27 сентября 2016г.
МОСКВА 
10...12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 72.06
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЕРГЕЙ КАЛАШНИКОВ: НАШИ ПРИОРИТЕТЫ - ЗАРПЛАТА, ПЕНСИИ, УРОВЕНЬ ЖИЗНИ

Урманцев Рустем
Опубликовано 01:01 10 Февраля 2000г.
Ни на минуту не прекращались звонки в стенографическом бюро редакции, где на "прямой линии" "нес дежурство" федеральный министр труда и социального развития Сергей Вячеславович Калашников. Спрашивали о наболевшем - о пенсиях, зарплате, безопасности труда...

"Мы уже не первый месяц слышим, что задолженность педагогам возмещают. Когда же дойдет очередь до нас?" Таков был первый вопрос, который задала министру Алевтина Ивановна Сотина, учительница из Новосибирской области.
- Действительно, положение создалось позорное, а для людей просто нестерпимое. На начало года задолженность бюджетникам превышала 10 миллиардов рублей. Единственное, чем могу порадовать и обнадежить, - задолженность эта действительно сокращается, причем почти во всех субъектах Федерации: по сравнению с началом декабря прошлого года она снизилась на 2 миллиарда, или на 18 процентов. В отраслях социальной сферы долги стали меньше на 19 процентов. Надо сказать, что три четверти задолженности - на совести местных и региональных властей. Это не снимает проблему, но, думаю, результат будет лучше, если сами работники будут обращаться, что называется, "по адресу".
Из Воронежа дозвонился Геннадий Стригун:
- На нашем заводе, похоже, никакие правила охраны труда не действуют. Когда мы спрашиваем у начальника цеха, он усмехается: а их, говорит, теперь нет - старые отменены, а новых еще Дума не придумала. Хочется знать: "придумают" ли наконец нормативные акты по технике безопасности?
- Действительно, еще года два назад законодательное регулирование безопасности труда было просто заброшено. То, что творилось на производстве, трудно поддается определению. Но за последние год-два государство приняло несколько законодательных и подзаконных актов, самый важный из них - Закон "Об основах охраны труда в РФ". Рострудинспекция - а это подразделение Минтруда имеет свои органы во всех регионах - получила широкие права. Теперь она может не только штрафовать, но, когда это необходимо, и выступить с инициативой о закрытии предприятия. Приободрились и профсоюзы, их голос зазвучал резче. На нерадивых руководителей обрушились кары. И с 1999 года - впервые за много лет - травматизм в стране пошел на спад. Это не значит, что безобразия на производстве изжиты. Но мы добиваемся, чтобы на каждом предприятии был человек, отвечающий за соблюдение норм техники безопасности. Развернута подготовка таких специалистов.
- Работаю на частном предприятии, - сообщает Елена Изотова из Сочи, - мой хозяин два года не позволяет уйти в отпуск. Уже нет сил. Что посоветуете предпринять?
- Может быть, мой ответ вас не удовлетворит, но лучшего у меня пока нет. Могу просто ответить, что Кодекс законов о труде распространяется на предприятия всех форм собственности, и вы своего хозяина можете привлечь к суду. А в более мягком варианте - пожаловаться на него в местное отделение Рострудинспекции, и там его призовут к порядку. Но решает ли это проблему, не найдет ли после этого работодатель возможность избавиться от вас? Сегодня такой исход во многих случаях исключить нельзя.
Мне легче говорить это по той причине, что движение к лучшему уже наметилось. Государство и профсоюзы добиваются того, чтобы во всех трудовых коллективах обсуждался и подписывался договор коллектива с администрацией. А в рабочих группах Минтруда и профсоюзов сейчас прорабатывается важный документ. Суть его в том, что органы по труду в субъектах Федерации, в индустриальных центрах обязаны регистрировать все коллективные договоры. Это и есть те цивилизованные рамки, в которых частные предприниматели уже не смогут чинить произвол, а будут уважать закон и порядок...
Е.П. Сартакова из Казани:
- Не считаете ли вы роковой ошибкой то, что с некоторых пор финансировать учреждения образования поручили муниципальным органам? Там же - сиротские дома, и они, по существу, остаются без средств к существованию...
- Не как министр, а как человек, имеющий собственное мнение, я считаю так. Записана в Конституции некая норма - ее надо исполнять. В нашем Основном Законе образование однозначно защищено государством. А значит, нельзя его ставить в зависимость от того, есть ли у данной муниципии деньги на школы и детские дома или нет. Более того, считаю, что государство обязано выработать жесткие нормативы всестороннего обеспечения образовательного процесса. В них надо учесть все необходимое, но - по минимуму. Вот этот минимум и должен обслуживать федеральный бюджет. А захочется местным властям добавить к этому минимуму, скажем, изучение второго языка или фигурное катание - они вольны все это вводить, но за счет своего бюджета. Это, повторяю, мое мнение.
Из Нижнего Новгорода позвонил рабочий Сормовского завода Вячеслав Васильевич Пайщиков:
- Вы читали на днях в "Труде" публикацию о том, что в свое время часть рабочих получила на предприятии чрезмерную дозу облучения, которую администрация пыталась скрыть?
- Я читал эту корреспонденцию. Я посоветовал бы тем, кто пострадал, прежде всего воспользоваться законом и обратиться в Межведомственную комиссию по социальной и медицинской экспертизе. Она установит, во-первых, что нарушение здоровья связано именно с облучением на производстве, а во-вторых, какая часть работоспособности утрачена. И эта потеря каждому будет в законном порядке компенсирована.
Звонок из Рязани, к министру обращается Екатерина Лазарева:
- Мы помним, как вы выступали в "Труде" с предложением вдвое повысить заработную плату всем россиянам. Вы не отказались от этой точки зрения?
- Мало того, я по-прежнему считаю повышение зарплаты одним из наиболее важных направлений подъема промышленности. Наряду с такими, как создание новых рабочих мест, повышение эффективности социальной защиты населения. Инициатива воплощена в конкретные положения концепции повышения заработной платы, правительство на своем заседании - если ничто не помешает - рассмотрит ее уже в феврале. Я не питаю иллюзий, что она будет одобрена с первой "подачи", но ставить этот вопрос необходимо.
Вопрос Лары Чапаевой из Ставропольского края:
- Мы беженцы из Чечни, и нам пора возвращаться в освобожденные районы. Но говорят, там голод и безработица. Мы никому не верим, хотим от вас услышать: так ли это?
- Я просто расскажу, что там делается, а решать, конечно, вам. Во-первых, там уже работает департамент занятости, назначен руководитель. И уже привлечено около 2000 человек на общественные работы, а в ближайший месяц мы это число увеличим как минимум в десять раз. В чем состоят общественные работы? Это расчистка завалов, восстановление дорог, уборка улиц, ремонт и прочее. Разумеется, за свою работу люди получают зарплату.
Начали выплачивать пенсии и детские пособия. На Новый год жителям было роздано более 100 тысяч детских подарков. Все это, я думаю, показывает, что впервые за много лет жизнь на этой земле налаживается.
- Здравствуйте! С вами говорит Мурашов Владимир Сергеевич из Москвы. Я участник войны, инвалид второй группы. Вы, конечно, знаете, что с февраля действует новый Закон о пенсиях, который, я считаю, дискриминирует инвалидов Великой Отечественной войны.
- Дискриминирует - не пользуйтесь им. Вам предоставлено право иметь индексацию пенсий как по старому, так и по новому закону. Хотя отмечу: более 75 процентов пенсионеров предпочли именно новый закон.
На проводе - Жукова Лидия Акимовна из Алексино Тульской области:
- У меня муж чернобылец. У него установлена вторая группа инвалидности. В марте прошлого года состоялся городской суд, там ему увеличили сумму возмещения вреда. Эту увеличенную пенсию мы получали всего 4 месяца. Затем Тульский областной суд отменил это решение. Затем мы подали жалобу в Верховный суд, он в сентябре отменил решение областного суда. Уже прошло пять месяцев, но, как говорится, воз и ныне там.
- Решение Верховного суда должно исполняться. К сожалению, эти и многие другие казусы происходят из-за нестыковки законов. Самое оптимальное решение этой проблемы (об этом мы недавно говорили на совместном заседании с президиумом Союза чернобыльцев) - новое законодательство, которое призвано разрубить этот гордиев узел.
- К вам обращается Давнюк Елена, город Калач, заместитель председателя профкома дома престарелых. Сергей Вячеславович, войдите в наше положение. У нас оклады от 150 до 200 рублей. Как прожить на эти деньги?
- Понимаю ваше положение - хуже трудно представить. 250 рублей - это не оклад. Повышение зарплаты бюджетникам, то есть вам, планируется с первого апреля на 20 процентов. Это, конечно, не Бог весть что. Мы уже подготовили необходимые предложения. Передайте своим сотрудникам, что лично я крайне обеспокоен такой ситуацией и надеюсь, что через полгода мы эту ситуацию переломим.
- А то мы думаем, может, в Москве не знают...
- Да нет, мы все прекрасно понимаем, что вы работаете на одном энтузиазме. Так что передайте мои самые наилучшие пожелания своим коллегам и помните, что у министра голова за это болит постоянно.
- Воронеж беспокоит. Замараев Иван Сергеевич. Я бывший работник органов соцзащиты. У меня два вопроса. Каков же все-таки предельный индивидуальный коэффициент: 0,7 или 0,525? Наши воронежские органы соцзащиты парализованы: 32 тысячи жалоб прошло через областной комитет соцзащиты, тысячи исковых заявлений лежат в судах. А те принимают решения в пользу то одних, то других.
- Да, в пресловутом 113-м законе заложено явное противоречие. Всем органам соцзащиты дана жесткая инструкция: подобные решения судов опротестовывать. Но нам нужно продержаться буквально пару месяцев, потому что в парламент внесен законопроект, который расставляет все точки над i, и я надеюсь, что Дума в течение месяца этот закон прокрутит.
- Лидия Григорьевна, москвичка, пенсионерка, здравствуйте. Хочу узнать, будет ли пересматриваться Закон о пенсиях. Мы сейчас получаем не пенсию, а какое-то пособие.
- Вы абсолютно правы. По закону минимальная пенсия от максимальной должна отличаться в три раза, у нас же - всего в 1,6 раза. Хотя по жизни, да и по международной практике - в пять-семь раз. Но все упирается в недостаток средств в пенсионном фонде.
- Я звоню из Кингисеппа Калининградской области, зовут меня Борис Николаевич. Как-то сверстников встретил, спросил, как у них с пенсией. Оказалось, она у меня меньше, чем у них. Пошел в райсобес, а они говорят - у вас нет стажа...
- Пенсия зависит от стажа и от зарплаты. Два человека не могут одинаковую пенсию получать. У кого зарплата больше, у кого стаж больше.
- До этого у меня был стаж 45 лет, а сейчас 40 лет.
- Видите, пять лет у вас выбыло. Если у вас потеряны какие-то годы, они могут быть восстановлены или из архива, или по суду, если есть свидетели. Можете написать лично мне, я найду концы.
- Баженов Сергей Павлович - Красноярск. Я участковый инспектор, приходится работать с беспризорниками и детьми из неблагополучных семей. И был у нас детский приемник, он как бы в нашем подчинении, милиции. Сейчас вроде бы нам сказали, что это дело передается в ведомство социальной защиты. То есть под ваше начало. Вы готовы к этому?
- Сергей Павлович, это связано с нашим вступлением в Евросоюз. Там считают, что дети -не преступники и ими не должно заниматься Министерство внутренних дел. И передаются они не нам, а в органы субъектов Федерации и в местные органы власти. Считается, что они должны обеспечить правовую, социальную и прочую защиту этих детей. Создаются многими субъектами, в том числе и в Красноярске, так называемые центры по работе с детьми, где подходят к этому делу более комплексно, чем это делали милиционеры.
- Вам звонит Ираида Якубовна из поселка Сходня Московской области. Нам говорят, прежде чем лечь в больницу, купи полностью лекарства, простыню, ложку, чашку. И только тогда можешь ложиться.
- Ну конечно же, неправильно. В общем-то, вы можете добиться своего, потому что региональный фонд медицинского социального страхования или фонд, где вы застраховались, должны вас всем этим обеспечить. Подавайте на них в суд. Но честно говоря, это себе дороже.
- Спасибо хоть на этом.
- Беспокоит Вильнюс. Редакция газеты "Литовский курьер". Наших читателей интересует такой вопрос. Сейчас много разговоров о том, что Россия может отменить пенсии российским пенсионерам...
- Нет, российским пенсионерам Россия никогда пенсии не отменит. Более того, в настоящее время правительство Российской Федерации ищет резервы для того, чтобы усилить социальную поддержку в странах ближнего зарубежья, особенно гражданам Российской Федерации.


Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.