Травмы на Берлинале-2019

Кадр из фильма Франсуа Озона «По милости божией»
Зара Абдуллаева, спецкор «Труда», Берлин
17:10 10 Февраля 2019г.
Опубликовано 17:10 10 Февраля 2019г.

Конкурсные показы кинофестиваля встретили аплодисменты публики и брюзжание критики


Первые показы конкурсных картин не особенно вдохновили наблюдателей – журналистов и критиков. А публика – в отличие от профи – воспринимает фильмы на ура и благодарно аплодирует авторам. Открывался фестиваль мелодрамой Лоны Шерфиг «Доброта незнакомцев», которую датчанка-режиссер сняла в Нью-Йорке по-английски. Если честно, то получилась у милейшей Шерфиг «клюква в сахаре» – давно существует и в кино такой вполне законный жанр. Несколько персонажей разной степени малахольности, неудачливости и мягкости случайно встречаются в большом городе, чтобы сплести узор сюжета и помочь друг другу в невзгодах и ущемлениях.

Замечательная Зои Казан сыграла Клару, мать двоих детей, которая сбежала откуда-то из глубинки с мальчиками от мужа-психопата, к тому же офицера полиции. В Нью-Йорке им негде притулиться, нечего есть и негде спать. Милая неполная семейка коротает время в библиотеке, в приютах для бездомных, но по счастью натыкается на добрых ангелов, которые вызволяют чудесную молодую мать с очаровательными мальчишками из беды. Спасают от отчаяния. Именно этим занимается Элис (Андреа Райзборо), медсестра и «многостаночная» волонтерка. Элис ведет работу с нью-йоркцами, переживающими разные травмы, устраивает обеды для бездомных и готова придти на помощь любому нуждающемуся, даже наплевав на закон.

Местом встречи незнакомцев, которых режиссер, она же сценарист, пожелала обогреть, накормить и лишить одиночества, по неизвестным причинам становится русский ресторан «Зимний дворец». Это нам смешно, а иностранцам такая экзотика с балалайкой в размер контрабаса очень по душе. Хозяин ресторана Тимофей (Бил Найи), эмигрант в третьем поколении, старательно копирует ужимки и ласковость русских. Но главная примета его инаковости, старомодности – застегнутая верхняя пуговичка сорочки без галстука. Шерфиг придумала еще и верного работника ресторана Марка (Тахар Рахим), некогда замешанного в криминальных делишках, а теперь готового на все, чтобы украсить, утеплить жизнь Клары с ее детишками. Все будет (в финале) хорошо, мужа-полицейского заметут за насилие над близкими другие полицейские, а асфальтовые джунгли Нью-Йорка окажутся благодатной средой для униженных и оскорбленных. Однако за благостным фильмом открытия Берлинале последовали гораздо более жесткие его соперники в конкурсе.

«Крушитель системы» – дебют немецкого режиссера Норы Фингшайдт – третировал публику страстной историей девочки-истерички, которую боится ее безработная неблагополучная мать, отдавшая Бенни (так зовут героиню, которую бесстрашно сыграла девятилетняя Хелена Зенгель) в руки соцработников. Бенни неуправляема, безжалостна, эгоистична. Рвется к матери, но жестокость девочки и ее свободолюбие любой ценой не знают пределов. Бенни пестуют добрейшие воспитатели, но справиться с ней даже им не под силу. Очевидный драйв, присущий режиссеру, все же не колеблет впечатления, будто перед нами поверхностная эксплуатация серьезнейшей темы детского неблагополучия. По сюжету Бенни пережила в детстве душевную и физическую травму (какую именно, неизвестно) и с тех пор стала агрессивной. Ею бы заниматься докторам, что, впрочем, в фильме и происходит. Но все-таки акцент прямолинейно педалируется режиссером на социальных превратностях судьбы, таким образом подменяя очевидные проблемы маленькой героини более «актуальной» историей диковинной личности, мечтающей о нормальной семье и не подчиняющейся уловкам, приемам идеальных соцработников. Возможно, когда режиссер этого фильма чуть повзрослеет, ее фильмы будут и посложнее.

А вот маститый Франсуа Озон вдруг впал в не свойственную ему прямолинейность, даже грубость. Его чересчур длинный, многословный фильм «По милости божией» разочаровал резко, до оторопи. Горячий и реальный сюжет о священнике-педофиле, против которого в настоящее время во Франции собирается досье для будущего суда, лишен и намека на хоть какую-то художественность. Доходчиво, как в усредненных сериалах, экранизируется совершенно не тривиальная история о том, как жертвы насилия этого священника, здравствующего и поныне, спустя почти двадцать лет решают публично признаться в пережитом опыте и собрать показания. Многие жертвы имеют благополучные семьи, детей. А кого-то священник «сломал». Кто-то из его «подопечных» богат, их буржуазные дома красуются на экране в почти лубочных картинках, а кто-то пребывает в нищете и болезнях. Но все они под руководством доброжелательных интеллигентных, все понимающих жен и своих честных родителей намерены объявить педофилам войну. Давно пора, что и говорить. Понятно, что и католическая церковь упорно покрывает грехи священника, который вовсе не намерен скрывать свое прошлое (а может, и настоящее, кто знает?). Идейная актуальность этого фильма Озона очевидна, но его топорность подрывает и унижает смелость героев, забывших о страхе, пересудах людей, карьере во имя наказания преступника. Все-таки это не репортаж, а картина в конкурсе престижного фестиваля.

В воскресенье в программе «Форум» – фильм ученика Александра Николаевича Сокурова «Мальчик русский» Александра Золотухина. О нем расскажем в следующий раз. 




Треть россиян сталкиваются на работе с психологическим насилием, утверждают социологи. А вас эта проблема коснулась?