Чтоб не пропасть поодиночке, или Эволюция для хоум сапиенс

Одни из самых жестких «антикоронавирусных» мер приняты в Израиле. Фото: Синьхуа, globallookpress.com

Что нас ждет в «поствирусном» мире - тотальная слежка и контроль или взаимное уважение и доверие?


Никто сегодня не может точно сказать, каким будет мир, когда болезнь отступит. Каждый новый день, каждый шаг, который власти предпринимают для борьбы с инфекцией, определяют, что нас ждет в будущем — тотальная слежка и контроль или взаимное уважение и доверие.

На этой неделе число официально подтвержденных случаев заражения COVID-19 в мире перевалило за 1,5 млн и продолжает стремительно расти. США вышли на первое место в печальной статистике, а Испания обогнала Италию и оказалась на самом пике. В то же время Австрия, Дания, Чехия смягчают условия карантина и теперь просят своих жителей только носить маски и соблюдать социальную дистанцию. А Швеция так и не ввела карантинных мер.

Пока вирусологи и эпидемиологи не могут дать однозначного ответа, какая из стратегий правильная — жесткая изоляция населения или же управляемая вспышка и наработка коллективного иммунитета. Не меньше споров вызывает и другой вопрос: какие методы допустимы в нынешние отчаянные времена, а к каким не стоит прибегать даже под предлогом всеобщего блага?

Юваль Ной Харари, автор бестселлера «Sapiens: Краткая история человечества» в философской статье для Financial Times пишет, что COVID-19 поставил человечество перед глобальным выбором между тоталитарной слежкой и расширением прав и возможностей человека.

Так, власти Сингапура, наученные атипичной пневмонией 2002 года, сделали ставку на информированность и сознательность своих граждан. Это государство одним из первых (и немногих) ввело массовое тестирование населения, а медики выступали с отчетами чуть ли не круглосуточно. Итог — менее полутора тысяч случаев заболевания начиная с 15 марта и шесть смертей.

Сингапур часто обвиняют в том, что государство вторгается в частную жизнь граждан и регламентирует ее. Но в Сингапуре отлично налажено санитарное просвещение населения. Здесь на автобусных остановках вместо рекламы клеят плакаты о том, почему важно мыть руки после посещения туалета. А все школьное образование ведется на английском — еще и для того, чтобы жителям были доступны и понятны самые последние научные разработки, медицинские открытия, мировые тренды и дискуссии. Когда любой терапевт может свериться с опытом коллег с другого конца света, а каждый сомневающийся свободно читает репортажи из стран об их ошибках и выводах в аналогичных ситуациях, это, знаете ли, сильно помогает.

Но вот вопрос: почему в Сингапуре, где штраф за брошенный окурок составляет 350 долларов, не стали вводить штрафы за несоблюдение антикоронавирусных мер? Или почему в Израиле против нарушителей самоизоляции задействовали дроны и систему распознавания лиц, рассчитанную на выявление террористов, а в Южной Корее отказались от слежки за населением?

Каждое государство располагает набором мер воздействия на своих граждан — все они, по сути, сводятся к наказаниям и поощрениям. И их действенность, как полагает Харари, зависит от уровня доверия. Люди должны доверять ученым, чиновникам, СМИ, чтобы спокойно и осознанно соглашаться с решениями наверху.

Эта теория предполагает, что люди, ринувшиеся жарить шашлыки в Подмосковье после объявления нерабочей недели, — необязательно необразованные или неумные. Возможно, они просто усвоили, что государство способно их обманывать, как не раз это уже делало.

Ярким примером доверия к гражданам стала Германия — там правительство переводит внушительные суммы (до пяти тысяч евро) всем, кто обращается за помощью, жалуется за просевший бизнес, ставшие непосильными кредиты или задержки зарплаты. Деньги отправляют буквально на следующий день, практически не требуя подтверждений, причем не только гражданам, но и тем, кто, не имея гражданства, работал в этой стране.

Власти ФРГ объясняют: потом, после коронавируса, возможно, они начнут перепроверять, имели ли право люди на эти выплаты. И кому-то, вполне вероятно, придется вернуть пособие государству. Но, во-первых, это будет потом, во-вторых — в рассрочку. А сейчас важнее не дать людям скатиться в панику и потерять все. И это очень контрастирует с заявлениями некоторых российских политиков о том, что «всем помогать — бюджеты треснут»...

 



Как вы думаете, должен ли оплачиваться труд домохозяек? Правительство считает, что нет.