08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕУЖЕЛИ ОБОЙДЕМСЯ БЕЗ ВОРОБЬЕВКИ?

- Приезжать в Воробьевку на свидание с Фетом надо как минимум два раза в году - в разгар весны

- Приезжать в Воробьевку на свидание с Фетом надо как минимум два раза в году - в разгар весны и в пору золотой осени. Тогда особенно ощутима магия поэзии этих мест...
Этот совет я услышал несколько лет назад от директора Воробьевской школы Сергея Потапова, когда впервые попал в усадьбу Фета в курском подстепье. Но значения не придал - мало ли на земле мест, где надо бывать почаще. Тем не менее следующей весной, как-то даже неожиданно для себя, засобирался в Воробьевку. А осенью потянуло в фетовский Темный лес, что в километре от усадьбы. Через год опять захотелось увидеть скромный дом поэта, побродить по одичавшему парку, посидеть в чаще возле сказочного прудика-озерца...
А ведь еще два десятка лет назад мало кто даже в Курске знал, что всего в полусотне километров от областного центра стоят на берегу Тускари несколько строений "дворянского гнезда", перешедшего некогда в собственность Афанасия Фета и обустроенного им по его собственным представлениям об "обители поэта".
При советской власти к Фету относились настороженно: "чистое искусство", не социальное. Сборники его стихов иногда издавали, в учебниках упоминали. Но за сто с лишним лет после смерти поэта так и не вышло полное собрание его сочинений. А собственноручный рукотворный памятник - Воробьевская усадьба - прозябал в безвестности восемь десятков лет. В отличие от находящихся не очень далеко Ясной Поляны и Спасского-Лутовинова, Воробьевка не получила статуса государственного музея-заповедника. После 1917 года в усадьбу поочередно вселяли почту, клуб, магазин, колхозный птичник, мастерские машинно-тракторной станции. Стены фетовских построек выдержали эту напасть. В конце концов над ними "смилостивились" - отдали школе.
Вспомним, что значила для Афанасия Фета старинная дворянская усадьба в селе Воробьевка. В одном из писем он сообщал: "Жена напомнила мне, что с 60-го по 77 год, во всю мою бытность мировым судьей и сельским тружеником (период жизни в селе Степановка Орловской губернии. - В.П.), я не написал и трех стихотворений, а когда освободился от того и другого в Воробьевке, то муза пробудилась от долголетнего сна и стала посещать меня так же часто, как на заре моей жизни". В 1883 году, после двадцатилетнего перерыва, Фет издает сборник стихотворений "Вечерние огни". Позже под этим же названием вышли еще три сборника и был подготовлен четвертый. В Воробьевке Фет перевел три работы философа А. Шопенгауэра, завершил многолетний труд - перевод и издание полного Горация, перевел и издал обе части "Фауста" Гете, множество произведений древнеримских поэтов...
Купив старинное и запущенное Воробьевское имение, Фет за несколько лет преобразил его в "земного рая уголок". Обустройство хозяйства Фет детально спланировал сам. Усадьба, надворные строения, парк, пруды, поля, по словам фетоведа профессора В. Кичигина, "явились воплощением некоего порядка, особого ритма, которые напоминают поэзию. Воробьевская усадьба - это место реального бытования поэзии на земле".
При жизни Фета Воробьевка притягивала многих его великих современников. Петр Ильич Чайковский, брат которого жил в соседнем селе Уколово, писал в одном из писем: "Что за дом, что за парк, что за уютное убежище для стареющего поэта!.. Что за очаровательный уголок эта Воробьевка! Настоящее жилище для поэта". Подобными впечатлениями преисполнялись гостившие в усадьбе Л. Толстой, философ В. Соловьев, критик Н. Страхов, поэт Я. Полонский, художник Н. Досекин (последние двое оставили несколько написанных ими видов усадьбы).
После долгих лет прозябания в качестве лавки, птичника, тракторной мастерской поэтическая обитель Афанасия Фета в середине 80-х годов оказалась снова в центре внимания общественности. То в одной, то в другой газете стали появляться обращения к власти видных деятелей русской культуры с требованием "сделать заповедником старинную усадьбу Воробоевку". Но шли годы - ничего не менялось.
В 1986 году, не дождавшись кардинальных решений, ценители поэзии Фета и ревнители истории организовали первые Фетовские научные чтения и первый Фетовский праздник поэзии. Учителя Воробьевской школы приурочили к ним открытие в бывшем рабочем кабинете поэта музейной экспозиции. Чтения, собравшие исследователей Фета со всей страны, а также из США и Франции, и праздник поэзии через год вновь повторились, через год - еще раз... На одном из них писатель Евгений Носов выразил сокровенные мысли всей культурной общественности:
- Пришло время и подняло энтузиастов на это важное и неотложное действо. Потому что дальше без Афанасия Фета нам нельзя. Я не говорю о его неувядающих стихах - книги Фета с детства стоят на наших полках. Но этого теперь мало. Стало нельзя без ощущения его овеществленной близости, без воплощения его духа, без Воробьевки. Мы больше не можем, не имеем права называть себя культурными людьми, лицемерно восхищаясь фетовскими строфами на виду оскудевшей обители его вдохновения...
Прошло 15 лет, а из планов, составленных в годы эйфории, реализован лишь один пункт: прокладка в Воробьевку асфальтовой дороги. Хотя, по слухам, правительство выделяло деньги на восстановление фетовской усадьбы, но куда они подевались - никому не ведомо. Время от времени энтузиасты напоминают областным властям об их обязанности не дать погибнуть "земному раю поэта", но в ответ - высокомерное молчание. Кончились и праздники поэзии. В годы правления курского демократа-технократа В. Шутеева власть помогала возрождать комплекс монастыря Коренная пустынь, от которого до Воробьевки 15 километров. По сути, это два важнейших в Курской области духовных центра, но поднимают из руин один, в упор не замечая другой. Тщетными оказались попытки ученых Курского педуниверситета добиться понимания у очередного курского губернатора генерала Руцкого. Сейчас к власти в Курске снова пришли коммунисты. У них свои проекты...
Недавно я снова заезжал в Воробьевку. Директора школы Сергея Потапова и учителей застал в тяжелых раздумьях: топить школу нечем, на ремонт уже давно денег не дают, фетовские постройки начинают рушиться.
- Прошлым летом, - сказал Потапов, - я пробился на прием к заместителю губернатора, умолял его помочь с ремонтом. Ведь иностранцы на очередные чтения приезжают. А у Фета юбилей - 180 лет... Ой как нам помогли - аж банку белил дали и три банки краски! А на счет открытого нами фонда спасения Воробьевки пришло только одно перечисление - пять тысяч рублей от скромного московского предпринимателя. Неужели фетовская усадьба, никого, кроме ученых и музейщиков, не волнует?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников