24 августа 2017г.
МОСКВА 
17...19°C
ПРОБКИ
5
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 59.13   € 69.56
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КУДА НАМ ПЛЫТЬ?

Лебедина Любовь
Опубликовано 01:01 09 Октября 2007г.
Никогда еще в истории русского театра ни один режиссер не отважился совершить столь дерзкий поступок: предложить 70 артистам жить на сцене в течение восьми часов кряду. На это отважился режиссер Алексей Бородин в Российском молодежном театре. Автор пьесы, оскаровский лауреат Том Стоппард неоднократно приезжал в Москву, чтобы посмотреть, как идут репетиции его пьесы. На премьерный показ он прилетел загодя. Накануне дня премьеры, когда Бородин продолжал мучить артистов последними замечаниями, мне удалось встретиться с Томом Стоппардом.

- Господин Стоппард, после того, как вы изучили архивные материалы о Герцене, Огареве, Бакунине, ставших героями вашей пьесы, а также после неоднократных посещений Москвы вы можете сказать, что знаете Россию?
- Нет, я так сказать не могу. Пока я сужу о России по ее великой литературе, да и то в переводах, поскольку не знаю русского языка. Тексты, которые звучат в пьесе, взяты из XIX века, но с тех пор ваша страна сильно изменилась. Кстати, многие англичане думают, что Россия осталась такой же, как во времена Пушкина. Лично я не могу навскидку вспомнить ни одной повести, романа о современной России. Возможно, они и есть, но я их не читал. Недавно в Лондоне я видел два спектакля по пьесам Василия Сигарева, показавшимися мне безликими, лишенными русских корней, как будто в них речь идет о людях, живущих в лондонской подземке. Ничего нового о России я для себя в них не почерпнул. Когда я отправляюсь в заграничные путешествия, то чаще всего с деловой программой, и практически не соприкасаюсь с жизнью города. Я мечтаю приехать в Москву безо всякого дела и пообщаться с разными людьми, чтобы понять, что их волнует, чем они озабочены.
- Но вернемся к "Берегу утопии". Во время репетиций вы увидели в спектакле что-то такое, о чем раньше не думали?
- Тот вариант пьесы, который написан на английском языке, абсолютно не изменен и в русском. Хотя внутренне я был готов к каким-то поправкам, дополнениям, но ни режиссер, ни артисты ничего такого от меня не потребовали, их все устраивало. Это вовсе не означает, что я угадал русский строй души, но, видно, от меня этого и не ожидали, надеясь своими эмоциями и страстями наполнить образы. Поэтому, если я и увидел что-то новое, так это то, как сочиненные мною характеры ложатся на каждого артиста. Главная идея в моих пьесах - взаимоотношения личности с обществом, насколько человек может быть свободным в несвободном обществе. По-моему, это тема всегда была актуальна для России. Ваша страна довольно часто становилась той ареной, где вопросы равенства и справедливости часто решались через восстания, бунты, революции, и это меня заинтересовало.
- Можно ли вашу пьесу назвать шекспировской трагедией?
- Я не могу, а вы можете. И потом, это самое последнее дело для драматурга говорить, как надо воспринимать его произведение, поскольку театр - это такое искусство, где восприятие каждого человека индивидуально, и сколько в зале сидит зрителей, столько и мнений.
- Но свое мнение по поводу игры русских артистов вы можете сказать?
- Сейчас не могу, только после того, как они выйдут на поклоны, потому что реакция публики может до неузнаваемости изменить стиль их игры.


Loading...



Фильм «Матильда» получил прокатное удостоверение. Ну как, смотреть пойдете?