До и после роковой дуэли

Фото: globallookpress.com

Кто стоял за спиной Дантеса


Однажды за обедом в Зимнем дворце Александр II сказал: «Ну вот, теперь известен автор анонимных писем, которые были причиной смерти Пушкина: это Нессельроде». Но кого же имел в виду государь — всесильного министра иностранных дел или его жену, тоже люто ненавидевшую поэта?

У Пушкина хватало влиятельных врагов, но чета Нессельроде выделяется и среди них. Граф 40 лет занимал высшие посты — был канцлером, министром иностранных дел. А еще, по метким словам литературоведа Элеоноры ЛЕБЕДЕВОЙ, «начальником Пушкина» (поэт был приписан к этому ведомству после окончания лицея всю жизнь с перерывом на ссылку).

Нессельроде так и не удосужился выучить русский язык. В 20 лет стал полковником, хотя способностей к воинской службе не обнаружил. В 1849 году «австрийский министр русских иностранных дел» Нессельроде настоял на подавлении венгерского восстания, что спасло династию Габсбургов, зато Россия получила прозвище «жандарма Европы». Но это уже после гибели двух его подчиненных, двух Александров Сергеевичей — Пушкина и Грибоедова, к убийству которых министр напрямую причастен.

Тынянов в романе «Смерть Вазир-Мухтара» дал выразительный образ этого «серого лицом карлика, сына пруссака и еврейки, родившегося на английском корабле, подплывавшем к Лиссабону». Тютчев, у которого «граф Кисельвроде» тоже был начальником, написал так: «Нет, карлик мой! трус беспримерный! / Ты, как ни жмися, как ни трусь, / Своей душою маловерной / Не соблазнишь Святую Русь». Это уже 1850-й, до падения «карлика» оставалось немного, но как же тяжело оно далось! Только после поражения России в Крымской войне в 1856 году Нессельроде в 76 лет отправлен в отставку уже Александром II. Министром иностранных дел стал князь Горчаков, лицейский товарищ Пушкина...

Но вернемся к взлету Нессельроде. После восстания декабристов Николай I не особо доверял русским дворянам. А Нессельроде сумел стать полезным еще его предшественнику. Литературовед Елена МОНАХОВА обращает внимание на свидетельство графини Роксандры Эделинг, урожденной Стурдзы, фрейлины императрицы Елизаветы Алексеевны, о начале этой головокружительной карьеры: «Через несколько дней Государь уехал, сопровождаемый благословениями своих подданных. Он взял с собой немногих, и эти немногие были люди довольно посредственные, в числе которых я должна назвать графа Нессельроде, представляющего собою поразительный пример того, как слепо счастие льнет к ничтожеству... Его выбрали на место Гагарина, женили на дочери министра финансов, и в несколько недель у него была богатая, ловкая жена, значительное место и сильные покровители».

В салоне графини М.Д. Нессельроде, где собиралась «немецкая партия», яростно ненавидели Пушкина. При этом Мария Дмитриевна проявила трогательную заботу о его жене Наталье Николаевне, которую в 1833 году вывезла без ведома поэта на бал в Аничковом дворце, где та «очень понравилась императрице». Пушкин был этим возмущен и наговорил грубостей супруге Нессельроде. По воспоминаниям князя П.П. Вяземского, «ненависть Пушкина к этой последней представительнице космополитического олигархического ареопага едва ли не превышала ненависти его к Булгарину. Пушкин не пропускал случая клеймить эпиграммами и анекдотами свою надменную антагонистку, едва умевшую говорить по-русски».

В конфликте Пушкина с Дантесом и Геккерном графиня Нессельроде открыто выступала на стороне баронов, чей противоестественный брак в то время не мог быть публичным и формально был прикрыт усыновлением — барон Геккерн усыновил барона Дантеса. Еще в 1829 году проницательная Д.Ф. Фикельмон, внучка фельдмаршала М.И. Кутузова, записала в дневнике: «Геккерн, голландский министр, лицо тонкое, фальшивое, малосимпатичное. Его здесь считают шпионом Нессельроде».

Мария Дмитриевна стала посаженой матерью жениха на свадьбе Дантеса с Екатериной Гончаровой, родной сестрой жены Пушкина.

Многие современники считали, что именно графиня Нессельроде была закулисным организатором подметного «диплома рогоносца», который послужил поводом к дуэли и гибели великого поэта. Известный литературовед И.Л. АНДРОНИКОВ утверждал: «Ненависть графини Нессельроде к Пушкину была безмерна... Почти нет сомнений, что она — вдохновительница подлого документа». Советский дипломат Г.В. ЧИЧЕРИН, чьи предки занимали видные посты в Министерстве иностранных дел Российской империи, в 1928 году сообщил, что пасквиль был сочинен в салоне Нессельроде, а переписал его несколько раз личный помощник министра иностранных дел Ф.И. Бруннов, впоследствии посол России в Англии...

Итак, вдохновители роковой дуэли Пушкина с Дантесом известны. Но была ли виновата жена Пушкина в трагическом сплетении обстоятельств? Ответ дал сам поэт, который Наталью Николаевну виноватой не считал. Он ей абсолютно доверял. Пушкин хорошо видел, кто и что стоит за скандальными событиями в его семье. Именно поэтому всеми силами пытался переломить ситуацию так, чтобы разоблачить провокатора и заклеймить своего противника в глазах общества. И заплатил за эту попытку — жизнью.

Гость 13 Февраля 2018, 11:20
Вижу ссылки на работы Элеоноры Лебедевой в научных работах молодых, новых пушкинистов. То есть, не оглядываясь на весь тот мусор, который за хорошие деньги плодило советское пушкиноведение, вводят в научный оборот наследие Лебедевой всё шире
Гость 12 Февраля 2018, 15:04
Спасибо за интересную статью. И за упоминание пушкиноведа Элеоноры Сергеевны Лебедевой.



Зачем Петр Порошенко ввел на Украине военное положение?