Что же будет с Родиной и с нами?

Фото: globallookpress.com
Татьяна Ковалева, Петр Образцов, Александр Панов
Опубликовано 18:15 09 Сентября 2018г.

Литературный обзор


В смутные времена писателя тянет «высоко сидеть, далеко глядеть». От ГУЛАГа до ИГИЛа, от базарных ток-шоу до смертоносной робототехники — все испытывает на прочность наше сознание и саму способность продолжать достойно существовать в этом мире.

Надия Мурад «Последняя девушка»

Такие заметки мы давно уже пролистываем не читая. Но здесь есть возможность всмотреться в лица и судьбы. Они курды, но в Аллаха не верят, а поклоняются кому-то нам не очень понятному, происходящему от самого Заратустры. Их тысячи лет насиловали, убивали, продавали как скот, заставляли перейти в ислам и «братья» курды-сунниты, и турки, и арабы, и особенно ИГИЛ (запрещенная в РФ организация). У езидки Надии убили мать и братьев, а ее, как и других девушек, «покупали на рынке или дарили какому-нибудь новичку или высокопоставленному командиру. Затем отвозили домой хозяину, где насиловали и унижали, а многих и избивали». Пройдя все круги ада, Надия вырвалась из плена и нашла в себе силы вступить в заочный бой с боевиками «ИГ». Она добилась принятия резолюции ООН против чудовищной организации. «Езиды верят, что перед сотворением человека Бог создал семь высших существ. Их называют ангелами». Надию, наверное, можно считать восьмым.

Юваль Ной Харари «Ноmo Deus. Краткая история будущего»

Опираясь на тысячелетний опыт человечества, профессор из Иерусалима задается вопросом, что будет с нами в ближайшие полвека. Чем займутся те, кого вытеснят с рынка труда умные роботы? Куда заведет прогресс, который, похоже, не остановить? Вопрос стоит так: произойдет ли благодаря новейшим технологиям смена обитателей планеты Земля на homo deus — сверхчеловека, способного жить вечно? «Мы стремимся создать Интернет Всех Вещей в надежде, что он сделает нас здоровыми, счастливыми и могущественными. Но когда Интернет Всех Вещей обретет силу, люди могут превратиться из инженеров в чипы, из чипов в биты и в конце концов растаять в стремнине данных, как ком земли, брошенный в бурную реку». Сейчас «для среднего американца или европейца кока-кола гораздо опаснее, чем «Аль-Каида». Что бы там ни твердили гималайские монахи, для современного сознания счастье — это удовольствие и отсутствие боли. Быстрое улучшение жизненных условий оборачивается не ростом удовлетворенности, а всего лишь ростом аппетитов. Чем комфортнее жизнь, тем выше запросы. Человечество должно опомниться и притормозить в своей гонке за удовольствиями, а не жать постоянно на газ и газировку.

Владимир Сорокин «Белый квадрат»

Полиграфист Сорокин начинал с соц-артовских рассказов, потом пошли романы-эпопеи, пьесы, сценарии и вот опять «короткая проза». На большую книгу не дает энергии время — раздолбанное, смешивающее ностальгию по советскому с мечтой о гаджетах, а дорогие рестораны — с торговлей фальшивым медом на паперти. Над этим стоит «красный рев», призванный «погасить свет человека». Впервые Сорокин отваживается на плохо закамуфлированные политические высказывания. Стая узнаваемых птичек-политиков во главе с Вожаком пытается спасти «засахарившуюся» Россию на Афоне у отца Панкратия, забаррикадировавшегося собственными фекалиями («Фиолетовые лебеди»). Подсматривание за сеновальными играми пионервожатых приводит повзрослевшего героя к профессиональному празднованию Дня чекиста (одноименный рассказ). Телешоу, посвященное поискам образа грядущей России, оборачивается смертоубийством ведущего («Белый квадрат»). По обыкновению, много обсценной лексики, всяческого натурализма и поэтических цитат. Сквозная мысль: власть уничтожает человека. А тот берет свое, когда в День Победы марширует по Красной площади в «новых и старых ватниках»...



Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?