09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГДЕ МАРЬЯ ГНЕТСЯ - ИВАН ЛОМАЕТСЯ

Семенова Нина
Опубликовано 01:01 10 Января 2001г.
К дочери приехала в гости подруга детства. Не виделись лет десять. А были соседями, и я прекрасно помню ее семью. "Как мама"? - спрашиваю Татьяну. "О, она молодец. Работает в банке, живем на ее зарплату". - "А папа?", - продолжаю расспрос. "А папа сломался, - говорит девушка. - Был главным инженером, вы помните. Но завод развалился, он страшно переживал, одно время стоял на бирже как безработный, а сейчас ничего не хочет, из дома не выходит. Жутко постарел. Встретите - не узнаете".

Не в первый раз слышу такие вести. Да в общем-то уже и психологи на материалах специальных исследований доказали: женщины легче приспосабливаются к любым переменам в жизни, хотя внешне может казаться - наоборот. Поэтому, возможно, к ним и больше внимания медицины: в последние годы в стране открыто более 30 кризисных центров для представительниц слабого пола, а для мужчин - один. И тот исключительно по инициативе молодого врача - психотерапевта Максима Костенко.
- Пять лет назад, - рассказывает он, - нас приютил краевой кардиологический диспансер. В том была своя логика: 80 процентов лечившихся здесь после инфаркта - мужчины, причем многие лежали повторно. Столь резкий рост сердечных заболеваний был, без сомнения, спровоцирован социальными изменениями. Один потерял работу, другой перестал считаться главой семьи, потому что жена сумела "встроиться" в рынок, переквалифицировалась, скажем, из педагога в "челноки", а он все сидит в административном отпуске, "комплексует". Все это ведет к депрессии, даже суициду - у мужчин больше завершенных самоубийств. Вот на таком невеселом фоне мы и открыли кризисный центр.
Были опасения, что на пациентах кардиологического диспансера все и закончится: мужчины в отличие от женщин предпочитают молчать о своих душевных болячках. Но оказалось, нет. За психологической помощью в центр стали обращаться отцы-одиночки. Выяснилось, что почти семь процентов семей "без матери" - многодетные. Пришел, например, вдовец, воспитывающий пятерых, только один из которых - родной ребенок, остальные - усыновленные. Разумеется, возникают сложности взаимоотношений, особенно с девочками. Часто одинокий отец хотел бы, да не решается привести в дом "другую" женщину: боится, дети ему этого, мол, не простят.
Максим Костенко вспоминает, как непросто было помочь молодому отцу, не желающему после развода отдавать 10-летнюю дочь жене-наркоманке. А суд именно так решил, поскольку женщине удалось "приписать" бывшему мужу "склонность к сексуальным извращениям". Работникам центра пришлось сначала разбивать это обвинение и уже потом доказывать суду, с кем дочери будет лучше и безопаснее.
Но развод - мера крайняя. В центр приходят мужчины, чтобы им помогли сохранить семью. Любопытно, что в сорока процентах случаев они винят себя: не дорожили родными людьми, обижали, пьянствовали, раздражались без повода. Теперь просят жену простить, а она "не сдается". Как быть? Прямых рекомендаций психологи не дают. Человек должен сам разобраться в себе и найти выход. Иногда на это уходят годы. Но никто из прошедших курс не скажет, что напрасно потратил время. Потому что научился владеть собой. А это уже - возможность восстановить утраченное.
- Мы учим мужчин распознавать приближение гнева и управляться с ним, - говорит Костенко. - Оказывается, это не так уж сложно. Недавно один рассказывал: "Когда я начинаю чувствовать, что вот-вот "подходит", ухожу в гараж и занимаюсь делом. Возвращаюсь домой успокоенным - и никаких скандалов".
За прошлый год в Алтайский краевой кризисный центр обратились полторы тысячи мужчин. Это уже солидная практика, и она требует серьезного финансирования. Ведь в аппарате центра - специалисты разных профилей: психологи, психотерапевты, сексопатологи, юристы. Отчасти помогает местный бюджет: алтайские власти оценили работу уникального для нашей страны социально-медицинского учреждения. Плюс каждый год директор защищает проект и получает гранты. Но материальных затруднений все равно хватает. По-хорошему, надо обзаводиться стационаром, где могли бы останавливаться приезжие: а в центр едут со всего края и вынуждены стеснять родственников или знакомых. Многим именно этот фактор мешает начать лечение, хотя чувствует человек, что оно ему просто необходимо. Нужен и "телефон доверия". Казалось бы, не так дорого - открыть линию, но пока не удается. Благо, Костенко из оптимистов. Он верит, что все у него получится, пусть не сразу, но будет в Алтайском крае "отдушина для мужчин", ничем не уступающая кризисным центрам в цивилизованных странах.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников