03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КОНСТАНТИН КОСАЧЕВ: У РОССИИ ЕСТЬ ШАНС

- Бесспорно, международные позиции России за последнее десятилетие значительно ослабли. Но, на

- Бесспорно, международные позиции России за последнее десятилетие значительно ослабли. Но, на мой взгляд, исчезло и само понятие "сверхдержава" как мощный центр, вокруг которого объединяются в тех или иных целях более слабые государства, что происходило во времена "холодной войны". И это целиком относится не только к России, но и к США. Россия лишилась системы государств- "клиентов", которая существовала при СССР. США же пока, с экономической точки зрения, остаются могущественным лидером, но в политическом или, скорее, геополитическом отношении объединение вокруг США теряет смысл, потому что непонятно, против кого оно направлено. Эта новая ситуация пока не до конца осознана, но она, видимо, будет доминировать в предстоящее десятилетие на международной арене.
Я думаю, что по мере того, как США будут сталкиваться с растущими экономическими трудностями (а это предсказывают многие независимые эксперты), в мире будет утверждаться многополярная система, несколько центров притяжения. И Россия имеет шанс стать одним из них - наряду с объединенной Европой, "азиатскими тиграми" (сюда можно отнести группу стран во главе с Японией от Малайзии вплоть до Вьетнама) и, разумеется, Китаем.
Окажется ли в такой компании Россия, будет зависеть от политики Москвы в ближайшее десятилетие. Сейчас, по моему мнению, российская внешняя политика пока далеко не всегда приносит ощутимые результаты. При этом я подразумеваю, конечно, не только финансово-экономические выгоды, но и политические - укрепление позитивного имиджа России в мире, симпатии к ней и ее народам.
К сожалению, в экономической сфере мы вытеснены с ряда наших традиционных рынков сбыта. Позиции России все еще сильны в таких областях, как, например, экспорт энергоносителей и других видов сырья. Если же взять освоение космоса, торговлю оружием, высокотехнологичной продукцией или информатику, то по всем этим позициям мы от каких бы то ни было серьезных амбиций за последнее десятилетие отказались. В политическом же отношении Россия так и не приобрела образ последовательно демократического государства, на что мы претендовали в начале 90-х. Здесь многое напортил ряд факторов. Во-первых, Б.Н.Ельцин в последние годы своего президентства в глазах Запада выглядел, увы, отнюдь не демократом. Во-вторых, слияние политической власти с крупным капиталом, возникновение проблемы олигархов (с которой цивилизованный мир давно уже справился) и связанных с ней масштабной коррупции и организованной преступности. И, в-третьих, - Чечня. В процессе урегулирования чеченского кризиса политика федерального центра (порой ошибочная, порой удивительно точная) остается в значительной мере не понятой окружающим миром...
Одновременно мы теряли ощущение единой великой нации. Злополучную роль сыграли промахи в нашей работе по обеспечению благоприятных условий для русскоязычного населения в СНГ и Прибалтике. Неблагоприятная, даже унизительная для наших соотечественников ситуация часто оказывалась в поле зрения руководства только на словах, что подрывало уважение к российской государственности внутри страны и за ее пределами. Печальный вывод - внешнюю политику за прошедшее десятилетие назвать удачной нельзя, за исключением отдельных периодов, когда она более или менее нормализовывалась, скажем, при Е.М. Примакове.
В чем же состоят сейчас, в "постельцинский" период, приоритеты России? Во-первых, необходимо проводить как можно более прагматичный курс. Скажем, когда мы выстраиваем отношения с такими деятелями, как Слободан Милошевич, Саддам Хусейн или Фидель Кастро, надо четко понимать, ради чего мы это делаем. Только чтобы продемонстрировать независимую политику и "вставить шпильки" США? Этого явно недостаточно. Если же Россия стремится с помощью такой политики завоевать определенные экономические позиции в соответствующих странах, то это - правильная постановка вопроса. Но тогда мы просто обязаны предпринимать конкретные шаги, чтобы закрепиться на рынках этих стран на долгосрочной договорной основе. Опыт югославского кризиса показывает, что совершенно правильные, последовательные шаги России по защите суверенитета и территориальной целостности Югославии (а вовсе не Милошевича, как это утверждают на Западе) вылились только в слова благодарности нового президента Воислава Коштуницы, нанесшего свой первый официальный визит именно в Россию, а на деле - в прозаическую прозападную ориентацию сербского премьера Зорана Джинджича. Приходится признать, что наши политические усилия, видимо, не имели под собой достаточно основательной конкретной программы по обеспечению долгосрочных российских интересов на Балканах. Примерно так же пока обстоит дело с Кубой и Ираком.
Второй приоритет нашей политики: не противопоставляя себя США, необходимо выстраивать самостоятельные отношения с другими центрами силы, и ключевое направление здесь - форсирование развития взаимосвязей с Евросоюзом - нашим главным торгово-экономическим партнером. Очевидно, в обозримом будущем Россия вряд ли сможет претендовать на членство в ЕС, но скорейшее приведение российского законодательства в соответствие с правилами и нормами Евросоюза явно назрело. Пока же у нас нет единого координирующего центра, который занимался бы отношениями с объединенной Европой. По отдельным отраслям и ведомствам прогресс есть, но в стратегическом отношении европейские капиталы, за исключением портфельно-спекулятивных, в Россию не идут, поскольку боятся нашей правовой непредсказуемости. Видимо, не вторгаясь в координирующую роль МИДа, имеет смысл создать специальное министерство или комитет по европейской политике России.
Но ориентация России как евразийской державы не должна быть исключительно на Европу. Отсюда третий приоритет - поиск партнеров на Востоке. И среди них наиболее уникальный и перспективный - Япония. Развитие двусторонних отношений явно сдерживается отсутствием решения территориальной проблемы на основе взаимоприемлемого компромисса, к которому надо осознанно и целенаправленно готовить общественное мнение в обеих странах, убедить его, что компромисс выгоден и той, и другой стороне. А бесконечное откладывание проблемы мирного договора в долгий ящик, на мой взгляд, контрпродуктивно.
Большое значение имеют российско-китайские отношения. Наш великий сосед может стать исключительно выгодным и долговременным экономическим партнером. Необходимо разработать масштабные конкретные программы сотрудничества, которые наряду с общим подъемом экономики способствовали бы расцвету приграничных районов как единого экономического механизма и не позволяли бы стихийным миграционным потокам выйти из-под контроля властей.
Четвертый приоритет. Присутствие России в СНГ, жизненность самого Содружества. Сказать прямо, пока этот проект кажется не слишком удачным. Россия не смогла стать притягательным партнером и локомотивом в этой организации, которая держится главным образом на политической воле, а не на экономической взаимозависимости, став, как представляется, огромной бюрократической кормушкой. Необходимы разбюрокрачивание и коренная перестройка Содружества. Скажем, начать можно с 10 конкретных совместных пилотных проектов, предлагавшихся в свое время президентом Казахстана. В целом же торгово-экономический режим для членов СНГ должен быть максимально либерализован.
Пятый приоритет. Отношения с США. Российские эксперты ошибались, когда говорили, что между демократами и республиканцами, с точки зрения интересов России, практически нет разницы. Администрация Клинтона была весьма ангажирована поддержкой России, попав в плен "демократического романтизма" начала 90-х годов. Возник своего рода четко очерченный коридор взаимодействия, где предсказуемо гасились отклонения и колебания. Администрация же Буша получила полную свободу рук, что не могло не сказаться на отношениях с Россией. Белый дом с ходу вывалил наружу все накопившиеся претензии к нам: коррупция, сотрудничество с так называемыми государствами-изгоями, деятельность разведслужб, Чечня. Более того, ряд претензий уже реализуется на практике. Тут и национальная ПРО, и арест П.П.Бородина, и прием И.Ахмадова в госдепе, и высылка российских дипломатов, и многое другое.
Но не все так плохо. Если Вашингтон убедится, что Россия - надежный, предсказуемый партнер, то администрация Буша может пойти гораздо дальше в развитии отношений с Россией, чем демократы. Надо обеспечивать прорывы по тем направлениям, где российско-американские интересы реально совпадают. Их, на мой взгляд, пять: стратегическая стабильность, включая ее ядерные компоненты; нераспространение оружия массового поражения и средств его доставки; борьба с организованной преступностью, отмыванием капиталов; решение проблемы коррупции; наконец - торгово-экономическое сотрудничество, скажем, в таких областях, как освоение космоса, атомная энергетика, нефтедобыча, ряд высоких технологий. По всем этим вопросам, думаю, можно весьма успешно договариваться с новой администрацией - естественно, с позиции равноправного, а не младшего и слабого партнера.
Общий вывод - России не следует впадать в изоляционизм, который сейчас то и дело возникает в качестве альтернативы нынешнему внешнеполитическому курсу в виде лозунга опоры исключительно на собственные силы и ресурсы. Мы по-прежнему сохраняем потенциал великой державы, который может быть реализован только в сотрудничестве с окружающим миром. Но одновременно необходимо, чтобы граждане России почувствовали, что от взаимодействия с нашими партнерами можно получать не только моральное удовлетворение, но и конкретную пользу в виде ослабления долгового бремени, выгодных экспортных контрактов, зарубежных концессий, новых рабочих мест в России, равного диалога по основным проблемам современности.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников