07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОД КОЛЕСАМИ "БМВ"

Янченков Владимир
Статья «ПОД КОЛЕСАМИ "БМВ"»
из номера 181 за 09 Октября 2002г.
Опубликовано 01:01 09 Октября 2002г.
Эта детективная история, до сих пор будоражащая Курск, могла бы показаться вполне заурядной, если бы не одно обстоятельство. Ее главный "герой" - один из местных столпов правопорядка, человек, держащий в руках многие нити борьбы с уголовной преступностью: он заместитель начальника Управления уголовного розыска Курского областного УВД.

ЛАЗЕЙКА В "БЕЛОРУССКОМ ТРАНЗИТЕ"
С чего начинается предательство? В данном случае, как установило следствие, причиной нравственного падения важного должностного лица стали его непомерные амбиции, злоупотребления немалой властью, стремление, не брезгуя ничем, обогатиться...
Впрочем, по порядку.
14 января 1998 года следственным управлением УВД области было возбуждено уголовное дело N 5121 против группы жителей Курска, занимавшихся контрабандной доставкой из-за рубежа автомобилей-иномарок и продажей их по подложным документам. Контроль за деятельностью оперативной группы, расследующей уголовное дело, возложили на заместителя начальника управления уголовного розыска полковника милиции Михаила Колаева. Естественно, он не только имел свободный доступ к секретным материалам "Белорусского транзита" (кодовое название операции), но и непосредственно руководил оперативно-розыскной группой, имел полную информацию о проходящих по делу лицах.
Власть - штука обоюдоострая. Одно дело - употреблять ее во благо, другое - в корыстных интересах. В какой момент полковник Колаев решился переступить закон, неизвестно. Вероятно, к этому он был готов, только ему недоставало этой самой власти. А заняв высокий пост, решил, что безнаказанность ему в основном обеспечена.
В январе и феврале 1998 года Колаев приглашает в свой служебный кабинет некоего Валерия Шумакова, находившегося в оперативной разработке по плану "Белорусский транзит", и предлагает сделку. Контрабандист пригоняет ему автомашину "БМВ-520" и обеспечивает ее подложными официальными документами, а полковник в благодарность за это не передает в следственные органы материалы о преступной деятельности Шумакова.
Ударили по рукам, и вскоре новенькая машина "БМВ-520" вишневого цвета оказалась в Курске. Приобретя автомобиль в Германии, опытный преступник провел его в обход всех таможенных постов, не растаможивая ее и не уплачивая никаких налогов. Что Колаеву и требовалось: растаможка ведь обходится владельцу в 70 процентов стоимости машины.
Действуя по уже известной схеме, полковник дает Шумакову новое задание: выехать на пригнанной машине в Белоруссию и приобрести поддельные документы, якобы свидетельствующие о том, что "БМВ" растаможена на жителя Гродно. Одновременно Колаев дает команду своим подчиненным, находящимся в командировке в этом белорусском городе, оказать всяческое содействие его посланцу.
Оперативные работники курского управления уголовного розыска Андрей Горбачев и Юрий Самохин, встретившие в Гродно Шумакова, были сражены наповал. "Это же бандит, которого мы разрабатываем! - возмущался Самохин. - Как мог Колаев с ним связаться?" Горбачев звонит своему начальнику: "Вы же говорили, что машину пригонит порядочный человек, а приехал бандит по кличке "Газай". Здесь его опознали!" На что Колаев ответил: сделайте все, чтобы машина вернулась, а с Шумаковым я-де сам разберусь.
Словом, странный приказ начальника был выполнен. С подложными документами "БМВ" доставили Колаеву, а потом с помощью новых мошеннических трюков полковник милиции поставил его на учет.
ПОД МИЛИЦЕЙСКИМ ПРЕССОМ
Однако, как известно, долго шила в мешке не утаишь. Махинации большого милицейского начальника вышли наружу, и 30 ноября 1999 года против заместителя начальника УУР УВД Курской области было возбуждено уголовное дело. Он обвинялся в злоупотреблениях должностными полномочиями, подстрекательстве к совершению контрабанды и пособничестве в совершении противоправных действий.
Но тут начались странные вещи. Согласно существующему порядку руководство Курского УВД обязано было отстранить Колаева от занимаемой должности на время следствия. Однако подследственный еще долгое время оставался на своем посту и, как свидетельствуют факты, оказывал давление и на ход следствия, и на своих подчиненных, которых он сам вовлек в авантюру. В уголовном деле есть даже видеокассета, запечатлевшая незаконную встречу Колаева с осужденным Шумаковым в местном СИЗО. О чем договаривались подельники, осталось в тайне, но свет на нее пролил все тот же Андрей Горбачев. Вот его признание, фигурирующее в уголовном деле: "Когда он спросил у Колаева, не жалеет ли он, что связался с Шумаковым, тот ему ответил, что он поговорил с Шумаковым, что тот все понял и "болтать" не будет"...
Есть свидетельства, что Колаев угрожал даже ведущему уголовное дело следователю по особо важным делам областной прокуратуры - советнику юстиции Ирине Зудиной.
Как бы то ни было, но под мощным давлением влиятельных сил 3 января 2002 года следователь Зудина вынуждена была подписать постановление о прекращении уголовного дела против Колаева с более чем странной формулировкой: "Учитывая, что в материалах данного уголовного дела имеются доказательства, свидетельствующие как о виновности Колаева М.Н. и Шумакова В.В., так и в их защиту, что следствием исчерпаны все возможности для собирания дополнительных доказательств...", - уголовное дело прекратить.
Смешнее формулировки не придумаешь. Уголовных дел, где бы не было доказательств "за" и "против", не существует вообще. Что же касается подследственного Колаева, то во всем 10-томном уголовном деле лишь два документа можно зачислить в его актив - это характеристики с места работы и места жительства (которую тоже писал милиционер-участковый).
В доверительных беседах с коллегами Зудина признавалась, что начальство ей просто "выкрутило руки", заставляя принять злополучное постановление.
Однако оскандалившийся полковник недолго ходил в героях. Уже 24 января, буквально через три недели, уголовное дело на него было возобновлено и отправлено на дополнительное расследование.
БУДЕТ ЛИ ОН НАКАЗАН?
Причастные к расследованию официальные лица, с которыми я встречался, сильно сомневаются в том, что находящийся под следствием полковник получит по заслугам. Один из оперативников, имени которого я назвать сейчас не могу, сказал буквально следующее:
- А кто будет судить Колаева? Почти все наши судьи имеют иномарки, заполученные ими примерно по той же схеме, которой воспользовался подследственный полковник. Их вердикт можно предсказать заранее...
Насчет судей - не знаю. Но, занимаясь подготовкой статьи, я сам столкнулся с фактами, которые не могут не навести на неыеселые размышления. Один из свидетелей самоуправства Колаева отказался встретиться со мной, сославшись на последовавший ему грозный телефонный звонок: "Если ты согласишься на разговор с корреспондентом, тебе не сдобровать".
Не удалось мне поговорить и со следователем Ириной Зудиной (кстати, она уже уволена из органов прокуратуры "по собственному желанию"). Поначалу она согласилась принять меня, но в назначенный час встреча не состоялась, Зудина категорически отказалась от нее. Не исключаю, что звонок с угрозой поступил и ей.
Курск - в ожидании: последует ли справедливое возмездие человеку, выбросившему офицерскую честь и достоинство под колеса браконьерского "БМВ"?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников