05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДИНОЗАВР ПО КЛИЧКЕ "ТИРЭКС"

Петров Александр
Статья «ДИНОЗАВР ПО КЛИЧКЕ "ТИРЭКС"»
из номера 040 за 10 Марта 2005г.
Опубликовано 01:01 10 Марта 2005г.
"Доводим до вашего сведения, что директор естественно-исторического музея Ульяновского университета Г.Н.Успенский (директор ООО "ТИРЭКС") совместно со своими сотрудниками предпринял незаконные раскопки в пределах особо охраняемого геологического объекта "Дубки" (Саратовский административный район). Действия Успенского и его коллег сопровождались оскорблениями и угрозами в адрес сотрудников Саратовского университета..."

Такое письмо пришло в конце прошлого года из Саратова ректору Ульяновского госуниверситета Ю. Полянскому и декану экологического факультета Б. Чуракову.
С господином Успенским и его компанией я знаком давно. То в родной Ульяновской области они оставят свои следы, то в соседней Самарской, а то и в Саратовской. И все на палеонтологической ниве, ибо эти граждане преисполнены неиссякаемой любви к динозаврам и прочим доисторическим существам - их скелеты и панцири пользуются большим спросом за рубежом. На эту тему мы без взаимного удовольствия даже как-то поспорили с г-ном Успенским. Он твердил о высоких научных целях своей работы и даже грозил судом всем, кто думает иначе. Но ему решительно возражали факты...
Лет семь назад группа удальцов, вооруженная письмом из Саратовского госуниверситета, явилась в Кашпировский рудник, что невдалеке от Сызрани, и попросила выдать ей для научных целей обнаруженный в одной из шахт скелет плиозавра. Руководители рудника с пониманием отнеслись к нуждам ученых. Руководитель группы, назвавшийся доцентом Сперанским, и два студента получили инструктаж по технике безопасности, оставили свои автографы в журнале и спустились в шахту. Там они погрузили скелет в ящики и отбыли восвояси.
Когда слухи о скелете дошли до специалистов, директор Ундоровского палеонтологического музея Владимир Ефимов приехал из Ульяновской области на рудник, однако смог полюбоваться лишь автографами в журнале. Фамилии "любителей палеонтологии" были ему хорошо известны. Не хватало Успенского, который обычно возглавлял "охоту", зато свою подпись оставил "доцент Сперанский". Специальной экспертизы никто не проводил, но когда мы сравнили автографы "доцента" и бывшего сотрудника Ундоровского музея Г. Успенского, то особой разницы не заметили. А в Саратовском университете, как мне тогда сообщили, никакого доцента Сперанского нет, как нет и назвавших себя своими фамилиями "студентов". Никаких писем, естественно, этой публике университет не выдавал.
Об этой и других почти детективных историях и шла у нас беседа с Успенским. Свою причастность к исчезновению плиозавра он отрицал. Мол, в Кашпире бывал, но о скелете ничего не знаю.
В те же годы "какой-то" российский плиозавр "всплыл" в Японии. Из Кашпира он или нет - это широкой публике осталось неизвестным. В газетах тогда писали, что за него заплатили большую сумму, хотя часть скелета, как потом выяснилось, была изготовлена из костей коровы.
Затем наш герой стал главной фигурой в скандальной истории уже в качестве директора музея Ульяновского госуниверситета. Ефимову однажды сообщили, что на территории Ундоровского палеонтологического заказника неизвестные граждане раскапывают скелет динозавра. Когда он прибыл на место, увидел все того же Успенского с помощниками. Скелет был уже наполовину освобожден от грунта - обычно на это уходит не один день. По правилам о такой находке следовало немедленно сообщить в областной музей или самому Ефимову, который осуществляет контроль в палеонтологическом заказнике и определяет научную ценность находок. Для звонка по сотовому телефону достаточно минуты, но Успенский сообщить о находке и начатых раскопках якобы "не успел". О нарушении составили акт. Однако, поскольку наш герой действовал, конечно же, "в интересах Ульяновского университета и вообще всей российской науки", все закончилось благими пожеланиями соблюдать установленный в таких случаях порядок.
Нельзя не отдать должное сообразительности и находчивости большого любителя палеонтологии Успенского. Из всех конфликтных ситуаций он выходит как ни в чем не бывало, хотя раскопки в саратовских "Дубках" никакими высокими целями объяснить не удалось.
- Бригада Успенского использовала для проведения земляных работ бульдозер, экскаватор и самосвалы, действовала без разрешения, с нарушением всех установленных правил, - рассказывает доцент кафедры геологии и палеонтологии геологического факультета СГУ Максим Архангельский. - Причем они покинули полигон лишь после того, как мы вызвали милицию...
Интересы двух университетов в сфере палеонтологии объединяет договор о совместной деятельности. В Саратове после того конфликта действие договора решили приостановить. Причина изложена в том самом письме: поступки Г. Успенского "наносят вред научным и образовательным интересам сотрудников Саратовского госуниверситета".
О личных интересах самого Успенского даже гадать не надо. Недаром его предприятие названо именем хищного динозавра, а занимается оно поиском и реализацией окаменелостей и прочих даров земных недр. Как говорится, в добрый путь, но зачем же нарушать установленные правила? И использовать Ульяновский университет в качестве "крыши" для "ТИРЭКСА"? Ведь даже участки для работы своего предприятия наш герой старается получить в непосредственной близости от палеонтологического заказника. Вот и разберись, где действует в интересах университета и науки, а где занимается сомнительным бизнесом.
Об "охотниках" за динозаврами "Труд" уже писал. Как и о том, что нужно в этой связи совершенствовать Федеральный закон "О недрах" и контролировать его выполнение.
Закон, принятый десять лет назад, время от времени дополняется, но все еще далек от совершенства. Он требует уйму разных согласований при выдаче лицензии музеям, которые призваны контролировать так называемых недропользователей на территории заказников. К примеру, Ульяновский краеведческий музей ведет контроль за двумя заказниками - Ундоровским и Сенгилеевским. За лицензии по Федеральному закону он должен заплатить приличную по музейным нормам сумму, хотя пока обходится без затрат - идет навстречу местная власть. В смете, как мне сказала заместитель директора по науке Ольга Бородина, такие расходы вообще не предусмотрены.
Если недропользователь обнаружил скелет, имеющий научное значение, он преспокойно может оставить находку в своих руках (хотя земные недра приватизации не подлежат). Музей может попытаться выкупить этот скелет по договорной цене для пополнения своих коллекций, но денег у музея на это, как правило, нет.
Словом, музейным работникам и ученым хотелось бы, чтобы в новой редакции Закон "О недрах" активно защищал интересы науки, а не только бизнеса. Нужно предусмотреть более строгий спрос и с "вольных охотников" за динозаврами. Правоохранительные органы не обращают на них никакого внимания.
Так что с наступлением тепла саратовские ученые снова ждут появления хищного динозавра по имени "ТИРЭКС".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников