательных и организационных мер, чтобы противостоять им.
- Сегодня вновь горячо обсуждается вопрос: не отменить ли мораторий на смертную казнь, хотя бы за преступление, квалифицируемое как "терроризм с отягчающими последствиями"?
- Да, такие требования звучат и на митингах, - продолжает Фадзаев. - По-человечески можно понять: люди потеряли самое дорогое - детей и требуют сурового возмездия. Обыденное сознание и мне подсказывает: террорист - особо опасный преступник, заслуживающий физического уничтожения. Но на государственном уровне этот вопрос чрезвычайно сложен. Поэтому, учитывая, что от террора страдают не только россияне, но и жители других стран, я бы предложил, чтобы наша Госдума обратилась к парламентам всех государств обсудить вопрос об ужесточении наказаний для террористов, вплоть до смертной казни. Это мое предложение.
- Во Владикавказе был стихийный митинг, где собралось около двух тысяч человек, - говорит Александр Чухраев. - Я не советовал Арсену ходить туда, опасаясь провокаций. Но он не послушался меня, пошел. И сказал: "Сегодня не время митинговать. Мы должны сначала похоронить погибших и уже потом с более холодной головой обсуждать, как нам дальше жить". Печальный опыт "революционных" митингов начала 90-х показал: раздраженная, озлобленная толпа не способна к конструктивным действиям и решениям...
- Готов повторять это на каждом митинге - подтвердил Фадзаев. - Сегодня надо говорить людям полную правду, сделать на всех уровнях все выводы из происшедшего, поддержать людей в горе, помочь пережить его. Хотя я понимаю, как это трудно... Главное, не забывать о них, как это у нас часто бывает, когда улягутся неуправляемые страсти людей, подавленных невосполнимыми утратами.
А вчера 30-тысячный Беслан оставался в трауре. Люди в черном продолжали разыскивать пропавших родных и близких, хоронить погибших и задавать неудобные для властей вопросы. Дай Бог им силы, чтобы преодолеть это немыслимое горе...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников