08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КРЕСТЬЯНСКАЯ АТЛАНТИДА

Павлючик Леонид
Опубликовано 01:01 09 Ноября 2005г.
Новый век - новые надежды. Вот и мы ждем от наступившего XXI столетия мира, большей человечности, предсказуемости. Но горький, кровавый, великий ХХ век - он ведь еще не канул в сумерки истории, он продолжается в нас. В датах нашего рождения. В наших так или иначе сложившихся судьбах. И в судьбах наших родителей и их родителей, которые суть дети ХХ века.

Авторы документальной кинотрилогии "Кому живется весело, вольготно на Руси", показанной на днях в Федеральном агентстве по культуре и кинематографии, на рубеже столетий дерзнули не тешить себя прекраснодушными надеждами, а решились вспомнить и заново пережить ряд итогов ХХ века. И догадались сделать это вместе с людьми, которые не просто помнят те или иные вехи минувшего столетия, а вынесли на своих плечах его главные испытания. Россия в ХХ веке, во всяком случае в его первой половине, была страной по преимуществу крестьянской, поэтому сценарист Владимир Савельев, режиссер Игорь Григорьев, продюсер Антон Малышев отправились в русскую глубинку. Ведь там, в деревне, начало наших начал, наши истоки и наша боль.
ХХ век поглумился над деревней сполна, с горечью констатируют авторы фильма, объехав с камерой Хабаровский и Краснодарский края, Рязанскую, Архангельскую, Смоленскую, Иркутскую области, дотошно побеседовав там с людьми, заглянув в архивы... Миллионы крестьянских жизней унесла сначала первая, потом вторая мировая война. Ленин отнял у народа веру. Сталин деревню раскулачил. Хрущев обложил крестьянина непомерными налогами. И, наконец, Горбачев и Ельцин своим небрежением к истинным заботам крестьянства, непродуманными экспериментами почти окончательно доконали деревню, которая и сегодня не живет, а по большей части выживает. Горечью веет от финальных кадров фильма: на месте целого ряда русских деревень, основанных еще в XVII, XVIII веках, теперь лишь запустение и бурьян. И такая участь постигла в ХХ веке многие прежде крепкие крестьянские хозяйства.
У авторов фильма нет желания сгущать черные краски, но и оптимистическим бодрячеством от их ленты, увы, не веет. Свои надежды на возрождение села они связывают не только и не столько с нынешней политикой властей - чаще всего, увы, половинчатой, непоследовательной, сколько с золотым генофондом нашего народа, который, несмотря ни на что, по-прежнему сохранился в селе. В полузаброшенных деревнях все еще остались подвижники, философы, поэты крестьянского труда, крестьянского образа жизни. "Тут все мое, даже трава", - говорит один из героев фильма, окидывая взглядом невыразимо прекрасные поля, луга, перелески. И на вопрос о том, сколько ему надо денег для полного, абсолютного счастья, отвечает: да еще бы тысчонку рублей. Это в довершение к тем полутора-двум тысячам, которые он получает сегодня.
Вот это в картине пронзает больше всего: герои фильма, разбитые ранами, застарелыми болезнями, горьким вдовством, не раз обманутые и разоренные властями, они сегодня ни на кого не держат зла, а хранят в сердце только любовь. Любовь к родной земле. К нелегкому, но и святому крестьянскому труду. К тяжело достающейся краюшке хлеба. К деревенским зорям и закатам. К детям и внукам, которые, увы, бывают в деревне только наездами. На изношенных хребтах этих деревенских мудрецов и страдальцев все еще держится почти захлестнутая смутными водами ХХ века крестьянская Атлантида. Хватит ли у них сил удержать ее в XXI веке?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников