За что мы пьем в начале ноября

Теперь 7 ноября предлагается лицезреть на Красной площади реконструкцию Парада 1941 года. Фото: globallookpress.com
Михаил Морозов, обозреватель «Труда»
Опубликовано 00:08 09 Ноября 2018г.

Заметки на полях красного дня в календаре


Ну, кажется, очередные праздники позади, мы плавно вырулили в будни. Вот и славно, вот и хорошо. Можно уже не спорить ни про смутное время с Лжедмитриями и зловредными поляками, ни про историческое значение то ли Великой Октябрьской революции, то ли просто Октябрьского переворота. В любом случае это уже не праздник с красным бантом — теперь 7 ноября предлагается лицезреть на Красной площади реконструкцию Парада 1941 года...

Все смешалось в голове отдельно взятого гражданина. Можно только резюмировать: новый праздник единения не прижился, старый, революционный, потихоньку отошел в прошлое. За лишний выходной спасибо, а рюмку можно выпить с простым универсальным тостом, полным, однако, глубокого смысла: «Ну, будем!»

Ничего я не имею против народного единства. Но всерьез о нем говорить сегодня трудно как никогда: разница в доходах богатых и бедных в современной России чудовищная, разительнее, чем при царизме, при свирепой сталинской диктатуре и во времена развитого социализма. Хотя дело не только в доходах.

Нынешнему Дню народного единства предшествовала череда масштабных мероприятий: шестой Всемирный конгресс соотечественников, Всемирный русский православный собор, Ассамблея «Русского мира» и прочие. Все они были призваны консолидировать внутри России и вокруг нее близкие по духу и идеологии силы, везде присутствовало слово «русский». Чувствуется, что политтехнологи ищут, на что бы опереться, ведь в борьбе за проталкивание пенсионной реформы и других, далеких от интересов народа законов запас и слов, и мыслей истощился. Ну так и возвращение к слову «русский» тоже не новость. На него делала ставку партия «Родина» во главе с Рогозиным, Глазьевым и другими (помните такую?). Вожди повзрослели, получили должности, идею отправили в запасники. Теперь извлекли. Но вряд ли надолго.

Завсегдатаи обычно многолюдного и представительного приема по случаю Дня народного единства в Кремле обратили внимание на то, что нынче он был весьма скромен и устроен в небольшом Андреевском зале — вместо Георгиевского. Рядом с президентом из весомых фигур отметим мэра Загреба.

Одним из главных событий на фоне этих торжеств призвано было стать принятие новой концепции миграционной политики. Концепцию приняли, но вряд ли она убедительно рифмуется с той самой «русской идеей», о которой шла речь выше. К тому же она появилась до срока. Действовавший с 2012-го вариант этой самой концепции должен был просуществовать до 2025 года. Но выяснилось, что он не обеспечивает интересов России в миграционных делах. Почему?

В основе предыдущей концепции миграционной политики лежала идея постепенного замещения коренного (русского) населения трудовыми мигрантами. В соответствии с этой концепцией лицам, не очень-то близким России по традициям, ценностям и культуре, предоставлялись различные преференции. Чего, по сути, не делалось (или делалось крайне мало) для возвращения на родину русских и русскоговорящих. Оказалось, что в ряде случаев жителю Африканского континента получить российское гражданство было легче, чем русскому из Таджикистана или с Украины.

Есть ли гарантия, что новая концепция ситуацию изменит? Сомневаюсь. Потому что ее сочиняли те же люди, с тем же менталитетом. И исполнять будут те же. Только сейчас чиновники стали говорить о том, что, может быть, пора отменить для граждан, прибывающих с Украины или из Белоруссии, обязательный экзамен по русскому языку. Представьте, насколько унизительно таким людям доказывать, что они знают родной язык. Но ведь приходится?

Уже четыре года в двери России бьются, натыкаясь на стену, около 2 млн украинских русских, пытающихся получить вид на жительство или гражданство РФ. Эти люди уже по факту находятся на нашей территории — например, в Крыму. Но стать российскими гражданами не могут.

«То, что мы не даем гражданство беженцам из Донбасса — это дурь и позорище», — заявила с трибуны Всемирного конгресса соотечественников главный редактор Russia Today Маргарита Симоньян. О вопиющих примерах не только отказа в гражданстве таким людям, но и депортации их на Украину не раз писал «Труд». Самый яркий — случай с чемпионом мира по карате Петром Гилевым, доказавшим свою любовь к исторической Родине под пытками украинских националистов. Бежав из Донбасса, он много лет добивался гражданства России и едва не был депортирован на Украину, на верную смерть...

В обосновании принятия новой редакции концепции говорится об «обеспечении простоты, прозрачности процедур и понятности условий» въезда в Россию, работы здесь и приобретения гражданства РФ. Это одна из ключевых проблем, с которой сталкиваются русские переселенцы. И не только русские. Говоря проще, коррупция, бюрократизм, формализм, а нередко и прямое беззаконие и саботаж — вот главные препятствия, которые поджидают многих из рискнувших перебраться к нам, на Родину.

Много и с гордостью говорилось в эти дни о программе переселения русских, по которой в Россию переехали свыше 800 тысяч соотечественников. Но скромно умалчивалось, за какой срок. Если вспомнить, что программа действует уже 12 лет, то эта цифра перестает впечатлять, особенно на фоне находящихся в стране 10 млн мигрантов из ближнего зарубежья. Оказывается, в Россию в год переезжали менее 70 тысяч соотечественников. Это капля в море так называемого Русского мира — 25 млн русскоязычных граждан, не по своей воле оставшихся за границами исторической Родины. К тому же нет статистики обратного отъезда — числа тех, кто, столкнувшись с перечисленными выше трудностями, решил отказаться от намерений.

Вот такие не слишком праздничные мысли приходят в голову после прошедших праздников. И это, поверьте, не от похмелья.




Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?