09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПЯТЬ ИСПОВЕДЕЙ В ОДИН ДЕНЬ

Шелухин Анатолий
Опубликовано 01:01 09 Ноября 2000г.
Сиднейская Олимпиада по новому регламенту очень жестко ограничила участие в турнире пятиборцев: допускались только те, кто выдержал проверку в серии отборочных турниров. От России путевку получил один Дмитрий Сватковский. И все же он не упустил свой шанс и увез "золото" в Москву."Мы - самые счастливые и сами несчастливые люди в семье спортсменов, - говорил в свое время легендарный венгерский пятиборец Андраш Бальцо. - Мы сливаемся с природой, когда фехтуем, скачем на лошади, плывем, бежим кросс. Но потом мы умираем на пяти аренах от нечеловеческих нагрузок..." Бальцо был кумиром юности нового олимпийского чемпиона Дмитрия Сватковского. И сам Дмитрий вслед за Бальцо подчеркивает: "Я прошел через восемь чемпионатов мира, пережил столько трагедий, срывов, а бросить пятиборье не могу, тянет оно меня к себе, словно магнит".

ВСЕ-ТАКИ НЕ ХУЖЕ САЛЬНИКОВА
Одно из самых сильных впечатлений Дмитрия в школьные годы - Олимпиада в Москве. С родителями он побывал на многих аренах. Ходил со своим отцом Валерием Жановичем и в бассейн, где выступал суперпловец Владимир Сальников. Отец Дмитрия, сам мастер спорта по легкой атлетике, сказал тогда сыну:
- Смотрю я на технику Сальникова и задаю себе вопрос: откуда в этом парне из Питера столько легкости, чистоты всех движений? Ну плывет как Бог. А вот у тебя могло бы так получится?
- Увидишь, папа, - среагировал Дима. - Мой кроль будет не хуже...
Спустя три года Дмитрия увидел на тренировке в бассейне большой энтузиаст пятиборья Анатолий Шахматов и, что называется, "соблазнил" парня перебраться на базу, где были и своя конюшня, и бассейн, и тир. Столько соблазнов!
- Уже в первый год я почувствовал, как велики нагрузки пятиборцев, - замечает теперь Сватковский. - Но мечта повторить то, что сделал когда-то Сальников, не оставляла ни на день. Я знал, что это вполне реально... Потом мне в известной мере повезло: первый тренер Анатолий Шахматов, заметив мою спортивную злость, порекомендовал перейти в группу динамовцев, где подготовку вели два настоящих аса - Игорь Соя и Александр Шуин. Моим "шефом" стал Соя, а Шуин готовил известного мастера Эдуарда Зеновку, чемпиона страны, а позднее - двукратного чемпиона мира.
ДЛЯ ГУСАРОВ ВРАЖДА - НЕЛЕПОСТЬ
- Дмитрий, почти целое десятилетие вы с переменным успехом спорили с Зеновкой за лидерство в сборной. Неужели это не приводило к ссорам, вспышкам вражды?
- Нас, пятиборцев, очень мало в стране, мы - элита. Мы ощущаем себя если не гвардией, то гусарами: у нас качество преобладает над количеством, Поэтому мы ценим друг друга по особым меркам. Если Эдуард Зенковка фехтует, как король, я сниму шляпу перед ним. Если я хорошо отъездил на скачках, меня поздравит первым соперник. И в быту то же самое...
- А когда наступил перелом, где вы уже из догоняющего превратились в лидера?
- Пожалуй, в 95-м. Мы тогда боролись за командную победу в чемпионате мира. Перед кроссом проигрывали американцам очень много. Мало кто верил в успех. Но меня это только еще больше злило. Короче, я выложился в этом беге так, что после финиша рухнул на траву. Ноги не держали. Ко мне бросился Игорь Соя с вопросом: "Врача вызвать?" А я задыхаюсь, еле говорю: "Ну какие мы?" "Димка, да мы же первые стали!" - закричал Игорь. Ну вот, мелькнула мысль, все-таки я не хуже Сальникова...
- Но что-то же изменилось в вашем психологическом настрое?
- Я престал мандражировать, терзать себя вопросами. Представляю себе облик каждого соперника, уточняю его силу и "слабинку". Я и в Сиднее бежал спокойно, следил только за техникой шага, чтобы сберечь силы.
Позднее жалел только об одном: почему из программы Игр исключили командный турнир? Ведь это такая радость - драться за "золото" по-мушкетерски, втроем...
УЧУСЬ ВЕРИТЬ В ПРИМЕТЫ
Сватковский, прежде чем стартовать, прожил 12 дней в Сиднее в олимпийской деревне. А его соседом по комнате был краснодарский крепыш, чемпион мира по прыжкам на батуте Александр Москаленко.
- Это был подарок судьбы, - улыбается Дмитрий. - Едва мы зашли впервые в свою комнату, Саша сказал: "Дима, запомни! Всем, кто бывал моим соседом, везет фантастически. Такая телепатия..."
Потом я сам убедился, что он не разыгрывал. Все мои травмы и болячки исчезли в первые же дни. Бровь разбил, но и это прошло. А в итоге и Саша, и я стали олимпийскими чемпионами.
И еще одна деталь. Мой тренер Игорь приехал в Сидней со своей дочерью Аленой Соя - ее включили в сборную по синхронному плаванию. И на первой же тренировке Игорь без тени улыбки заявил:
- Дима, я предсказываю итог: если моя Алена выиграет Олимпиаду, тебе уготовано золото...
Он оказался прав.
- А что по большому счету помогает перед стартом вам?
- Тщательно побриться перед стартом, надеть белоснежную майку (я вожу ее по всем странам) и, наконец, "включить" компьютер в голове. Тогда я готов к бою, как гусар...
- Вы были на трех Олимпиадах. Чем примечательна для вас последняя?
- В Барселоне и Атланте прежде всего сражались за командную победу и завоевали "серебро". Рядом были друзья - Анатолий Старостин, Зеновка. А в Сиднее я был один. И все же я не испытывал дискомфорта - все мои ощущения обострились, я учитывал, как светит солнце, откуда дуют ветры, ожидаются ли магнитные бури. Пятиборец как бы сливается с природой - он так воспитан с детства.
- А что вспоминается в часы отдыха, в разговорах с друзьями?
- Все, что связано с красотой, с талантом. У меня очень много друзей среди гимнастов, фехтовальщиков, хореографов. Давно сложился свой ряд любимых актеров - Козаков, Смоктуновский, Леонов, Гафт, Андрей Миронов, Богатырев, Джигарханян. Их всех объединяет, по-моему, одно достоинство - удаль. Они щедро рассыпают свои актерские находки. Мы, пятиборцы, такие же - любим жить широко, не таясь.
- Ходят легенды, что вы родом из аристократов. Почему-то у вашего деда французское имя - Жан...
- Действительно, моего деда звали Жан. Он был кадровым офицером-артиллеристом, прошел всю Отечественную. А в 54-м году трагически погиб при разминировании Калининграда. По материнской линии мой дед Иван Шалимов. Жизнь провел в селе Шалимовке Орловской области, был председателем колхоза. Отец Валерий Жанович безмерно любит спорт. Его профессия - инженер по оборудованию лифтов. Так что корней от баронов пока не отыскали...
- Какой вы теперь видите свою спортивную жизнь после сиднейской победы?
- Честно говоря, если бы проиграл, мог и завершить карьеру. Но такой успех все-таки вдохновляет. Буду готовиться к чемпионату мира. Сейчас современное пятиборье стало очень жестким. Раньше пять видов проходили за пять дней, а теперь все - за день. Я мысленно исповедуюсь пять раз, отчитываюсь за прожитый год перед каждым стартом. Мой козырь всего лишь в том, что я сильнее и опытнее других. И потом, в Сиднее я пережил такой стресс, когда узнал, что стал чемпионом. Этот стресс надо лечить в борьбе...
САМЫЕ КАВЕРЗНЫЕ - САМЫЕ ЛЮБИМЫЕ
Пятиборье - уникальный спорт, сочетающий самые разные виды. Стрельба требует "железных нервов, езда на лошади - тонкой игры мышц, фехтование - умения мгновенно принять решение атаковать, бег - феноменального терпения.
- Думаю, что в основе всего лежит все-таки интеллект, - говорит Сватковский. - И я благодарен Игорю Соя именно за то, что он всегда отдавал приоритет этому качеству. В свое время он дал мне прочесть известную вещь Драйзера о судьбе финансиста и при этом сказал: "Вот подумай, как может преобразить человека его стремление обогатить свой внутренний мир"...
- А что все-таки стало вашим "козырем" в программе пятиборья?
- Скорее всего, фехтование и бег, где я умею сконцентрировать и силу, и реакцию, и мысль. Давно заметил, что наиболее колоритными личностями стали те, кто прошел свои "университеты" на беговой трассе и на фехтовальной дорожке. Меня в Сиднее вдохновила победа моего друга Павла Колобкова, - я в ней увидел подтверждение того, что и самые каверзные виды спорта могут отплатить сторицей за любовь....


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников