10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДОКТОР РОШАЛЬ СЛУШАЕТ

Сухая Светлана
Опубликовано 01:01 09 Декабря 2004г.
На днях в гостях у читателей "Труда" побывал знаменитый детский доктор и замечательный человек - профессор Леонид Рошаль. После первого же звонка на "прямую линию" стало ясно: разговор будет трудным. Потому что многие звонят, чтобы узнать, как помочь больному ребенку. И в голосе - слезы...

- Здравствуйте, Леонид Михайлович, какое счастье, что дозвонилась... Меня зовут Ольга Алексеевна, мы в Оренбургской области живем. Сыну шесть лет, по ночам у него бывают странные приступы, в этом году в областной больнице ему поставили диагноз "эпилепсия". А в нейрохирургическом центре сказали, что ничего страшного нет. Где можно уточнить диагноз? От эпилепсии лечат сильными лекарствами, говорят, они приводят даже к деградации личности...
- Ольга Алексеевна, ну что же вы плачете, давайте лучше поговорим. Опишите мне, как проходит приступ.
- Они все одинаковые. Сын вдруг начинает плакать, смотрит на меня, зубами стучит, а в глазах ужас. Потом начинает зевать и засыпает. Позже я его бужу, спрашиваю: "Что у тебя болит, сынок?" - "Ничего не болит"...
- Вы знаете, судя по вашим словам, это, к сожалению, все же похоже на эпилепсию. У вас в Оренбурге должен быть специальный центр, который занимается этим заболеванием, надо там понаблюдаться. Я тоже боюсь, когда назначают много лекарств, но в вашем случае они, видимо, нужны. И к деградации личности приводят не лекарства, а каждый такой приступ.
- Спасибо.
- К сожалению, я вам не могу сказать, что ваш ребенок здоров. К сожалению...
- Все равно, я хочу от всех матерей вас поблагодарить. Я раньше думала, что Рошаль - это какая-то нерусская фамилия. И все удивлялась: где какая-то трагедия - там и он. И почему какого-то иностранца интересуют наши больные дети?.. Спасибо вам большое.
- Ну вот, видите, я оказался свой, российский доктор...
- Леонид Михайлович, добрый день. Меня зовут Людмила Алексеевна Абакумова. Звоню из Москвы, я бабушка троих внуков, а по профессии - кадровик. Меня интересует, как сейчас обстоит дело с квалификацией специалистов в детском здравоохранении, хватает ли медработников? И еще вопрос. Правда ли, что была такая идея: передать функции педиатров семейным врачам?
- Я вам так скажу: того, что произошло за десять лет перестройки, лучше бы я не видел и не знал. Потому что все здравоохранение разорили, и не просто здравоохранение, а в целом все, что касается здоровья народа. Назову один только факт: по данным Счетной палаты, 80 процентов оборудования в больницах по всей стране - или испорченное, или устаревшее. Произошло почти полное разрушение многих лечебных учреждений, прежде всего в амбулаторно-поликлинической сети. Это касается и детских поликлиник, и взрослых, и врачей в сельской местности. Везде не хватает примерно 30 - 40 процентов персонала. Потому что зарплата низкая, молодые специалисты не хотят идти туда работать. А как они пойдут на зарплату четыре тысячи, если есть семья, дети?.. А уровень подготовки наших детских врачей в целом неплохой. Вот приезжают мои друзья, допустим, из Англии и рассказывают, сколько неквалифицированных вещей там делают врачи - у меня волосы дыбом становятся. Это только кажется, что за рубежом все так замечательно. А по второму вопросу могу сказать, что действительно была такая мысль: отдать семейным врачам функции педиатров. Это было опубликовано на сайте Минздрава. Но мы встали горой - и сейчас все, и в министерстве, и в правительстве, уже поняли, что делать этого нельзя.
- Дорогой доктор, очень рада вас слышать. Это из Уфы, зовут меня Светлана Викторовна. Моя дочка Диана - инвалид, онкобольная, у нее опухоль глаза - ретинобластома. Но мы лечились, надеемся, что самое страшное уже позади. Вопреки болезни дочка три года писала книгу, стала лауреатом конкурса одаренных детей. Есть очень хороший отзыв на рукопись из Союза писателей, но нет денег, чтобы ее издать.
- Давайте сделаем таким образом. Вы оставите свои координаты, я свяжусь с Союзом писателей Башкирии. Я не верю, что во всей Башкирии мы не найдем денег, чтобы выпустить эту книгу, если она того стоит...
- Добрый день, доктор. Беспокоит Юлия Леонидовна Бархина из Серпухова. Все время слышу и читаю о том, что в России демографический кризис, мало детишек рожаем. Хочется узнать ваше мнение: какие меры нужны для повышения рождаемости?
- Вы правы, чтобы население страны не убывало, надо добиваться снижения смертности и повышения рождаемости. А для того, чтобы российские женщины больше рожали, нужно создавать соответствующие социальные условия. Будущая мама должна быть уверена: у нее будет дородовый отпуск, ей обеспечат нужные обследования и помощь во время родов. Она должна знать, что у ребенка будет полноценное питание, а потом он сможет получить образование - и так далее. Нужен целый комплекс государственных мер по поддержке и матери, и ребенка. А сейчас при рождении ребенка мама получает пособие - 70 рублей, по-моему, это просто оскорбительно, лучше бы уж вообще ничего не давали. В Думе недавно обсуждали вопрос о повышении пособия хотя бы до 500 рублей. К моему большому огорчению, это предложение не прошло. С другой стороны, нельзя связывать низкую рождаемость только с бедностью. Известно, что есть очень бедные страны с высокой рождаемостью - это во многом зависит от ментальности, от религиозных основ населения. И наоборот, во многих развитых странах рождаемость низкая. Во всяком случае почти для всей Европы эта проблема остается достаточно острой.
- Леонид Михайлович, доброго вам здоровья! Я Георгий Сурхаев из Владикавказа. Во-первых, хотел бы поблагодарить вас за настоящую подвижническую деятельность по спасению детей, в том числе и в Беслане. А вопрос такой: что, по-вашему, не было сделано, что еще можно было бы сделать руководителям спецподразделений для спасения всех заложников в Беслане?
- Поверьте, говорю как на духу, все как есть, понравится вам это или нет. Главное: в тот день никто не хотел штурма. Я сам слышал несколько раз, как ваш президент Дзасохов заявлял, что он категорически против штурма. Многие говорили, что если штурм все же начнется, то родители детей, которые оказались в заложниках, возьмут белые флаги и встанут между штурмующими и зданием школы. И в штабе все понимали, что штурмовать нельзя, все боялись за тысячу людей, находившихся в школе. Я тогда разговаривал по телефону с директором школы - террористы меня соединили с ней. И она подтвердила, что там действительно примерно тысяча заложников. И мы готовились принять большое количество пострадавших, было подготовлено около тысячи коек, из других регионов приехали врачи. Но трагическая ситуация действительно возникла спонтанно, не по умыслу. А об "альфовцах" я все же скажу: они герои. Многие бросились спасать заложников даже без бронежилетов. У меня на глазах один "альфовец" так погиб - его застрелили сзади, в спину. Посудите сами, разве такое могло быть, если бы это был подготовленный, спланированный штурм? В целом и медики работали нормально. Я был в бесланской больнице, когда туда начали поступать раненые, потом сам осмотрел каждого из 200 детей. Многих мы немедленно переводили в детскую больницу во Владикавказ. Позже кого-то отправили в Москву. Еще скажу вот что. Я очень боялся реакции народа на эти события, боялся провокаций. Мы же все знаем о сложных взаимоотношениях между ингушами и осетинами. На второй день я обратился к людям по телевидению, взывал к мудрости осетинского народа. Потому что понимал: если начнут мстить, то погибнут многие тысячи. И я безмерно рад, что этого не произошло. Вот мой ответ вам, абсолютно откровенный.
- Из Омска звоню вам, меня зовут Юлия Солнцева. У меня простой, но касающийся многих вопрос: как современная медицина смотрит на удаление гланд? Моей дочери 14 лет, по два раза в год болеем гнойными ангинами. Говорят, нужно удалять гланды. А я опасаюсь: вдруг будет потом хронический бронхит или пострадает иммунитет. Еще слышала, что после удаления могут быть гормональные нарушения. Как вы считаете?
- Значит так, если девочка действительно по два раза в год болеет гнойной ангиной, то обязательно нужно удалять миндалины. Надо из двух зол выбирать меньшее. В вашем случае ясно, что раз в миндалинах гной, это может плохо повлиять и на сердце, и на почки. Если бы вы мне сказали, что раз в два года бывает слабая ангина, я был бы против удаления. А сейчас говорю уверенно: надо удалять и не тянуть с этим.
- Простите, Леонид Михайлович, что беспокою с мелким вопросом. Меня зовут Светлана, я из Москвы. У нас во дворе горка так построена, что детишки то и дело "вылетают" с нее прямо на проезжую часть. Мне страшно и за своего малыша, и за всех остальных. Кто отвечает за оборудование детских площадок? Куда обратиться, чтобы передвинуть опасную горку?
- Светлана, детский травматизм - далеко не мелкий вопрос, у нас в стране статистика по этому поводу весьма печальная, в несколько раз выше, чем за рубежом. Конечно, это касается прежде всего аварий на дорогах. А про вашу горку скажу: детские площадки очень нужны, но оборудование там часто приводит к травмам. Отвечают за это местные руководители на уровне округа или управы. Надо идти в эти конторы и требовать, чтобы навели порядок.
- Я Степанов Борис Юрьевич, звоню из Калуги. Много говорят в последнее время о реформах в здравоохранении. Как вам кажется, не сведутся ли все они к тому, что мы скоро простимся с бесплатной медициной?
- Это серьезнейший вопрос. Попробую ответить коротко. Платная медицина, видимо, нужна, пусть она будет для богатых людей. Но речь может идти лишь о том, чтобы им обеспечивали более комфортные условия. А сам уровень лечения должен быть одинаков для всех. Мы все знаем, что большая часть российского населения - люди бедные. Если уменьшить объем бесплатных медицинских услуг, смертность так и будет расти. Вот сейчас ввели нормативы гарантированных бесплатных услуг - в целом это положительный шаг. Но фиксировать эти цифры нельзя, они должны все время индексироваться, меняться с учетом ситуации. К тому же эти расчеты (какие средства выделяются на бесплатную помощь) делают не медики, а экономисты. Они мыслят глобальными категориями, идут не от потребности, а от плохо обоснованной возможности. Одно могу сказать точно: прощаться с бесплатной медициной нам никак нельзя, это недопустимо.
- Добрый день, Леонид Михайлович. Вам звонят из Белорецка. У меня такая боль на сердце. У нас рано умер папа, мы получали пенсию по потере кормильца. А потом с моей дочкой случилось несчастье, дали ей инвалидность. И тогда пенсию по потере кормильца отобрали. Разве это правильный закон? Папу не вернешь, здоровье ребенку тоже не вернешь (удалена почка). Я просто в отчаянии. Получается, что государство одной рукой помогает - а другой отбирает...
- Я врач, а не юрист. Вам надо обратиться в юридическую консультацию, возможно, произошла ошибка. А как врач хочу вам сказать: постарайтесь не делать из ребенка инвалида. Да, нужно осторожно относиться ко всему, что касается питания, поведения дочки. Но если вторая почка работает хорошо, то надо стараться жить максимально полноценно, с одной почкой человек вполне может до ста лет дожить. А в целом я, как и вы, конечно, хочу, чтобы государство двумя руками помогало там, где это нужно. Всего вам доброго.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников