Блокадный тупик

Первый Музей обороны и блокады Ленинграда не работает уже больше года: якобы нет денег на ремонт. Фото: globallookpress.com
Людмила Безрукова, Санкт-Петербург
Опубликовано 00:01 09 Ноября 2018г.

В Петербурге затеяли очередную «стройку века»


Первый Музей обороны и блокады Ленинграда, известный на весь мир, созданный еще в войну самими ленинградцами, не работает уже больше года. Говорят, в городской казне нет средств на его ремонт. Зато на возведение огромного комплекса на Смольной набережной деньги нашлись — и немалые! Хотя проект (уже утвержден) раскритикован большинством специалистов и самими блокадниками. Как и сама идея с этим музейно-выставочным сооружением.

Общественность города на Неве не один год хлопотала о расширении старого музея в Соляном городке. Большая часть блокадной экспозиции из-за тесноты сгрудилась в запасниках. В Минобороны согласились освободить музейщикам еще один зал на первом этаже того же здания. Но зал нуждается в ремонте. Однако власти затеяли масштабную и затратную новостройку. Скандальная эпопея с возведением стадиона на Крестовском острове, ставшего самым дорогим и коррупционноемким в мире, ничему не научила.

А комплекс обещает стать грандиозным. Расположится он на вершине насыпного холма. Здание площадью 25 тысяч кв. метров, состоящее из нескольких многоэтажных башен-кубов, по задумке архитектора Никиты Явейна, должно напоминать средневековый замок. Нечто похожее строилось в 1920-х в Германии, отражая вкусы сторонников реванша германского милитаризма. О чем напомнил нам Иван Уралов, известный монументалист, в 1994-2005 годах бывший главным художником города. Иван Григорьевич убежден: вряд ли такое визуальное «сближение» уместно, когда речь идет о блокаде Ленинграда. Не говоря уже об архитектурной примитивности сооружения.

Тем временем о создании еще одного музея, посвященного героическим ленинградским 900 дням и ночам, заявила инициативная группа, в которую входят историки, музейщики, архитекторы, градозащитники. Речь о сохранившемся на Петроградской стороне Левашовском хлебозаводе, работавшем в годы фашистской осады. Несколько лет назад основной корпус завода, построенный в 1930-е, обрел статус объекта культурного наследия регионального значения как памятник советского конструктивизма. Его новый владелец — предприниматель предлагает реконструировать там несколько помещений и разместить в них мемориальную экспозицию.

Прецедент есть: выставочное пространство «Ленрезерв», самое большое собрание артефактов времен Великой Отечественной в городе на Неве, а возможно, и в России. На территории 10 тысяч кв. метров, некогда занимаемой цехами Ленинградского механического завода, сейчас разместились несколько постоянно действующих выставок, собрание раритетной техники, оружия, амуниции, документов, знамен, вынесенных нашими бойцами из окружения. Все — подлинники. Все доступно для желающих посмотреть, потрогать, приобщиться. Выкупил заводскую территорию, собрал свои коллекции в единую экспозицию, доступную в дни памятных дат для посетителей бесплатно, питерский бизнесмен Анатолий Бернштейн. По его словам, исключительно из любви к истории и в память о дедушке-фронтовике.

К грядущему 75-летию снятия блокады Ленинграда в январе 2019-го он готовит новую выставку «Блокадная комната артистки». Передал материалы для нее Всеволод Инчик, профессор Петербургского архитектурно-строительного университета. Он собирал их с первых месяцев осады, которую пережил ребенком.

— Я давно думал передать собранные мной вещи блокадной поры в надежные руки, все-таки не за горами 90-летие, — объясняет «Труду» Всеволод Владимирович. — Предлагал коллекцию чиновникам, но дальше обещаний дело не пошло...

Инициаторы строительства нового музейного комплекса объявили сбор блокадных раритетов. Но это предложение не вызывает душевного отклика у таких, как профессор Инчик.

— От идеи я не в восторге. У нас же есть музей в Соляном! Его нужно отремонтировать и восстановить. К тому же новые экспозиции на Смольной набережной обещают сделать преимущественно интерактивными. Но в любом музее ценятся реальные предметы, а не их муляжи, дубликаты, тем более видео. Если есть деньги, лучше на них поддержать уже существующие хранилища!

Да, мемориальных музеев в Петербурге немало — в основном ведомственных. В последние годы держатся они главным образом на энтузиазме, так как средств на содержание и пополнение экспозиций хронически не хватает. Однако люди не жалуются, коллекциями дорожат, посетителей привечают.

Скажем, в педагогическом колледже № 8 создали Музей блокадного детского сада. Его нынешняя заведующая Елена Дмитриева еще студенткой помогала создавать экспозицию своей учительнице Любови Береговой, не понаслышке знавшей о войне. Здесь более 500 экспонатов: стеганые подушки на стульях, чтобы ребятишки могли сидеть (из-за дистрофии кости врезались в кожу), «наше солнышко» (так дети называли коптилку), альбомный лист с рисунком трехлетнего Шурика Игнатьева, объяснившего изображение так: «Это война, а посередине булка».

В музее школы № 340 есть «Блокадная комната» и «Кабинет Ольги Берггольц», предметы в каждой подлинные. В одном из залов Музея истории Кировского завода разместились диорама, вещи заводчан. Широко известен музей средней школы № 235 имени Д.Д. Шостаковича «А музы не молчали...» — ежегодно в нем бывают тысячи экскурсантов...

Школьные, вузовские, заводские, транспортных компаний хранилища артефактов времен Великой Отечественной есть практически в каждом районе города-героя. Это, по выражению директора Эрмитажа Михаила Пиотровского, целый архипелаг, хранящий память о пережитом в блокаду. И что, надо все это собирать под одной крышей? У директора школьного музея «А музы не молчали...» Ольги Прутт другое мнение.

— Как бы наш «блокадный архипелаг» не погребли под затеей административного объединения! — с тревогой говорит корреспонденту «Труда» Ольга Герасимовна. — Убеждена, «архипелагом» должны заниматься люди, которые любят город и разбираются в теме, а не назначенные на пост по знакомству. Надо бережнее относиться к тому, что есть, что сохраняет память, а не городить новостройки. Такой подход ближе и понятнее людям, чем сомнительная и затратная затея с новым комплексом.

«Махина на валу», как успели окрестить проект питерские острословы, обойдется бюджету, если верить официальным данным, в 6-8 млрд рублей. Хотя все помнят, как, будто на дрожжах, в разы, росла на глазах изумленной публики стоимость и стадиона на Крестовском, и других питерских «строек века». А тем временем первый транш в 1,9 млрд уже осваивается Центром выставочных и музейных проектов, учредителем которого является комитет имущественных отношений городской администрации. Замдиректора по музейной и выставочной деятельности служит там с некоторых пор Милена Третьякова, ее-то и считают главным «идеологом» нового музея.

Горожане не без сарказма цитируют ее многословные выступления в СМИ, где будущий комплекс на набережной подается как «национальный институт по изучению, документированию и презентации истории блокады и обороны Ленинграда». Для чего «в его состав войдут мемориал, увековечивающий память жителей и защитников города, научно-исследовательский центр, постоянная экспозиция и зона временных выставок, образовательный центр, театрально-концертный центр, а также фондохранилище и архив». За такие деньги «наворотить» можно чего угодно!

— Милена недолго работала у нас в историческом блокадном музее в Соляном городке, — говорит Ирина Муравьева, известный питерский историк блокады. — Запомнилась тем, что ратовала за перевод всех экспозиций «в цифру». Я не против современных технологий, мы использовали их в работе, когда позволяло финансирование. Но не в ущерб же «живым» экспонатам! Что касается исследовательской работы, то мы ведем ее с первых дней воссоздания музея в 1989 году. Вернули за эти годы из небытия немало имен павших за город воинов и умерших жителей, собрали богатый архив воспоминаний очевидцев. Регулярно проводили встречи с ветеранами, вечера памяти. Скромные во всех смыслах возможности нашего музея этому не мешали...

Ирина Александровна проработала в Соляном без малого 30 лет. Ушла вместе с группой сотрудников год назад не по своей воле. Там в очередной раз сменился директор, затеял очередную и, как показало время, бессмысленную «перестройку». Из-за чехарды блокадная коллекция растеряла часть предметов. На ремонт здесь требуются не миллиарды, а около 20 млн рублей. Может, именно потому прежний музей не интересен чиновникам. То ли дело затея с отсыпанием холма и возведением махины.

P.S. На днях я побывала в Соляном городке. Постояла у закрытой двери дома № 9 с вывеской «Государственный мемориальный музей обороны и блокады Ленинграда». Рядом с ней на дверях висит другая табличка, совсем лаконичная: «Закрыт на ремонт». Да, научились мы с помпой проводить парады, тратить миллиарды на мегапроекты, постоянно учить друг друга любить Родину. Но память, патриотизм — это совсем другие материи.



Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?