09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЩИТ РОССИИ ДАЛ ТРЕЩИНУ

Белоус Владимир
Опубликовано 01:01 10 Апреля 2002г.
Приближающаяся встреча президентов России и США привлекает к себе внимание военных аналитиков, делающих далеко идущие, порой кардинально противоположные прогнозы.

НАХОДЯСЬ в состоянии растерянности сразу после событий 11 сентября, американская администрация по достоинству оценила действия Москвы, поддержавшей США в контртеррористической кампании. Тогда многим казалось, что политика США, направленная на сближение с Россией, становится долговременной стратегией. Однако по мере достижения военных успехов в Афганистане отношение Вашингтона к России стало постепенно возвращаться в наезженную колею. Вновь стали озвучиваться прежние претензии к Москве в отношении прав человека, свободы слова, борьбы чеченцев за свою "независимость". В госдепартаменте открыто принимали представителя Масхадова ("хорошего террориста"). И вот Джордж Буш 13 декабря заявил о предстоящем выходе США из Договора по ПРО, совершив то, на что не решался в свое время даже Рональд Рейган. Денонсация Договора по ПРО означает разрушение сложившегося десятилетиями состояния стратегической стабильности не только в отношениях между Россией и США, но и в глобальном масштабе.
Развертывая территориальную ПРО, США делают решающий шаг на пути установления однополюсного мира. При этом они фактически противопоставляют себя мировому сообществу, вызывая огонь на себя. О подобной опасности еще 2500 лет назад предупреждал афинский философ Солон: "Кто для многих страшен, тот сам должен многих бояться". Сложность ситуации еще и в том, что Россия - это не Советский Союз и за океаном не скрывают намерений воспользоваться ее слабостью для укрепления геополитических позиций США. Отношение к России вновь достаточно наглядно проявилось, как все помнят, в неожиданной "утечке" информации в газете "Лос-Анджелес таймс", в которой в качестве объектов нанесения возможных ядерных ударов наряду со "странами-изгоями" числится и Россия.
Неоднократные заявления Дж. Буша о том, что Россия и США больше не враги, ласкают слух, но реальная политика нынешней администрации Вашингтона в отношении нашей страны вызывает серьезную озабоченность. Переход от концепции взаимного ядерного сдерживания к подлинно партнерским отношениям потребует времени (нельзя вечером лечь спать противниками, а утром проснуться союзниками) и встречных шагов в политической, экономической и военной сферах.
ЯСНО, что этот путь не будет усыпан розами: слишком много противоречий осталось в наследство от "холодной войны". Ядерное оружие двух стран будет еще долгое время служить для сдерживания друг друга и предотвращения военного конфликта. Однако объективно процесс сокращения ядерных вооружений необратим. Хотя по мере количественных сокращений стратегических наступательных вооружений (СНВ) на первый план будут все более выдвигаться качественные показатели вооружений, состав и структура группировки стратегических ядерных сил (СЯС), особенно с учетом предстоящего развертывания системы американской ПРО.
США планируют сократить свои СНВ до уровня 1700 - 2200 боеголовок, размещенных на носителях (нижний предел назван с целью "подсластить пилюлю"). На самом же деле на верхнем пределе настаивает комитет начальников штабов, который считает необходимым сохранить мощь ядерной триады. Будущий состав американских СЯС будет иметь примерно следующий вид: 500 ракет "Минитмен-3" с одной боеголовкой вместо трех, 14 подводных ракетоносцев типа "Огайо" (24 ракеты с четырьмя боеголовками из восьми на каждой, всего 1344 боеголовки), 76 тяжелых бомбардировщиков В-52 и 21 В-2 с размещенными на них 400 крылатыми ракетами большой дальности.
Со своей стороны, президент Путин предлагает более радикальные сокращения СНВ - до уровня 1500 боеголовок. По оценкам специалистов, этого количества вполне достаточно для сдерживания любого потенциального противника и в то же время приемлемо для России в экономическом отношении. Однако ситуация может измениться в том случае, если с течением времени система ПРО США приобретет высокую эффективность по перехвату атакующих ракет ответного удара. В связи с этим для России весьма актуально определение оптимального состава группировки СЯС, которая была бы высоко адаптирована к возможным изменениям военно-стратегической ситуации.
ИСХОДЯ из этого, политическое и военное руководство страны сосредоточилось на программе строительства вооруженных сил, принятой в 2000 году, которая базируется на структуре законодательных актов и международных соглашений. Особая роль в ней принадлежит Договору СНВ-2 и Договору по ПРО. Как известно, СНВ-2 предусматривает полную ликвидацию многозарядных ракет наземного базирования, которые в России, не в пример США, составляют главный компонент СЯС. В утвержденной программе вооружений основной упор был перенесен на морской компонент СНВ-2, в которой США традиционно имели значительное преимущество.
Выход США из Договора по ПРО и отказ от ратификации СНВ-2 коренным образом меняют геостратегическую ситуацию, разрушают юридический фундамент процесса разоружения. Но нет худа без добра. Россия обрела возможность отказаться от весьма обременительной для нее ликвидации многозарядных межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и сохранить их главенствующую роль в составе СЯС. Однако, судя по сообщениям в СМИ, руководство Минобороны и Генштаба продолжает отстаивать прежний план реформирования СЯС, в котором главный удар наносится по ракетным войскам стратегического назначения (РВСН): из 19 ныне действующих ракетных дивизий планируется ликвидировать 15, оставив в боевом составе только четыре. Это означало бы полный разгром РВСН.
В сущности, американская сторона никогда не добивалась ослабления ни морского, ни авиационного компонентов СЯС России. Ее главная цель - всемерное ослабление группировки российских наземных МБР под предлогом их якобы дестабилизирующей роли. Что же касается морского компонента СЯС, Россия в силу экономических причин за прошедшее десятилетие не могла ввести в боевой состав ни одного подводного ракетоносца. Торжественно заложенный в 1996 году ракетоносец "Юрий Долгорукий" находится на стапелях, и конца и края работам не видно. Более того, не хватает средств на проведение среднего ремонта подлодок каждые 7 - 8 лет, вследствие чего они преждевременно выходят из строя. При этом стараются не упоминать о том, что 80 - 86 процентов подлодок постоянно находится на базах, представляя собой превосходную мишень. Все это закономерно приведет к тому, что Россия ликвидирует свои МБР, а заменить их ракетами подлодок не сможет. Вряд ли с такими "козырями" можно надеяться на выигрыш "в политическом покере" в ходе майской встречи. (С резкой критикой планов реформации СЯС резонно, по-моему, выступил председатель Комитета Госдумы по обороне генерал армии Андрей Николаев.)
В ходе предварительных переговоров по будущему соглашению СНВ-3 было озвучено предложение США не уничтожать снимаемые с носителей боезаряды, а вывозить их в резерв с таким расчетом, чтобы в случае необходимости в короткие сроки вернуть на сохраняющиеся носители. Речь идет о создании "возвратного" потенциала объемом 4000 боеголовок. В противоположность этому России предстоит уничтожение значительной части носителей и, следовательно, хранение снимаемых с них боеголовок не имеет смысла, ибо возвращать их будет просто некуда.
Сохранение в США в общей сложности свыше 6000 ядерных боезарядов невозможно объяснить традиционными ссылками на угрозу со стороны "стран-изгоев", и единственное их предназначение состоит в возможности военно-политического давления на Россию и Китай. В этих условиях для России сдерживающая роль ядерного оружия отнюдь не теряет значения. Об этом, кстати, со всей определенностью говорится в заявлении Всемирного Русского Народного Собора, собравшегося в ноябре 1996 года под эгидой Русской православной церкви. В нем, в частности, указывается: "Россия еще долго не сможет обойтись без своего ракетно-ядерного щита. Более того, экономика нашей страны, ее вооруженные силы ослаблены настолько, что лишь ядерное оружие, уже созданное великими трудами и жертвами всего народа, в современной ситуации является единственным оставшимся у России эффективным средством обороны. Мы обращаемся к президенту, правительству, Федеральному Собранию с требованием соизмерять каждый шаг, имеющий отношение к судьбе оборонного ядерного щита нашей страны, с долговременными национальными интересами".
Создается впечатление, что иерархи Русской православной церкви в вопросах национальной безопасности порой разбираются лучше и подходят к ее оценке с большей ответственностью, чем некоторые наши политики и военачальники.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников