02 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ШЕРЛОК ХОЛМС

Русские журналы "дореволюционной" поры публиковали переводы рассказов Конан Дойла, можно сказать, "с пылу с жару", по мере их выхода в Великобритании. И вот, читая их, я обнаружил любопытнейшие отклонения от привычных образов героев, которых знал с детства.

"Дореволюционный" Холмс менее интеллигентен, более жесток и эгоистичен, чем "советский", склонен к самолюбованию и пренебрегает остальными смертными. Если Ватсон в рассказах "советского периода", и особенно в нашем кино, обладает приятной туповатостью среднего обывателя, то в "дореволюционной версии" доктор предстает первосортным обалдуем.
Но все эти занятные пустячки мигом отступили, когда, пробиваясь сквозь "яти" и "ижицы", я начал читать "Последнее дело Холмса" и дошел до того момента, где речь зашла о профессоре Мориарти. Тут-то и открылось, что злодей профессор вовсе не тот, за кого он себя выдает! Вернее, за кого нам "выдавали" его все эти годы.
Проникая в тайну личности Мориарти, обнаруживаешь удивительный поворот сюжета, напрочь меняющий сам смысл рассказа, крепко связывающий его вымышленных персонажей с событиями реальной жизни.
ТАЙНА ПРОФЕССОРА-АНАРХИСТА
Устами Холмса, пришедшего к доктору Ватсону спрятаться от преследования профессора, Мориарти (в "советской версии") рекомендован нам следующим образом: "...О, у него необычная биография! Он происходит из хорошей семьи, получил отличное образование и от природы наделен блестящими математическими способностями. Когда ему исполнился двадцать один год, он написал трактат о биноме Ньютона, принесший ему европейскую известность. После этого он получил кафедру в одном из наших провинциальных университетов, и, по всей вероятности, его ждала блестящая будущность. Но в его жилах течет кровь преступника. У него наследственная склонность к жестокости! И его необыкновенный ум не только не умеряет, но даже усиливает эту склонность и делает ее еще более опасной. Темные слухи поползли в том университетском городке, где он преподавал. Он был вынужден оставить кафедру и перебраться в Лондон, где стал готовить молодых людей к экзамену на офицерский чин..."
Невольно возникают вопросы: что это за слухи поползли о молодом математике? В чем именно проявилась его болезненная склонность к жестокости? "Лондонский период" тоже весьма странен: бегая по частным урокам, Мориарти умудрился создать самую опасную преступную группировку, протянувшую щупальца по всей стране. С каких это пор в Лондоне профессора математики, пусть даже с преступными наклонностями, вошли в такой "авторитет", что возглавили целую криминальную сеть?
Оказывается, профессору по советскому обыкновению чуть "скорректировали" биографию! Вот как выглядит эта часть рассказа, опубликованного в N 5 журнала "Нива" за 1898 год: "...Двадцати лет он написал знаменитый трактат о биноме Ньютона, наделавший много шума в ученом мире. Благодаря этому он вскоре получил кафедру в одном из наших университетов. Но стремление ко злу, кажется наследственное, в крови у этого человека. Высокое развитие не уничтожило в нем природных дурных наклонностей, но наоборот, дало им обширное применение, ни одно злодейство анархистов(!?) не обошлось без ученого содействия профессора Мориарти!"
Оказывается, профессор, по задумке Конан Дойла, был не уголовником, а анархистом, революционером-террористом, ушедшим в подполье. В этом же кусочке текста содержится еще одна деталь, позволяющая, применяя любимый Холмсом метод дедукции, открыть новую любопытную подробность о происхождении профессора. Слова "он получил кафедру в одном из НАШИХ университетов", без приставки "провинциальных" в тексте раннего перевода, дают повод предположить, что "он не наш", в смысле "не наш" для Холмса и Ватсона, не англичанин. Мориарти приехал в Англию работать в университете из-за границы?! Судя по фамилии, скорее всего, из Италии, страны, всегда изобиловавшей всякими тайными обществами. Приехавший по приглашению работать в английский университет молодой итальянец-математик стал сеять вместо разумной, доброй и вечной науки семена анархизма в душах студентов, практически своих сверстников. Вот в чем проявились его "дурные наклонности"!
Надо сказать, что появление такого персонажа в криминальном рассказе того времени - дело совершенно закономерное. В период, когда творил Конан Дойл, революционный террор в Европе был настоящим бедствием. Летом 1894 года по Франции прокатилась волна динамитных взрывов, увенчавшаяся подрывом полицейского участка. При этом погибли два комиссара полиции, несколько полицейских были ранены. На ноги были подняты все силы полиции и приняты чрезвычайные меры по преследованию "динамитчиков". Спасаясь от арестов, они бросились "за пролив", в Англию. Тогда континентальные газеты писали: "В Англию за последние две недели въехали более трехсот анархистов. Британская полиция сбилась с ног, несмотря на то, что численный состав ее инспекторов был значительно увеличен...".
Но Великобритании хватало этого добра и без "континентального экспорта". Взрывы сотрясали Лондон всю последнюю четверть девятнадцатого века. Взорвали вокзал Чарринг-Кросс, главный почтамт Лондона, покушались подорвать башню Биг Бен... Террор был тогда в большой моде в радикальной среде, и особенно у студенчества. Поэтому поступок молодого профессора, "оставившего кафедру и ушедшего в террор", вполне логичен.
Однако появление на страницах изданной в СССР книги "революционера с наследственным стремлением к злу", мерзкого уродца с огромной головой и "повадками змеи", было решительно невозможно. Но и не печатать рассказ было тоже нельзя: ведь он в творчестве Конан Дойла один из ключевых. Причина появления на свет зловещего профессора Мориарти, террориста и гения, одна: Конан Дойл решил закончить надоевший ему "сериал" о великом сыщике, и ему "до зарезу" нужен был достойный киллер, чтобы убить Холмса.
Террорист, глава анархистской боевой организации, подходил на эту роль как нельзя лучше.
Автор швырнул опостылевшего ему героя-сыщика и опасного профессора в Райхембахский водопад, словно в мусорную корзину, стоящую возле его письменного стола. И только доктор Ватсон остался рыдать на краю грохочущей бездны, безутешный, но целый и невредимый. Красиво было сделано!
Ухлопав сыщика столь ловко, Конан Дойл, наверное, испытал немалое облегчение и потирал от удовольствия руки, не ожидая, что публика возмутится. Автору пришлось возвращать Холмса буквально с того света...
РЕЗИДЕНТ С БЕЙКЕР-СТРИТ
А теперь позвольте выдвинуть достаточно "безумную" версию. Кем на самом деле был великий сыщик? Внимательно читая историю о нем, можно подумать, что на самом деле Шерлок Холмс - английский шпион. Что личина частного сыщика - прикрытие, рассказы о нем - "оперативная легенда", скрывающая его подлинную суть.
Начнем с его биографии: выпускник престижного колледжа и в то же время младший сын в семье. Согласно английским законам титул и деньги наследует старший брат. Стало быть, Холмс нуждается в средствах. Именно такими вот "младшими сыновьями из хороших семей" и комплектовались кадры офицерских корпусов британской армии, флота, колониальной администрации... И разведки.
Но, судя по всему, Холмс не кадровый разведчик, а лишь агент, привлекаемый для исполнения отдельных поручений. Шерлок в рассказе "Знак четырех" колется трижды в день, в рассказе "Человек с рассеченной губой" курит опиум. Наркоманов в штате разведок быть не могло.
Его "держит на связи" родной братец Майкрофт, который так и видится в должности шефа разведслужбы. Ведь вот как его рекомендует Ватсону сам Холмс: "Он занимает важный пост в министерстве иностранных дел, но его мало кто знает". Ну кому, как не шефу спецслужбы, нужна такая "закрытость"? Он-то и не дает талантливому, но непутевому братцу-наркоману пропасть, держит как личного агента. И Ватсон в этом шпионском пасьянсе не может быть лишним: такой же "младший сын без наследства", воевал в Афганистане, медик, после ранения - в отставке. Предложили сотрудничать - он и согласился: жить-то надо. Джентльмены из Интеллиджентс сервис грамотно подвели Ватсона к ценному агенту, которого он обязан прикрывать, постоянно держа под рукой "старый надежный армейский револьвер", принимая участие в силовых акциях. Но что самое главное - доктор должен следить за здоровьем ценного наркомана, обеспечивать его "укольчиками", снимать "ломку", не допуская "передозировки" и прочего в таком роде. Судя по тому, как он старательно все записывал, можно предположить, что милейший доктор писал отчеты "куда следует", сообщая об агенте его шефам. В разведке любая подстраховка не лишняя.
Окончательно все сомнения развеиваются, если обзорно пройтись по списку шпионских дел, наработанных этой небольшой, но весьма эффективной, глубоко законспирированной разведывательной сетью. В рассказе "Морской договор" они спасают важные военно-политические документы. В "Чертежах Брюса-Партингтона", обороняя военно-технические секреты Великобритании, сражаются с иностранной агентурой. А охота за компрометирующей короля Богемии фотографией? А отыскание похищенного у референта письма коронованной особы к британскому премьеру? А все эти бесконечные услуги, оказываемые то Французской Республике, то норвежскому королевскому дому?
В истории же, названной "Его прощальный поклон", Холмс внедряется в германскую разведывательную сеть, входит в доверие к резиденту Оберштейну, для чего сначала вступает в США в ряды экстремистской организации ирландских сепаратистов-"фениев", а уж оттуда, "вербуясь" немцами, гонит им дезинформацию и раскрывает агентов. Неожиданно две умозрительные тайны пересекаются, и уже гораздо яснее становится, почему Холмс связался с Мориарти: он же, выполняя задание спецслужбы, охотился на террористов. Холмс выследил главаря организации террористов-анархистов и ликвидировал его, Мориарти,тем самым обезглавив всю шайку, вскоре попавшуюся в руки полиции.
Провел, так сказать, "контртеррористическую операцию" и по всем правилам исчез с поля боя, отправившись в путешествие. Путь его пролег как раз по всем "горячим" местам, интересующим британскую разведку. Нелегально, под фамилией Сигерсон, прикрывшись легендой норвежского профессора, побывал в Тибете и побеседовал с далай-ламой. Посетил Персию и Мекку. В Хартуме встретился с халифом. Кто оплачивал его турне? Где он брал документы на имя того же Сигерсона? Кто обеспечивал ему "легенду" и почему перед ним так легко распахивались двери дворцов? Ответ напрашивается один: "зарубежный отдел" спецслужбы старался под руководством своего шефа Майкрофта Холмса, с которым Шерлок поддерживал конспиративный контакт. Ну а все частные, "криминальные делишки" этого агентурного дуэта - не более чем работа "на легенду"...
При подобной трактовке гораздо яснее становится, отчего так превосходит "частный специалист" Холмс, за которым стоит самая искусная разведка мира, инспектора Лестрейда. Где уж Скотленд-Ярду, обычному уголовному розыску, тягаться с британской разведкой!


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников