Рузвельт и Черчилль сделали советского подполковника генералом

Кравченко лично доложил Сталину о предотвращенной диверсии в присутствии Черчилля и Рузвельта.

Николай Кравченко, участвовавший в предотвращении теракта против «большой тройки» в 1943 году, получил внеочередное звание по просьбе союзников Сталина


О советских разведчиках, обеспечивших проведение в Тегеране встречи лидеров антифашистской коалиции, написаны книги и сняты фильмы. Николай Кравченко долгие годы находился в тени. Генерал, сделавший стремительную карьеру на невидимом фронте, последние 17 лет жизни провел в провинциальном городе, занимая неприметную должность. Долгое время о нем не знали даже коллеги в управлении КГБ по Калининградской области.

Тегеранская конференция проходила с 28 ноября по 1 декабря 1943-го. «Большая тройка» собралась там, на нейтральной территории, чтобы обсудить планы по открытию второго фронта и послевоенному переустройству мира. Немецкая разведка разработала несколько вариантов покушения на Сталина, Рузвельта и Черчилля.

Для охраны «большой тройки» каждая из трех стран-союзниц выделила лучшие силы. В числе тех, кто оберегал жизнь Сталина, был 30-летний помощник начальника Главного управления контрразведки «Смерш» по Брянскому фронту подполковник Николай Григорьевич Кравченко.

Родился он в семье крестьянина-бедняка. Кроме него у родителей было еще три дочери. Жили Кравченко в селе Котовка Днепропетровской области. Окончив школу-семилетку, Николай поступил в землеустроительный техникум. Работал землемером, грузчиком на заводе. В 1931 году его призвали на службу в кавалерию. Парень оказался заметным, добросовестным, обаятельным. После срочной службы кавалериста направили в школу НКВД...

О том, как благодаря совместным усилиям советских и английских разведчиков удалось предотвратить покушение на «большую тройку», еще в 1980-м был снят хороший фильм — «Тегеран-43». А вот о другом эпизоде тех дней до сих пор мало что известно.

Итак, что известно? В Тегеране Кравченко получил агентурное сообщение о готовящемся теракте против «большой тройки». На пути следования кортежа должен был произойти мощный взрыв. Наши взрывчатку нашли и обезвредили. К сожалению, детали операции и сегодня за кадром. Но известно, что о предотвращенной диверсии Кравченко лично доложил Сталину в присутствии Черчилля и Рузвельта. И президент США выразил удивление: мол, проведена такая операция, а ее руководитель — всего лишь подполковник?

— Я бы хотел видеть этого офицера генералом, — улыбнулся он, обращаясь к Сталину. А Черчилль, услышав это, согласно закивал.

Встреча завершилась, делегации разъехались по домам. А наш герой вместо Брянского фронта оказался в Москве. Его поселили в гостинице «Пекин», здесь он ждал решения своей судьбы. Мало ли как все могло дальше повернуться... Но в итоге внеочередное звание ему действительно присвоили — 21 февраля 1944-го. Так в 31 год он стал генерал-майором ГБ.

В 1945-м его направили в Калининград, точнее, тогда еще Кенигсберг. По февраль 1946-го Кравченко возглавлял управление контрразведки «Смерш» по Кенигсбергскому особому военному округу. Располагалось управление в доме № 124 по нынешнему проспекту Победы. Грозной конторы уж сколько лет как нет, а память о ней жива. До сих пор в ходу народное название этого дома — «Смерш». До недавнего времени так назывался и магазин на первом этаже — причем уже официально. Правда, здесь ошибочка вышла. «Смерш», как известно, означало «Смерть шпионам!». А на вывеске вместо «ш» почему-то красовалось «ж»...

В Калининграде живет младшая сестра Николая Григорьевича. Приехала она по вызову брата в декабре 1945-го. Город был закрытым, требовался спецпропуск. И возник вопрос, почему у нее другое отчество. В родном селе их отца многие называли не Григорием, а Егорием. Вот в свидетельстве о ее рождении и записали по простоте, что она — Егоровна. Так что для переезда пришлось получить справку, удостоверяющую, что «гражданка Кравченко Ольга Егоровна действительно является родной сестрой генерал-майора Кравченко Николая Григорьевича».

Из Кенигсберга его перевели в Москву. Затем четыре года был заместителем начальника управления контрразведки в Группе советских войск в Германии. В августе 1959-го он уже шестой год служил в Прикарпатском военном округе, руководил особым отделом. Было ему в ту пору 46 лет. То есть в звании генерал-майора еще можно служить и служить. Как вдруг — отставка...

Ольга Егоровна вспоминает, что брат тогда ей позвонил, сообщил, что хочет переехать из Львова в Калининград, попросил подыскать ему жилье. Приехал он уже в 1960-м, был подавлен.

— Лишь однажды сказал, что его предали, — говорит Ольга Егоровна.

Скорее всего, Кравченко стал жертвой хрущевских чисток, когда из органов убирали «сталинские» кадры. Причем его уволили якобы по личному указанию Хрущева. В Калининграде он жил одиноко — жены у него не было, детей тоже. Говорят, что его любимая погибла во время войны: В середине 70-х стал болеть. Сестра часто навещала его. Придя к нему 12 апреля 1977-го, увидела, что брат выглядит совсем плохо. Хотела остаться ночевать, однако тот отправил ее домой, успокоив: «Ну что ты? Все в порядке!» А наутро Ольга Егоровна нашла его уже мертвым...

Калининградские коллеги генерал-майора Кравченко убеждены: его имя надо вернуть из небытия.

— Также обсуждается идея установить Николаю Григорьевичу памятник или назвать в его честь улицу в Калининграде, — сообщил председатель совета ветеранов УФСБ по Калининградской области Сергей Захаров.

А в Москве ветеран военной контрразведки писатель Анатолий Терещенко уже завершает работу над повестью о Кравченко. В основу ее легли воспоминания тех, кто в разные годы служил с Николаем Григорьевичем.

 




Кто, по вашему мнению, стоит за массовыми акциями протеста в Грузии?