07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИСЦЕЛЕНИЕ В МОНАСТЫРЕ

Безрукова Людмила
Опубликовано 01:01 09 Ноября 2000г.
Среди определенной части питерцев, преимущественно в возрасте до 35 лет, с некоторых пор необычная наметилась охота к перемене мест. По одному ли, группами собирают рюкзаки и отправляются на остров Коневец, что в трех часах пути от Петербурга, в юго-западной части Ладожского озера. Едут туда не "за туманом" - в Коневецком Рождественском мужском монастыре они хотят излечиться от наркозависимости.

- Желаете поговорить с кем-то из бывших наркоманов? Это вам нужно идти на Казанский скит, - сказали мне на Коневце. - Спросите там послушника Дмитрия. Он как раз из "бывших".
Дорога к скиту - широкая и прямая - начинается сразу за монастырскими стенами. Минут двадцать неспешной ходьбы - и на взгорье (здесь это место называют Святой горой) открывается в общем-то грустный вид на полуразрушенный каменный храм, неказистую келью рядом с ним.
- Вы бы пришли года три назад - вообще одни развалины были, - заметил вышедший из кельи высокий, лет сорока, худой мужчина в черном подряснике, поверх которого клеенчатый фартук, заляпанный краской и штукатуркой. Длинные волосы мужчины схвачены сзади резинкой. В одной его руке строительный мастерок, другой теребит черную с проседью бороду.
Дмитрий, а это был именно он, по образованию инженер-электронщик. Впервые попробовал наркотики лет пятнадцать назад: "из чистого любопытства". Не заметил, как пристрастился к ним. С работы уволился, семья развалилась. Однажды почувствовал, что умирает. Решил сходить в церковь, покаяться перед смертью, хотя и не был в то время религиозным человеком. Там от батюшки во время исповеди и узнал об о.Назарии, настоятеле Коневецкого монастыря и его программе "Новые паломники".
- Меня спас Бог, - убежден Дмитрий. - Нигде и никогда не чувствовал я себя столь хорошо, как здесь, на острове, среди братии. Приехал сюда в девяносто четвертом. Был сначала трудником. Теперь вот - послушник. Готовлюсь принять иночество.
В качестве послушания ему поручено отремонтировать Казанский скит. Кроме этого, Дмитрий - активный член добровольного противонаркотического общества "Новые паломники". Помогает всем, кто приезжает на Коневец по рекомендации этого общества. Носится с ними, как с малыми детьми, переживает за каждого. "Когда-то, -говорит, - вот так же носились со мной отец Назарий (сейчас он возглавляет Александро-Невскую лавру) и другие монахи".
Монастырь вернули Церкви в начале девяностых. Братия была немногочисленная, рабочих рук хронически не хватало. Но нет худа без добра: самоотверженный труд монахов, работой и молитвами избавляющихся от мирских соблазнов, подсказал идею использования монастырской "трудотерапии" для избавления от наркотической зависимости.
Сегодня на Коневце монахов вместе с послушниками все так же немного - и десятка человек не наберется. Есть еще, правда, трудники. Регулярно приезжают глубоко верующие пожилые женщины, помогающие в основном по хозяйству - сбор урожая, стирка, кухня. Основная же тяжесть работ по возрождению обители ложится на послушников, трудников и "направленцев" из наркоцентров. Последним достается, как принято говорить, неквалифицированный труд. Масштабы работ кого угодно способны привести в уныние - очень здесь все запущено. Если главный храм более или менее восстановлен и в нем уже проводится служба, то в многочисленных строениях, жилых помещениях гуляет ветер.
От зари до позднего вечера идет нынче на острове работа. В короткие минуты отдыха - молитвы и покаяние. Все ли "новые паломники", попадая сюда, готовы к такой нагрузке? Того ли вообще ждут от поездки? Судя по тому, что мне рассказывали коневецкие старожилы, для большинства приехавших на излечение монастырская трудотерапия оказывается непосильной как физически, так и психологически. "Поработают день-другой, от силы - неделю, а затем пускаются во все тяжкие, - посетовал один из послушников. - Наркотики то ли с собой привозят, то ли так ими "пропитались", что капли алкоголя хватает, чтобы получить от этой "смеси" кайф. Спиртное-то здесь достать не проблема..."
- На все воля Божья, - комментирует нынешний настоятель Коневецкого монастыря иеромонах Мстислав. - Мы делаем все возможное - предоставляем работу, кров и пищу, давая человеку шанс начать новую, без наркотиков, жизнь. Кто-то этот шанс использует, кто-то, увы...
Александр Гепнер много лет "сидел на игле", пытаясь таким образом выйти из творческого кризиса. Трижды еще в советские времена побывал в заключении. В итоге художничество свое совсем забросил. Шесть лет назад случай свел его с о.Назарием. Послушался совета, приехал на Коневец, мало, впрочем, как признается, веря в исцеление. Сам попросил направить его в дальний скит, где провел два года - буквально на хлебе и воде, практически не показываясь на людях, лишь иногда позволяя себе спуститься к ладожскому берегу. Как-то принес с прогулки несколько прибрежных камешков. В холодной келье, при тусклом пламени свечи, почти вслепую, старыми красками он нанес несколько штрихов на гладкую, отполированную водой поверхность...
Недавно работы Александра были показаны в Лондоне на международной выставке и вызвали немалый интерес. Сейчас он готовит уже персональную выставку, которая также пройдет в столице Великобритании. Наслышаны о нем в Швеции и Финляндии. Оттуда на остров приезжает немало экскурсантов. В киоске с разного рода "русскими" сувенирами продаются и "камешки от Гепнера" с видами Коневца. Редко кто устоит, чтобы не купить их.
Почти весь доход от продаж работ Александра идет на нужды монастыря. "Чему я очень рад, - говорит художник. - Мне самому-то немного нужно: краски да кисти. А кусок хлеба я здесь всегда имею".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников