02 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АЛЕКСЕЙ РЫБНИКОВ: ПОПСА НЕ ОСТАВЛЯЕТ НАМ ВЫБОРА

Стародубец Анатолий
Опубликовано 01:01 10 Февраля 2006г.
Он сочинил замечательные мелодии и песни к изящным и умным, грустным и веселым кинофильмам и спектаклям. На его счету всем известные рок-оперы "Звезда и смерть Хоакина Мурьеты", "Юнона" и "Авось", "Мистерия оглашенных", а также десятки инструментальных вещей. Недавно указом патриарха Алексия Второго композитор был удостоен ордена святого благоверного князя Даниила Московского (третьей степени) за "труды по утверждению среди молодежи идеалов духовности посредством музыки". Нынче народный артист России Алексей Рыбников возглавляет Первый национальный фестиваль мюзиклов "Музыкальное сердце театра", который стартовал вчера. С этого события мы и начали наш разговор.

- До сих пор люди, посвятившие жизнь мюзиклам, были разобщены, часто находились в конфронтации, - рассказывает композитор. - И вот появилась возможность собраться вместе, посмотреть друг другу в глаза. А главное - попытаться дать оценку: что хорошего сделано за прошедшие годы, а в чем допущены просчеты. Интерес к этому жанру в нашей стране огромен. Российская публика в большинстве своем в восторге от хорошо написанного и поставленного мюзикла, где есть добротный сплав музыки, поэзии, песни и танца. Такие восторги, увы, не часто разделяют финансисты, которые вкладывают в эти проекты деньги. Мюзикл - дело хлопотное, дорогостоящее, не всегда эффективно и быстро окупающееся.
Бытует ошибочное мнение, что мюзикл - это только что-то легкое, развлекательное. Однако он делится на поджанры: рок-опера, классический мюзикл, оперетта, рок-шоу, пластический музыкальный спектакль... Есть мюзиклы - комедии, трагедии, мелодрамы. И на следующем фестивале у нас уже будет проходить конкурс в двух десятках номинаций.
- В программе фестиваля значится и ваша "Юнона" и "Авось", которая уже 25 лет не сходит с афиши "Ленкома"...
- Юбилей - хороший повод вспомнить, как все начиналось. Сколько жертв было принесено, чтобы жанр утвердился на нашей сцене. Хотя "Юнону" и "Авось" нельзя считать чистой воды мюзиклом. Я бы сказал, что это российский вид музыкального спектакля для поющих драматических актеров. Не могу себе представить, чтобы с этой задачей справились, скажем, эстрадные певцы и танцовщики, какие играют в западных мюзиклах, или оперные певцы академической школы. И где бы ни гастролировал "Ленком", всюду критики отмечают эту особенность "Юноны" и "Авось", называя ее русским изобретением. Кстати, недавно ко мне обратились продюсеры с предложением делать новый мюзикл. Идея интересная, но подробнее рассказывать пока рано. Скажу только, что мне очень хочется вернуться к музыкальному театру.
- Ранее сообщалось, что на фестивале пройдет премьера вашего нового мюзикла "Приключения Буратино" по мотивам одноименного фильма Леонида Нечаева, однако в программе его нет...
- Спектакль пока не успели сделать. Его ставит Тереза Дурова на сцене своего Театра клоунады. Параллельно идет постановка в питерском театре "Карамболь". В ходе репетиций возникли интересные технические и творческие идеи, которые хочется воплотить. Окончательный двухактный вариант надеемся представить зрителям где-то в середине марта. А вчера на гала-концерте открытия фестиваля в ГЦКЗ "Россия" мы показали номер "Поле чудес". Кроме хорошо всем знакомой музыки из старого фильма, мюзикл пришлось дополнить номерами, которые в разные годы я дописывал для детских театральных спектаклей о Буратино. Несколько ансамблевых сцен досочинил и по просьбе Терезы Дуровой. Актерский состав подобрался "звездный": Александр Лазарев-старший сыграет Папу Карло, Светлана Немоляева - черепаху Тортиллу, Федор Чеханков - Дуремара, Анна Большова - лису Алису, Валерий Яременко - кота Базилио... Действие будет сопровождаться рок-группой "Тайм-аут", и все актеры тоже будут петь "живьем". Это семейный спектакль. Родители приведут своих детей, а заодно вспомнят и свое детство.
- Вы с 10 лет начали заниматься в Центральной музыкальной школе при Московской консерватории у Арама Хачатуряна. О нем вспоминают как о человеке с тяжелым характером. Как вам удавалось с ним ладить?
- У Арама Ильича характер был тяжелым только по отношению к тем своим коллегам, которые пытались обидеть его учеников. К нему приходили учиться ребята из других классов, и даже не консерваторские. Он охотно поощрял и поддерживал таланты. Помню, был у нас студент, который написал вокально-симфоническое произведение по "Реквиему" Анны Ахматовой, где говорится о сталинских репрессиях. Парню тут же влепили двойку и подали документы на отчисление. Хачатурян этот скандал замял, и студента оставили в покое. Арам Ильич ему сказал: "Смелые вещи сочиняй и дальше, только не показывай их на кафедре композиции". Я недавно смотрел по видео, как Хачатурян дирижировал в Вене. Зрелище потрясающее. Он излучал колоссальное вдохновение. Жаль, что сейчас музыкантов и личностей такого масштаба у нас практически нет.
- Вы сочинили музыку к фильмам "Большое космическое путешествие", "Полет с космонавтом", "Через тернии к звездам", "Сказка о звездном мальчике"... У вас не было желания поработать с космической тематикой более основательно? Француз Жан-Мишель Жарр, например, заработал на этом целое состояние.
- Действительно, когда задумывались съемки фантастики или чего-то не от мира сего, то очень часто обращались ко мне. В музыке я любил экспериментировать с электроникой, искал новые звучания... Работал я всегда много, но в советские времена композитору сколотить состояние было практически невозможно. Никому и в голову не приходило платить мне за количество проданных пластинок. А они выходили миллионными тиражами. Генеральным продюсером всего искусства было советское государство, которое и присваивало себе все доходы. Мы были людьми подневольными. Но обидно другое. Советская власть закончилась 15 лет назад. За это время были проданы миллионы видеокассет с фильмами, для которых я написал музыку. Но ни копейки авторских отчислений я не получил. Оказывается, советская власть передала все авторские права новому Российскому государству, которое в свою очередь отдало их коммерческим структурам, а не вернуло авторам. Так причитающиеся нам по праву деньги тихо ушли в карманы частных предпринимателей. Остается порадоваться за Жан-Мишеля Жарра, потому что во Франции авторские права защищены.
- А что новенького ждать вашим поклонникам в кино?
- Сейчас пишу музыку к фильму-фэнтези Николая Лебедева "Волкодав" и для картины Эльдара Рязанова "Андерсен". В минувшую среду в прокат вышла лирическая фантазия Тиграна Кеосаяна "Заяц над бездной" - масштабная постановка о нескольких веселых днях из жизни Брежнева, которые якобы случились в 1971 году во время визита тогда еще жизнелюбивого генсека в Молдавию. На вторую половину года запланировано несколько фильмов и сериалов, к которым музыку написать еще предстоит.
- Среди них есть детские картины?
- К сожалению, таких предложений пока не поступает. Я знаю, что Леонид Нечаев снимает "Дюймовочку", но это не со мной. А вообще сейчас для детей если что и снимается, то очень мало, и продюсерам не до музыкальных фильмов. Совершенно очевидно, что нужна специальная программа господдержки детского кинематографа.
- Неплохая тема для ближайшего заседания Совета при президенте России по культуре и искусству, в состав которого вы входите. У заседающих в совете есть реальные рычаги влияния на культурные процессы в стране или ваши функции сводятся к раздачам наград и званий?
- Признаться, я сначала тоже скептически относился к этой идее. У совета нет никаких полномочий, никаких документов мы не разрабатываем и не принимаем, а просто говорим с президентом о проблемах культуры. Но этого оказалось достаточно, чтобы заработали государственные механизмы и произошли позитивные изменения. Так, например, после наших заседаний повысились ставки артистам Большого театра и музыкантам ведущих симфонических оркестров России. Что, безусловно, пошло на пользу нашей академической музыке. Потом появился новый закон о расширении вещания для детей на ТВ...
- Почему вы больше не пишете песен? Ведь ваши старые вещи до сих пор популярны: "Ты мне веришь или нет", "Скорости не сбрасывай на виражах", уж не говорю о песнях из "Юноны" и "Авось"...
- Все мои песни написаны к кинофильмам и спектаклям. А сейчас фильмов с песнями почти не снимается. В основном нужна инструментальная музыка. Вот, например, в военной драме "Звезда" мы решили, что песня может затормозить действие и ослабить зрительское внимание. Спектаклей музыкальных сейчас тоже ставится раз-два и обчелся. Да и со стихами для песен большие проблемы. Маститые авторы перестали работать с композиторами. Мир стал другим, и песни поют другие. На эстраде теперь днем с огнем не встретишь ярких, образных, запоминающихся текстов. А то новое, что сейчас звучит, в большинстве своем настолько слабо, что профессионалу даже слушать это как-то неловко.
Думаю, в этом во многом виновата музыкальная политика наших радиостанций и телеканалов. Если раньше в эстрадной музыке был диктат советского официоза, то теперь засилье так называемого "формата", за рамками которого оказывается столько интересной музыки, что впору открывать "неформатные" каналы музыкального вещания. Помню, в Америке, где мы в 90-е долго гастролировали, меня поразило разнообразие музыкальных направлений в эфире. В круглосуточном режиме там работает более 100 радиостанций, и у каждой своя специализация: классика, музыка католическая, буддистская, китайская, арабская, русский фольклор, джаз классический, модерн... А когда едешь на машине по Москве, так и приемник включать не хочется. На всех каналах звучат одни и те же попсовые песни. Выбора почти никакого. Не могу понять, почему нас так жестко загоняют в прокрустово ложе попсы? Уже давно назрела необходимость вырваться из этого музыкального тоталитаризма и установить, наконец, демократию в эфире.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников