03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БОЛЬШОЙ ПРИВЕТ ОТ МАЭСТРО РЕВОЛЮЦИИ

Бирюков Сергей
Опубликовано 01:01 10 Января 2001г.
Этому спектаклю повезло стать первой ГАБТовской премьерой тысячелетия, то есть - сенсацией по определению. "Набукко" не грозит судьба тех театральных работ, которые их создатели спешным порядком и в огромном количестве "вывернули" на публику в предновогодние дни, тем самым обрекая на почти полную безвестность и отсутствие общественного резонанса. После декабрьской горячки наступило некоторое расслабление, темп жизни вновь замедлился - тут-то Большой и подоспел со спектаклем, да как кстати: в афише - имя Верди, столетие со дня смерти которого отмечается именно в этом январе...

"Набукко" - опера на библейский сюжет об освобождении евреев из вавилонского плена. Ее "просто так" не ставят: это духоподъемное произведение молодого "маэстро революции" (так величали Верди в пору борьбы итальянцев за национальную независимость и единство их страны) не раз возвращалось на подмостки в поистине судьбоносные моменты. Например, когда возрожденный театр "Ла Скала" - этот символ Италии - впервые открылся после Второй мировой войны... Не хотели ли и нам сказать нынешней постановкой, что Россия и ее символ - Большой - наконец встают на путь выздоровления после смутных лет?
Однако - тут тоже есть своя символика - постановка-то "закладывалась" еще прежним руководством театра. Так сказать, в минувшем тысячелетии. И встретившийся мне на премьере бывший исполнительный директор ГАБТа Владимир Коконин, думаю, вполне искренне сказал: "Рад за театр, за успех нашего дела". Очевидно, его чувства разделяет и ушедший с поста главного художника Сергей Бархин, чьи декорации и мне показались одной из самых удачных работ этого одаренного, хотя неровного сценографа. Обобщенность, динамичность постоянно перемещающихся конструкций (в изготовлении которых приняло участие знаменитое производственное объединение имени Хруничева) в каком-то смысле задала тон всему представлению. Они буквально провоцируют режиссера на эффектное построение массовых сцен, где, скажем, внизу меж стен, испещренных письменами (знатоки иврита узнали в них тексты псалмов), строем шествуют воины, а за ними на лестницах башни, геометрическим росчерком взметающихся вверх, кипит сражение. Постановщик тем охотнее поддается на эту "провокацию", что он еще и балетмейстер, стало быть - специалист в организации сценического движения. Речь о Михаиле Кислярове, которого в качестве режиссера, кстати, тоже ведь привел в Большой его прежний худрук Владимир Васильев. Ритм действия и магия самой музыки столь властны, что им поддается даже склонный к флегме дирижер Марк Эрмлер. Правда, знаменитый хор пленных евреев - один из бессмертных вердиевских шлягеров - Марк Фридрихович все же несколько засушил, далеко не в полной мере использовав огромные выразительные возможности хора и оркестра Большого театра.
Неоднородное впечатление произвел и ансамбль солистов. Меня вполне устроили Ирина Долженко в партии мученицы за веру Фенены, Виталий Таращенко в роли еврейского полководца Измаила. А вот Владимиру Редькину - исполнителю заглавной партии вавилонского царя Навуходоносора (по-итальянски - Набукко), мятущегося между честолюбием и чувством справедливости, - несколько не хватило твердости голоса. Обладателю красивого баса-кантанте Аскару Абдразакову (еврейский жрец Захария) с трудом давались низкие ноты. И, по-моему, не удалось стать центральной драматической фигурой спектакля приглашенной на премьеру солистке Берлинской государственной оперы Людмиле Магомедовой. Партия мятежной дочери Навуходоносора злодейки Абигайль - одна из самых сложных в мировой оперной литературе, изобилующая стремительными пассажами, гигантскими скачками из крайне верхнего в крайне низкий регистры, - не очень-то далась ее голосу, который, может быть, хорош для зала средних размеров, но в ГАБТе потребовал огромного форсажа. Увы, в ущерб красоте и даже чистоте пения (музыканты про такое говорят - "на полкирпича ниже"). Право, странно было после этого слышать оглушительные выкрики "браво", кажется, тем более отчаянные, чем менее точно пела солистка. Что ж, у каждого - свои вкусы и свои мотивы для ликования...
Не могу сказать, что пришел в восторг и от работы художницы по костюмам Татьяны Бархиной. Конечно, похвально, что Большой пробует выйти за границы своего привычного академизма. Но, с другой стороны, так называемый стиль "military", согласно которому "нехороших" вавилонян, угнетающих "хороших" евреев, конечно же, надо нарядить в форму наподобие гитлеровской, стал в последние десятилетия в мире настолько расхожим, что трудно воспринимать его как проявление подлинно творческого подхода. Просто позавчерашняя западная мода наконец докатилась и до нас...
Впрочем, брюзжать можно долго и по разным поводам. Главное - то, что в репертуаре ГАБТа появилась мощная опера, которая не шла в нем никогда. Которая поучительна во многих отношениях, в том числе и общественно-политическом: нельзя удержать народ в цепях рабства, если он по-настоящему сплочен. И обречен на крах властитель, возомнивший себя земным богом...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников