09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕТ ОЛЕНЯ - НЕТ ЭВЕНКА

Сидоров Анатолий
Опубликовано 01:01 10 Апреля 2002г.
Скандальное событие произошло в день открытия съезда: в оленью упряжку семьи оленеводов Тайшиных врезался автомобиль. Итог встречи детей природы с плодом цивилизации таков: шесть животных погибли, двое нарт - вдребезги. Урон для семьи, в которой шестеро детей, - около 40 тысяч рублей. Но никакого документа по факту ДТП, гибели скота и имущества нет.

Однажды на Таймыре я был свидетелем такого же бесправия. С ненцем Володей мы приехали с далекой рыбацкой точки в его родной поселок Носок. Володя привез старикам родителям десятка полтора рыбин в подарок. Инспектор рыбоохраны тут же вышвырнул его из лодки, конфисковал "браконьерский" улов и составил акт для передачи - куда бы вы думали? - в суд. А ведь отобрать у ненца рыбу и мясо равносильно тому, что у русского отнять ломоть ржаного хлеба. С чукчами и ненцами не посчитались и тогда, с горечью рассказывал мне заместитель губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа Николай Бабин, когда крепкие колхозы и совхозы расформировали, поделив на паи по 5 - 10 оленей на работника. Большинство оленеводов осталось без работы и зарплаты. Скот пошел под нож на пропитание либо был продан по дешевке. Кончилось тем, говорилось на 2-м съезде оленеводов, что стадо этих ценных животных в стране сократилось вдвое.
- Беда в том, что исчезает не просто оленеводство, а этнообразующая отрасль, - с болью рассказывал мне делегат съезда от Эвенкии, член Совета Федерации Николай Анисимов. - У нас ведь говорят так: есть олень - есть эвенк, нет оленя - нет эвенка. Сегодня в округе оленей нет. Их заменили безработица, болезни и беспробудное пьянство. И эвенков осталось меньше двух тысяч.
Конечно, жизнь в Заполярье понемногу налаживается. Участников съезда, многие из которых прибыли на этот форум прямо из тундры с кочевий, в Салехарде поразили два события. Открытие роскошного, построенного турками из суперсовременных и самых модных материалов Дворца молодежи "Полярис" с блескучими и трескучими игровыми автоматами, баром и кегельбаном, а также щедрый губернаторский банкет. По дворцу оленеводы не шли, а крались, боясь поскользнуться на полу. А с банкета ушли трезвыми, опровергнув расхожее утверждение о своих избыточных алкогольных пристрастиях, - настолько их повергло в шок съестное и питейное изобилие, о существовании которого в жизни они просто не подозревали. Ведь труд и быт современного российского оленевода ничем не отличаются от условий существования его средневекового собрата - тот же чум как жилище. Та же одежда из шкур оленя, выделанных примитивным дедовским способом. Та же еда - чай, хлеб, оленье мясо и табак.
- Нынешнюю жизнь коренных народов Крайнего Севера без натяжки можно назвать трагедией, - говорил с трибуны съезда президент Союза оленеводов России Дмитрий Хороля. - Заболеваемость у них в полтора раза выше среднероссийских показателей. Половина - неграмотна. Каждый четвертый живет на минимальную пенсию, но лишь каждый шестой ненец, чукча, эвенк или долган доживает до пенсионного возраста.
Старая как мир ситуация: там, где разруха и нищета, выигрывают ловкачи. Беспорядок в оленеводческой отрасли, с горечью рассказывали мне оленеводы в кулуарах съезда, - прямой путь к обогащению тех, кто и хорея (палки для управления оленями) никогда в руках не держал. Уже есть "специалисты", которые тысячами продают олешков из одного северного региона в другой. Отсутствие твердой цены на оленя (она колеблется от 2 до 5 тысяч за голову) лишь способствует продолжению многовекового обмана доверчивых жителей тундры. Закупочная цена на диетическое мясо едва достигает 30 - 35 рублей, но в магазине тут же подскакивает до 70 рублей за килограмм. А вокруг лекарственных пантов на съезде вообще разразился скандал. Цена их колеблется, по утверждению депутата Госдумы Ямало-Ненецкого АО, вице-президента ассоциации "Ямал - потомкам" Хатяко Езынги, от 20 до 50 рублей за килограмм. Реальная стоимость должна бы достигать десятикратной суммы. Но нищим оленеводам деваться некуда - продают и чуть ли не даром.
- Что они сиротками прикидываются? - говорил мне один местный начальник. - У них на сберкнижках по 100, даже по 300 тысяч рублей накоплений.
Оставим на его совести эти фантазии. Мне же вспомнился "богатый" чум Тайшиных с допотопной буржуйкой посередине, радость их малыша, схватившего принесенную мной конфетку - голодные глаза понурых, с обломанными рогами оленей... Возможно, среди северян есть богатые люди. Но это уж точно не пастухи-оленеводы.
- Простым разведением оленей ни отрасль, ни коренные малочисленные народы уже не спасти, - считает губернатор ЯНАО Юрий Неелов. - Надо решать вопрос о рентной оплате за использование природных ресурсов на территориях проживания аборигенов. Это даст возможность направить на их развитие значительные отчисления от продажи газа, нефти, драгоценных минералов.
След вездехода в тундре заживает не менее 10 лет. Значит, оленеводу нужен мощный, но щадящий транспорт. Такой тундроход на воздушной подушке есть - по цене в 15 - 20 тысяч долларов. Для его приобретения, тут же, в зале съезда, подсчитали мы, потребуется 10 тысяч самых жирных оленей. Это годовой запас мяса для полутора тысяч семей оленеводов. Поэтому таймырский оленевод Махачи Яптуне твердо уверен, что олень по-прежнему незаменим. Как, впрочем, и сам убогий чум - источник туберкулеза и прочих заболеваний. Говорят, никакие попытки заменить его цивильным жильем успеха не принесли.
Кажется, с этим уже согласны все - аборигены Крайнего Севера действительно могут вымереть без оленя, несмотря на огромные усилия по приобщению их к благам цивилизации, к примеру в том же Ямало-Ненецком автономном округе.
- Дети оленеводов уже не убегают прятаться в тундру при виде вертолета, собирающего их в школу, - рассказывала мне директор Горнокнязевской малокомплектной школы-сада начального общего образования Приуральского района ЯНАО Екатерина Бубнива. - Но они труднее своих русских сверстников усваивают общепринятые знания. У них все - мышление, психика, поведение - другое. За последние пять лет только одна девочка уехала от нас доучиваться в среднюю школу. Остальные твердо намерены остаться дома - в тундре, рыбацких поселках и заниматься местным промыслом вместе с родителями. Что с ними будет, если олени уйдут в небытие?..
Резонный вопрос, ибо олени уходят в мир иной, и стремительно. С 1990 по 1995 год они исчезали с печальной "скоростью" - по 113 тысяч голов в год. Потом по 80 тысяч штук. Это, так сказать, цивильная резня. Но есть еще "волчья доля": от 7 до 10 тысяч рогатых в год. По 25 тысяч штук ежегодно убегают вслед за дикими собратьями в тундру и гибнут там. А браконьерская статистика учету вообще не поддается. Таким образом, в Магаданской области осталось лишь 16 процентов поголовья, в Амурской - 45, в Хабаровском крае - 22 процента. Чукотка урезала свое стадо в 5 раз.
По данным Союза оленеводов России, 40 малых коренных народов Крайнего Севера находятся на грани исчезновения и выживают только за счет высокой рождаемости, ибо смертность мужчин за последние 10 лет выросла в 6,5 раза, а женщин - в 19 раз. Того и гляди, что все они уйдут на небо вслед за своими олешками.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников