10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОСТОВ СОКРОВИЩ

Славуцкий Александр
Опубликовано 01:01 10 Марта 2004г.
Недавно министр обороны Сергей Иванов сообщил, что в нынешнем году "стоимость" оборонного заказа вырастет в полтора раза и достигнет 148 миллиардов рублей. Правда, тут же уточнил, что обеспечивать предприятия оборонно-промышленного комплекса работой на все 100 процентов государство не собирается. А посему им надо объединяться в холдинги - так легче бороться за выживание. К сожалению, даже заметно потяжелевший госзаказ действительно не способен вытянуть "оборонку" из кризиса, в котором она пребывает уже больше 10 лет.

Не секрет, сколь разрушительным способом, бестолково в нашей стране осуществлялась конверсия. Пока предприятия оборонно-промышленного комплекса (ОПК), теряя лучших специалистов, осваивали выпуск детских колясок и велосипедов, наши новые "стратегические партнеры" с Запада развернули настоящую охоту за уникальными технологиями, образцами новейших вооружений, щедро финансировали "утечку мозгов" - выезд за рубеж перспективных ученых, работавших на оборону.
Если конверсия нанесла "оборонке" первый удар, то поспешная приватизация окончательно положила ее "на бок". Любопытно притом, что хотя западные аналитики твердили о "рисках" и "непредсказуемых ситуациях", которые ожидают иностранных инвесторов в России, некоторые американские компании проявляли завидную прыть, пытаясь завладеть нашими оборонными предприятиями.
В 1993 году началась приватизация одного из гигантов отечественной авиапромышленности - Московского вертолетного завода имени Миля (МВЗ). Этот завод выпускает 95 процентов всех российских винтокрылых машин. Вертолетами "Ми" вооружены армия, пограничники, МЧС. Большим спросом продукция МВЗ пользуется и за рубежом: порядка 40 млрд. долларов получило государство за экспорт вертолетов в десятки стран мира. Однако, вопреки здравому смыслу, на продажу было выставлено более 60 процентов акций завода. Через некоторое время большая часть этих ценных бумаг оказалась у иностранной фирмы, зарегистрированной в США. Стремясь обойти и без того не слишком строгие наши законы, американцы скупали акции с помощью подставных фирм. Почти 4 года собственного "сопротивления" и вмешательство правительства понадобились руководству МВЗ, чтобы сохранить завод для страны.
Но, может, нет ничего страшного в том, что оборонным предприятием владели бы иностранцы? Факты свидетельствуют об обратном. Несколько лет назад другая американская фирма купила единственный в России завод по производству графита. (Без этого вещества не обойтись ни в оборонной промышленности, ни в атомной энергетике). Новые хозяева, вступив во владение предприятием, сразу объявили о его закрытии. А заказчикам предложили: покупайте графит в США. Дорого? Это уже ваши проблемы.
Конечно, основную лепту в развал ОПК вносим мы сами. Расплывчатое законодательство, отсутствие гарантированного госзаказа, желание побыстрее выплыть наверх, а то и элементарная корысть побуждают руководителей оборонных предприятий вступать в сомнительные сделки, ставя под угрозу судьбу своих коллективов.
Недавно довелось побывать в Санкт-Петербургской научно-производственной фирме по внедрению научных и инженерно-технических инноваций. Под мудреным названием скрывается старейший в стране оборонный научно-исследовательский институт (ВНИТИ). Попасть на режимный объект можно, лишь пройдя придирчивую охрану частной фирмы "Бонус". Дело в том, что в августе прошлого года бывший директор Дмитрий Зубер продал здание ВНИТИ якобы потому, что у института было тяжелое финансовое положение. Новый руководитель института Сергей Болкисев подробно рассказал, как это произошло:
- Узнали о сделке мы в середине сентября. Директор собрал коллектив и сообщил, что принял решение наше здание продать. Накопились, мол, долги, надо рассчитываться. Уже потом мы специально провели аудиторскую проверку, и независимые аудиторы сделали заключение: наше финансовое состояние не было столь катастрофичным, чтобы продавать здание. Приобрели его 4 фирмы за явно заниженную цену - 620 тысяч долларов. Причем, когда мы ознакомились с уставными документами, стало понятно, что созданы фирмы специально под эту сделку. Всеми ими владел один человек - некто Владимир Виноградов. Не было даже расчетных счетов в банке, рассчитывались они векселями. Однако на этом дело не закончилось. 1 сентября здание перепродали двум физическим лицам - Андрею Морозову и Виктору Ярутову.
Мы, естественно, возмутились - отстранили Зубера от должности, обратились в прокуратуру, в Агентство по обычным вооружениям. А тем временем наше здание передали в доверительное управление фирме "Бонус". И однажды в ноябре, придя на работу, мы очутились перед закрытыми дверями. Крепкие ребята из частного охранного предприятия заявили, что у них распоряжение хозяев "Бонуса" - никого из института в здание не пропускать. Попали мы в свои служебные кабинеты только после вмешательства прокуратуры и милиции.
Итог: коллектив ВНИТИ, которому отведена ведущая роль в бронетанковом холдинге, мог в прямом смысле оказаться на улице. Сейчас институт занимает только половину собственного здания. Уникальный архив и часть имущества пришлось вывезти за город, а сотрудников "уплотнить" - они сидят даже в актовом зале. Попутно ВНИТИ "увяз" в арбитражных процессах.
Оборонным холдингам вообще не везет. Пытаясь реформировать ОПК, правительство запланировало к 2004 году создать в этой сфере 40 интегрированных промышленных структур. Однако недавно председатель Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров сообщил, что есть только 4 холдинга: АКХ "Сухой", концерн ПВО "Алмаз-Антей", корпорация "Тактическое ракетное вооружение" и концерн "Гранит-Электрон". Главная причина - в слабой правовой базе.
Наши законы не только мешают объединению оборонных предприятий, но и плохо защищают их от авантюристов и жуликов, произвола собственных руководителей. Американцы, к примеру, купили графитовый завод на вполне законном основании. Да и Дмитрий Зубер формально имел право распоряжаться зданием института по своему усмотрению. Уголовное дело на него заведено лишь по факту нанесения ущерба акционерам открытого акционерного общества ВНИТИ. Пользуясь прорехами в законодательстве, пройдохи всех мастей так и крутятся вокруг ОПК.
В прокуратуре Санкт-Петербурга мне показали любопытную справку, составленную по результатам проверки городских оборонных предприятий. Оказывается, 8 из них сегодня находятся в различных процедурах банкротства. Общая задолженность предприятий на конец прошлого года составляла 813,2 млн. рублей. За год прокуратура выявила 13 случаев преднамеренного банкротства, возбудила 9 уголовных дел. Впрочем, до суда пока ни одно из них не дошло.
Такая ситуация волнует руководство страны. Недавно заместитель руководителя администрации президента РФ Виктор Иванов заметил: "Если темпы банкротства предприятий оборонного комплекса сохранятся и дальше, то через несколько лет наши вооруженные силы останутся без оружия". По данным независимых экспертов, банкротство грозит почти 70 процентам предприятий ОПК. Однако, утверждает В.Иванов, внесению законодательных изменений, необходимых для спасения "оборонки", активно противодействуют лоббисты, представляющие крупные финансово-промышленные группы.
Как говорил герой культового фильма - за державу обидно.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников